ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– И нам тоже, – вставил один из матросов, добавив язвительное и совершенно нецензурное замечание по поводу сухопутных крыс вообще и ополоумевших миссионеров в частности.
– Но я же, – робко запротестовал Эбернати, – вовсе не просил вас вмешиваться в мои дела.
– Нет, вы не просили, – Джейми воинственно взмахнул мечом, – просила ваша дочь.
– Никак не пойму… Почему Сара… – Громкий звук мушкетного выстрела не дал миссионеру докончить свою мысль. Он со стоном повалился наземь, а так как выстрелы не прекращались, остальные последовали его примеру.
Отстреливаться им было нечем – весь запас пороха они израсходовали при спуске по склону. Обороняться от разъяренной толпы оставалось лишь кинжалами. Тем не менее, как только выстрелы затихли, Джейми произнес с наигранной беззаботностью:
– Пошли, ребята. Не то наши головы будут торчать на кольях у оград в качестве пугал.
Сделав всего лишь несколько шагов, он удивился тому, что не слышит за собой шагов преподобного Эбернати. Проклиная все на свете, Джейми повернул назад. Если этот идиот решил все же идти обратно, то он, Джейми, мешать ему не станет! Своя рубаха ближе к телу, да и ребят жалко.
Тем не менее, капитан возвращался: вдруг Эбернати ранили? И действительно, до его слуха донесся тихий стон. Заметив лежащего миссионера, Джейми опустился на колени и поспешно перекинул его через плечо. Выяснять, насколько серьезно ранение, было некогда.
Сгибаясь под весом преподобного Эбернати, Джейми побежал вдогонку за своими. Вскоре все выбрались из зарослей бамбука и кинулись к берегу.
Там метались китайцы с факелами в руках, вооруженные длинными палками. Услышав перестрелку, они, очевидно, решили помочь извести иноземцев, мрачно подумал Джейми. Дернув плечом, чтобы поднять сползающего Эбернати, капитан вытащил кинжал и стал пробиваться сквозь враждебно настроенную толпу.
При виде грозного отряда китайцы дрогнули и, отступив, дали ему пройти к баркасу, стоявшему на приколе у илистого берега.
– Пришли! Самое время! – с облегчением приветствовали их двое матросов, оставленные у шлюпки. – Здесь становится неуютно!
– Скоро будет и того хуже! – прорычал Джейми. – Живо за весла!
Опустив миссионера на дно лодки, он с кинжалом в руке стоял рядом, пока в нее не прыгнул последний матрос. Затем подтолкнул ее своим могучим плечом и сел сам. Шлюпка вышла из прибрежного ила и помчалась прочь от берега. Матросы гребли как бешеные.
Едва они миновали мелководье, как в рыбацкой деревушке появились первые преследователи из Донг-Ло. Видя, что добыча ускользает, они открыли огонь по шлюпке. Последствия не замедлили сказаться: одна пуля расщепила весло, другая попала в гребца, и тот, вскрикнув, повалился на соседа.
Но вскоре китайцы попрыгали в сампаны и бросились в погоню.
– Эти лодчонки ходят быстрее нашей шлюпки, – мрачно заметил один из гребцов. – Они нас вмиг догонят.
– Возможно, – откликнулся Джейми, – но мы так легко не сдадимся. Надерем им сначала задницы…
Вдруг ночную тишину разорвал оглушительный рокот. На корме «Феникса» матросы заметили яркую вспышку, и над головами засвистели снаряды. Несколько мелких сампанов рассыпалось в щепки.
– Молодчина, Лайам! – с кровожадным удовлетворением прокричал Джейми, приблизившись к кораблю. – Кто-нибудь из наших пострадал?
– Африканец, капитан. Пуля угодила ему прямо в лицо. Он погиб.
Мрачно кивнув, Джейми наклонился к миссионеру. Его одежда пропиталась морской водой и кровью. Джейми посадил его, осторожно прислонив к своему плечу.
– Боюсь, я… – с трудом выговорил преподобный Эбернати, и его лицо исказилось страданием, – тоже… погибаю…
– Ну, до этого еще далеко! Держитесь, дружище! Мы извлечем пулю из вашей спины.
– Вряд ли… Слишком глубоко засела… Стрэйт!
– Не разговаривайте! Берегите силы.
– Мои дети… Им необходимо вернуться в Англию… Домой… Отвезите их туда…
– Возить пассажиров – не мое дело. Поберегите свои силы, чтобы отправить их самому.
– Вы должны…
Грохот бросаемых на дно шлюпки весел не дал миссионеру договорить. Перед ними высился «Феникс». У борта стояла взволнованная Сара, за ней – вся остальная команда. Бёрк приказал поднимать якорь и ставить паруса, а капитан на руках перенес раненого на палубу.
– Папа! – Бледная как смерть Сара упала на колени рядом с отцом. – Куда ты ранен?
– В спину, – ответил вместо миссионера Джейми.
– О Боже! Несите же его немедленно в каюту!
В полном отчаянии Сара схватила руку отца. Преподобный Эбернати издал долгий жалобный стон.
– Он умирает, Сара! – произнес Джейми.
– Нет! Нет! Он не может умереть! Я не допущу! – кричала Сара.
– Полагаю, он и протянул-то так долго лишь потому, что хотел увидеть вас.
– О папа!
Палуба заходила вверх и вниз – «Феникс» снялся с якоря.
– Не отчаивайся, доченька. Я вижу… сияние, исходящее от Господа Бога.
Слезы струились по лицу Сары. Она кивнула головой.
– Он зовет меня, – хрипел умирающий. – Я слышу его. Его и маму.
С каждым мучительным вздохом на губах Эбернати появлялись кровавые пузыри. Сара нежно обтирала их своим рукавом.
– Да храни Господь, дитя мое, тебя, Гарри и Эбби…
– И тебя, папа!
Глаза его закрылись, страшный хрип, вырывавшийся из его груди, затих. Огромным усилием воли Эбернати в последний раз открыл глаза и обратился к Джейми:
– Поручаю… тебе… позаботиться… о моей семье.
– Нет! – вскричала Сара, обеими руками хватая ладонь отца. – Нет, папа! Я присмотрю за мальчиками и за Эбигейл.
– Отвези их домой, – хрипел Эбернати, обращаясь к Джейми. – В Англию. А дочку мою возьми в жены.
Сара от изумления онемела.
– Да в своем ли вы уме? – вскричал Джейми. – Будто вы не знаете, кто я такой.
– Знаю… знаю, кто ты.
– И вы хотите, чтобы ваша дочь вышла за такого человека, как я?
– Да. Она спасет тебя.
– Если вам станет от этого легче, обещаю, что отвезу их домой. Но…
– Ш-ш-ш, – оборвала его Сара. – Папа хочет еще что-то сказать. – Она прижала к своей груди руку отца и наклонилась к нему как можно ниже. Еле слышно он прошептал:
– Благословляю тебя, дитя мое.
Еще один булькающий вздох. Ресницы умирающего в последний раз дрогнули, и душа его отлетела к Господу Богу.
Сара замерла. Долго сидела она без движения, не произнося ни слова. Медленно, невероятно медленно подняла руку отца, поднесла к губам и нежно поцеловала. Глаза ее были закрыты, она раскачивалась из стороны в сторону.
Джейми непроизвольно притянул Сару к себе и обнял. Но девушка ничего не замечала.
Тогда он оставил ее наедине с телом отца.
Как ей теперь прокормить Эбигейл и мальчиков? Где найти себе и им пристанище? Как она одна со всем этим справится? На помощь Стрэйта, разумеется, рассчитывать нечего. Эта ноша – ее, только ее, и ничья больше.
Но она справится, как обычно.
Сара скрестила руки отца на груди и тихо, нежно с ним попрощалась. Затем с помощью Джона Хардести подготовила тело. Дрожащими руками помогала она шить для него саван.
На рассвете тела миссионера и Африканца были опущены в бездну. Простая процедура похорон растрогала Сару до глубины души, особенно молитва, которую капитан произнес по каждому усопшему в отдельности. Затем все присутствующие по очереди подходили к стоявшей у борта Саре и в неловких выражениях высказывали ей свое соболезнование. Стрэйт, подошедший последним, остался стоять поблизости. На какой-то миг ее охватило желание припасть к нему, чтобы ощутить его силу. Почему-то его постоянное присутствие было ей приятно. И пока они стояли рядом, душевная боль Сары чуть утихла. Но это длилось считаные секунды. Она повернулась и со вздохом направилась в свою каюту.
– Поговорим позднее, Сара, – произнес Стрэйт, уступая ей дорогу. – Когда вы будете к этому готовы.
Она кивнула и стала спускаться вниз, благодарная капитану за то, что он так хорошо понимает ее состояние.
Кто бы мог подумать, что уже вечером следующего дня этот человек, заслуживший ее признательность, поведет себя так, что вызовет у нее беспредельное негодование.
Глава восьмая
– Что за чушь вы порете! – Сара выдавила из себя слабую улыбку, чтобы смягчить нечаянно вырвавшееся у нее грубое замечание. – Я и мысли такой не допускала, что вы повезете меня и мое семейство в Англию. Да и вы, уверена, вовсе не жаждете обременять себя пассажирами, от которых одни неприятности.
– Вы совершенно правы. Я не жажду.
Они сидели в кают-компании. Стрэйт обхватил ладонями хрустальный бокал с испанским портвейном и взглянул на Сару. Разделявший их стол красного дерева был уставлен тарелками с нетронутой едой: после гибели Окуны корабельным коком стал Джон Хардести, но даже Сара, у которой тридцать часов не было и крошки во рту, попробовав изготовленной им серой массы, предпочла ей сухари.
Но сейчас она и их решительно отодвинула от себя, услышав заявление Стрэйта о том, что он меняет курс и направляется в Макао за ее братом и сестрой.
Во время пребывания на «Фениксе» Сара стала невольной свидетельницей нападения пиратов, мошеннической торговли с китайцами, бегства от разъяренной толпы, перестрелки. И теперь не хотела, да и не имела права, подвергать брата и сестру подобным испытаниям.
У нее был собственный план действий: по возвращении в Макао она обратится за помощью к главному представителю Ост-Индской компании в Китае. Лорд Блэр высокомерен, но бессердечным его не назовешь. Он не откажет Саре и доставит всех Эбернати в Лондон на судне компании. А уже будучи в Англии, она разыщет родственников по материнской линии. Они, правда, до сих пор так и не простили маму, которая предпочла графу простого священника без гроша в кармане, однако кузен лорд Морвиль, Сара надеялась на это, предоставит ей кров, пока она не устроится.
А сейчас она должна убедить Стрэйта, что он может больше не беспокоиться за нее и за все ее семейство.
– Я благодарна вам за то, что отправились в Донг-Ло на поиски моего отца, – начала она совершенно искренне. – Но поверьте, я вовсе не рассчитывала, что вы и дальше будете нам помогать. Да я и не хочу этого.
– Хотите или не хотите – никакого значения не имеет. Ответственность за вас возложил на меня ваш отец.
– Он вряд ли в тот момент понимал, что говорит.
– Так или иначе, я дал ему слово.
– Мой отец… – Она замолчала, вспомнив о его страданиях, но взяла себя в руки и попыталась снова заговорить: – Мой отец был смертельно ранен и терпел страшные муки. Едва ли он отдавал себе отчет в том, что говорит.
Стрэйт не ответил, но в этом и не было нужды: по его виду было ясно, он считает, что преподобный Эбернати здравомыслием не отличался вовсе.
Сара помрачнела. Она вспоминала, как сильно отец любил свое семейство, но не могла не признать, что в последние годы он стал фанатиком. Тем не менее, девушка не могла допустить, чтобы отца осуждал, даже в мыслях, посторонний человек. Особенно такой, как Джейми Керрик, который никак не может похвастать безукоризненным прошлым.
– Капитан, давайте будем честными друг с другом. И я больше не хочу быть вам в тягость, и вы не желаете далее нести это бремя. Вашего разговора с отцом, кроме меня, не слышал никто. Так забудем же о нем.
Сара тут же поняла, что совершила ошибку. Стрэйт сощурился. Плечи его под белой льняной рубашкой напряглись. Хоть он и продолжал сидеть в прежней небрежной позе, Саре померещилось, что перед ней тигр, изготовившийся к прыжку.
– Вы второй раз намекаете на то, что я могу не сдержать данного мною слова.
– Я никак не хотела вас обидеть.
– Не хотели?
– Нет!
Воцарилась напряженная тишина. Сара ругала себя за допущенный промах: она и забыла, что капитан свято блюдет установленный им самим кодекс чести, который держит в тайне. Он может заниматься контрабандой, вести распутный образ жизни, но если уж он – черт побери – дал обещание, то считает своим долгом его выполнить.
Однако Сара предпочла бы, чтобы именно это обещание он не исполнил. Шансы Эбигейл на удачное замужество и мальчиков на благополучное будущее сильно уменьшатся, если семейство Эбернати прибудет в Англию в сопровождении известного контрабандиста и распутника.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

загрузка...