ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Черт бы его побрал! Она не хотела, чтобы Андреас о ней заботился. Его доброта просто обезоруживала.
Элеана понимала, что должна была воспротивиться, когда он взял ее за руку, подвел к софе и посадил к себе на колени. Но это было так приятно, что слова протеста замерли на губах.
Таблетки начнут действовать только минут через десять. После чего Элеана встанет, поблагодарит его, проследит за тем, как он уходит, запрет дверь и ляжет в постель.
Временно сдаваясь, она щекой прижалась к его груди. А когда Андреас обнял ее крепче, услышала ровное биение его сердца. Так было уже много раз в ее жизни – в бытность ребенком, другом, потом любовницей.
Воспоминания, как кадры кинопленки, сменяли друг друга. Долговязая школьница с расцарапанными коленками, тогда она преуспела в танцах и получила первую премию на фортепьянном конкурсе. Но ничто не могло сравниться с близостью, возникшей между ними в последние три месяца, это было волшебство, настолько завораживающее, что равного ему не могло быть в мире…
Элеана ощутила его губы на своих волосах, и дыхание ее стало ровным и спокойным.
Когда она проснулась, сквозь шторы пробивался дневной свет. Элеана лежала на краю огромной постели в главной спальне, покрывало было откинуто в сторону. Недоуменно оглядев себя, она обнаружила, что на ней надеты лишь тонкие кружевные трусики.
Тут дверь комнаты открылась, и на пороге показалась высокая фигура Андреаса.
– А, проснулась. Голова прошла?
– Ты остался? – Голос ее прозвучал тихо и неуверенно.
Судя по всему, он только что вышел из душа: волосы его были влажны и спутаны, бедра обвязаны полотенцем.
– Ты не очень-то хотела, чтобы я уходил.
О Боже! Ее взгляд упал на лежащую рядом смятую подушку. Неужели они…
Нет, разумеется, этого не могло быть. Она бы помнила… Так ведь?
– Андреас…
Слова замерли у нее на губах, – сбросив полотенце, он натянул на себя трусы, потом брюки. Каждое движение сопровождалось завораживающей игрой мышц. Не в силах произнести ни звука, Элеана смотрела, как Андреас надевает рубашку и застегивает пуговицы.
Заметив, что за ним наблюдают, он улыбнулся. Улыбка вышла теплой, даже слишком теплой для того, чтобы предназначаться человеку, с которым находишься в ссоре.
– Не возражаешь, если я воспользуюсь твоей расческой?
Она открыла и закрыла рот, как рыба, вытащенная из воды, но слова не шли.
Поэтому она беспомощно махнула рукой в направлении ванной.
Увидев, что Андреас скрылся за дверью, Элеана начала лихорадочно соображать, чем бы прикрыть наготу. Он вошел как раз в тот момент, когда она сбросила с себя простыню, и ей пришлось торопливо натянуть ее обратно.
– Я приготовлю кофе, – сказал Андреас. – И чего-нибудь поесть. Десяти минут тебе хватит?
– Да. Спасибо, – кивнула она и удивилась своему разочарованию, когда Андреас вышел из комнаты.
А чего еще можно было ожидать? Что он подойдет к ней и поцелует? Начнет соблазнять? И все же где-то в глубине души Элеана желала его… очень желала.
Через десять минут она спустилась в кухню, наполненную ароматом свежеприготовленного кофе. Андреас как раз выкладывал омлет на тарелки, где уже лежали поджаренные ломтики хлеба, только и ждущие того, чтобы их намазали маслом.
– Ого, – удивилась Элеана, окинув стол оценивающим взглядом. – У тебя здорово получается!
– Готовить завтрак?
Одетая, она могла держаться с ним на равных.
– Наряду со многим другим, – признала Элеана и подошла к кофеварке.
Черный, крепкий, с двумя кусочками сахара – для начала дня лучше не придумаешь.
– Тебе налить?
– Налей, пожалуйста. – Он поставил тарелки на стол. – Иди поешь.
Элеана села на табуретку и заглянула в свою тарелку.
– Мне слишком много.
– Ешь! – приказал Андреас.
– Ты совсем как Катерина.
Протянув руку, он поймал ее за подбородок и повернул лицом к себе.
– Нет, я совсем не такой.
Поцелуй был чувственно нежен и необычайно ласков, и, когда он осторожно отстранил ее, она испытала искреннее сожаление.
– Мне пора. Не забудь, сегодня вечером мы идем на прием к Маннингам. Я позвоню днем, и мы договоримся о времени.
До свадьбы оставались считанные дни, напряжение возрастало. Катерина как будто неожиданно обнаружила множество дел, которые требовали немедленного разрешения, и к концу дня Элеане стало казаться, что уик-энд на Тасмании ей просто приснился.
Желая чувствовать себя как можно более уверенной, Элеана выбрала длинное, обтягивающее платье, глубокий вырез которого позволял любоваться ее слегка загорелой, золотистой кожей. Минимум драгоценностей – тонкая золотая цепочка, простой золотой браслет и ажурные сережки. Вечерние туфли на высоких каблуках довершали картину. Элеана внимательно изучила свое отражение в зеркале.
Черный цвет всегда считался в одежде классическим, неподвластным капризам переменчивой моды. Она нашла, что выглядит прекрасно. А если кто-нибудь обратит внимание на легкие тени под глазами, у Элеаны найдется объяснение и этому: из-за множества обязанностей перед свадьбой невеста просто обязана выглядеть несколько утомленной.
Андреас обещал забрать ее в половине восьмого, хозяева приема, на который они собрались, жили далеко от их дома. Элеана отдала бы все, что угодно, лишь бы не ехать, у нее не было никакого желания встречаться с многочисленными светскими приятелями и знакомыми. Но, увы, альтернативы не существовало.
Как только машина подъехала к дому, она быстро спустилась по ступеням и заняла место рядом с водительским. Андреас бросил на нее беглый взгляд, и Элеана усомнилась, способен ли он по-настоящему понять, сколько усилий стоит ей выглядеть безмятежной. Нервы ее были явно не в порядке, она чувствовала себя марионеткой, чьими движениями управляет искусный кукловод.
Знакомый запах одеколона, как всегда, возбуждающе подействовал на нее, заставил трепетать от желания.
– Как ты себя чувствуешь?
Всего несколько слов, всего-навсего дань вежливости, но почему-то сердце Элеаны сжалось.
– Прекрасно. – Что еще она могла сказать.
Интересно, приглашена ли Сарита? Она надеялась, что нет, хотя это было вполне возможно. Даже более чем возможно, ведь день свадьбы приближался, а это означало, что сопернице придется использовать даже малейший шанс.
Час пик на дорогах уже миновал, но, несмотря на это, дорога отняла у них почти час. Элеана решила прервать затянувшееся молчание:
– Ты уверен, что наше присутствие на этом приеме обязательно?
Андреас бросил на нее пристальный взгляд.
– Если ты беспокоишься о том, что встретишься там с Саритой, то не стоит.
У нее не будет возможности устраивать сцены.
– Неужели ты думаешь, что способен остановить ее? – скептически спросила Элеана.
Он вновь обратил свое внимание на дорогу.
– Увидишь.
– Надеюсь. – Вечер, кажется, обещал быть не таким уж скучным.
Они подъехали к нужному дому как раз вовремя, и Элеана с интересом посмотрела на стоящий возле него длинный ряд сверкающих машин. На первый взгляд гостей должно было быть не меньше тридцати.
Пятидесяти, поправила она себя, когда хозяин провел их через гостиную на крытую веранду. У нее был достаточный опыт в подобного рода мероприятиях, поэтому ей не составило труда смешаться с толпой приглашенных, время от времени обмениваясь с кем-нибудь из них ничего не значащими фразами.
Держа в одной руке бокал шампанского, Элеана заверила миссис Маннинг, что все приготовления закончены, что человек, занимающийся организацией свадьбы, – бриллиант чистой воды и что она с нетерпением ожидает дня бракосочетания.
В течение следующего часа ей пришлось повторить это множество раз. Все еще сжимая тот же самый бокал, Элеана подошла к столу с закусками и, взяв одну тарталетку с икрой, потянулась за второй.
– Не хочешь оставаться на ужин?
– Как ты догадался? – Она мило улыбнулась незаметно подошедшему Андреасу.
На его губах появилась легкая ответная улыбка.
– Надо было предупредить меня.
– Зачем?
Желание коснуться ее было непреодолимым, и он ласково провел кончиками пальцев по щеке Элеаны.
– Мы можем отправиться куда-нибудь и поужинать…
Ее глаза вспыхнули и стали похожими на глубокие темно-серые озера.
– Пожалуйста, не надо…
– О, привет! Рада вас видеть.
Услышав эти слова, Элеана тут же узнала женский голос и, повернувшись, изобразила на лице вежливую улыбку.
– Сарита!
Та ревниво оглядела Элеану и перенесла все внимание на объект своей страсти, с видом собственницы положив руку с превосходно наманикюренными ногтями на рукав его пиджака.
– Неприятности в раю, дорогой?
– С чего ты это взяла? – спросил Андреас, вежливо снимая ее руку. Тон был любезным, но взгляд – холодным и жестким.
– Язык жестов, дорогой, – пояснила брюнетка.
– Разве? – На его губах появилась ничего не значащая улыбка. – В таком случае с грустью приходится констатировать, что тебе недостает опыта.
Браво! – мысленно зааплодировала Элеана. Если забыть о том, что это касается ее лично, словесная дуэль становилась очень даже интересной.
– Ты знаешь, что это неправда.
– Только по слухам. – В голосе Андреаса появились опасные нотки, и только глупец мог не заметить их.
– Дорогой, что с тобой? Неужели у тебя такая короткая память?
– Мы с тобой часто встречались, часто сидели за одним столом. Вот и все.
Сарита с любопытством посмотрела на Элеану.
– Как скажешь. – Она рассмеялась и покачала головой. – Вопрос в том… поверит ли тебе Элеана. – Затем вновь повернулась к Андреасу. – Пока, дорогой. Желаю счастья в семейной жизни.
Вызывающе покачивая бедрами, Сарита скрылась в толпе гостей.
– Мне нужно подышать свежим воздухом, – сказала Элеана вслух и мысленно добавила: «И выпить еще бокал шампанского. Это поможет успокоить нервы, уменьшить впечатление от безобразной сцены, свидетельницей которой я только что стала».
Железные пальцы Андреаса сцепились на ее запястье.
– Я пойду с тобой.
– А я предпочла бы побыть одна.
– И доставить Сарите лишнее удовольствие?
Дорожки сада заливал яркий электрический свет. Гости сгрудились возле бассейна, раздавались звуки музыки, приглушенный смех.
– Можешь поверить, меня сейчас меньше всего волнует удовольствие Сариты.
Хватка его стала крепче.
– Я никогда еще не лгал тебе, дорогая.
– Все когда-нибудь случается в первый раз.
Он помолчал несколько секунд, прежде чем сказать:
– Я не позволю злобным интригам Сариты разрушить наш союз.
Подозрительная мягкость его голоса должна была бы насторожить ее, но сейчас Элеане было не до таких тонкостей.
– Союз? – с вызовом переспросила она. – Не будем обманывать себя. Наш так называемый союз есть не что иное, как обоюдовыгодное деловое партнерство. Ее понесло: слова срывались с языка легко, в голове не возникло и мысли о возможных последствиях. – Партнерство, скрепленное священными брачными узами, но направленное на сохранение весьма преуспевающей финансовой империи. – Улыбка ее выглядела чересчур лучезарной, чтобы быть искренней…
Реакция Андреаса была быстрой, и Элеана оказалась совершенно неготовой к тому, что произошло дальше.
– Что ты себе позволяешь! – воскликнула она разъяренно, когда он подхватил ее и перекинул через плечо.
– Везу тебя домой.
– Отпусти меня!
Его молчание свидетельствовало о твердой решимости, и она в отчаянии что было силы ударила его кулаком по ребрам. Никакого эффекта – Андреас не отпустил ее до тех пор, пока не донес до машины.
– Мерзавец! – выкрикнула она, не обращая внимания на выражение его лица, которое заставило бы отступить и человека не робкого десятка.
– Залезай в машину! – скомандовал он, открывая дверцу.
Глаза Элеаны полыхнули гневом.
– Не смей мне приказывать!
Хрипло выругавшись, Андреас притянул ее к себе, наклонился и поцеловал.
Она попыталась было сопротивляться, но он крепко удерживал ее голову. И Элеана сдалась, мысленно проклиная предательски слабеющее тело. Руки, только что колотившие по его плечам, замерли и сомкнулись у Андреаса на затылке.
Губы обмякли, она прильнула к нему, уже не думая о том, что всего несколько секунд назад ненавидела этого человека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...