ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Ночью все кошки серы, дорогуша. Разве ты этого не знаешь?
О Боже! Это уже переходило всяческие границы!
– Неужели? – От искусственной улыбки болели мышцы лица. – Тогда, вероятно, иногда стоит включать свет.
Победа была не столь уж велика, к тому же кратковременна. Вряд ли Сарита Хейден позволит кому-нибудь превзойти себя надолго.
– Элеана… – Рядом с ними появилась Анна. – Мы с твоей мамой только что говорили о цветах в церкви. Белые и палевые розы смотрятся просто замечательно, получается такая изысканная цветовая гамма.
Элеана лишь почетный гость, гвоздем сегодняшнего приема была готовящаяся свадьба. Оказалось совсем нетрудно переключиться на обсуждение деталей.
Запретными темами были только свадебное платье и торт.
Но все эти ответы и вопросы только утверждали ее во мнении, как много еще предстоит сделать и насколько важно следовать советам нанятого Катериной распорядителя церемонии.
Приглашения были уже разосланы и получены, каждому гостю отведено место.
Катерина очень боялась, что кто-нибудь из мальчиков или девочек простудится или заболеет какой-нибудь другой болезнью. К тому же один из детей, а то и все сразу в решающий день могли настолько переволноваться, что оказались бы не в состоянии двинуться с места и замерли бы как вкопанные посреди церковного прохода. От малышей в возрасте четырех – шести лет можно ожидать чего угодно.
– На свадьбе моей дочери девочка-цветочница на репетиции рассыпала лепестки по ковру просто безукоризненно, но в нужный момент не прошла и трех шагов, уронила корзинку на пол и вся в слезах убежала к матери, – сказала одна из женщин.
Элеана помнила этот случай, как и другой, когда мальчик, с неимоверной гордостью и чувством крайней ответственности несший атласную подушечку с кольцами, вдруг отказался отдать ее. Разразился скандал, завершившийся слезами малыша и общим замешательством.
Тогда это показалось ей забавным, да и теперь Элеану не слишком волновала возможность того, что дети совершат какую-либо ошибку или забудут свои обязанности. В конце концов, это свадьба, а не отрепетированная пьеса с участием профессиональных актеров.
Однако она знала, что мать придерживается совсем другого мнения.
Взглянув в направлении жениха, Элеана ощутила прилив знакомых чувств.
Темные, ухоженные волосы, великолепной формы голова. Прекрасно сшитый костюм подчеркивал ширину плеч. Слегка повернувшись, Андреас стал к ней в профиль.
Скульптурно вылепленное лицо, сильная челюсть. Хорошо развитые скулы и чувственные губы.
Как завороженная следила Элеана за каждым движением Андреаса… и представляла его обнаженным. Она прекрасно знала каждый сантиметр его тела, его кожи. В этот момент Элеана отдала бы все на свете за то, чтобы почувствовать его руку на своей талии. Можно было бы прильнуть к нему, предвкушая момент, когда они наконец-то останутся вдвоем.
Он испытывает к ней чувство искренней привязанности и откровенной симпатии, в этом она была уверена. Бывали моменты, когда Андреас, казалось, читал ее мысли. Но той особой, почти мистической связи, устанавливающейся между влюбленными друг в друга людьми, не ощущалось, как бы Элеане этого ни хотелось.
Знает ли Андреас, что она могла точно определить момент, когда он появлялся в комнате, для этого ей даже не надо было видеть или слышать его.
Срабатывало какое-то шестое чувство, и тело Элеаны реагировало так, будто Андреас касался ее…
Гости начали расходиться после одиннадцати часов. Однако Катерина и Георгос собрались только около полуночи.
Улыбаясь до боли в щеках, Элеана поблагодарила хозяев и под руку с Андреасом направилась к машине.
– Спокойной ночи, дорогая. – Наклонившись, Катерина чмокнула дочь в щеку.
Подождав, пока Андреас откроет дверцу, Элеана уселась, пристегнула ремень безопасности и откинулась на спинку сиденья.
– Устала? – спросил он, заводя двигатель.
– Немного. – Она закрыла глаза.
– Хочешь, чтобы я отвез тебя домой?
– Хороший вопрос. Только о каком доме ты говоришь? Моем, твоем или нашем?
– Выбор за тобой.
Так ли это? Новый дом был полностью отделан, оставались последние мелкие штрихи. Оказаться в своей спальне было весьма заманчиво, но утром мать наверняка учинит ей допрос с пристрастием. Кроме того, Элеана жаждала прикосновений его рук, ощущения его тела, ярости его губ.
– К тебе.
Андреас не сказал ни слова. Интересно, подумала Элеана, а вдруг ему все равно, куда бы я ни поехала?
До апартаментов Андреаса они добрались в полном молчании. Но, едва переступив порог, Элеана бросилась в объятия Андреаса, а позже, в постели, со страстью подчинялась всем его желаниям.
День выдался прекрасный, теплый, на ярко-синем небе не виднелось ни единого облачка. Около десяти часов Элеана, оставив машину на подземной стоянке и поднявшись по эскалатору, ступила на тротуар. Дел в этом районе у нее было немного – обойти четыре магазинчика, три из которых находились в одном квартале.
На это уйдет не более двух часов, прикинула Элеана, а потом обед с подружками. В три предстоял визит к парикмахеру, затем маникюр, а вечером просмотр иностранного фильма, который должен был выйти на экран только в следующем месяце.
Она любила выбирать себе одежду, обладая прирожденным вкусом. Делать покупки никуда не торопясь было приятно, и к концу своего похода Элеана оказалась вся обвешана пластиковыми сумками, от которых предстояло избавиться. А это означало, что придется вернуться к машине и уложить их в багажник…
Когда она вошла в ресторан, Деспина, Элизабет, Сара и Ребекка были уже на месте – две брюнетки, рыженькая и блондинка. Все они учились в одной школе, вместе мучились на уроках музыки и танцев и, хотя сильно отличались характерами и наклонностями, питали друг к другу искреннюю симпатию, крепко связывавшую их все эти годы.
– Ты опоздала, но мы тебя прощаем! – выпалила Деспина, прежде чем Элеана успела открыть рот. – Конечно, все понятно. Тебе надо было купить массу вещей. В наказание придется описать все в малейших деталях.
– Дайте сначала что-нибудь заказать, – взмолилась Элеана. И сказала склонившемуся над ней официанту:
– Минеральной воды с ломтиком лимона. И побольше льда.
– Ты купила, во что одеться в первую брачную ночь? – спросила Элизабет, и Деспина скорчила гримасу.
– Милая моя, в первую брачную ночь ей не понадобится ничего, кроме собственной кожи.
– Это верно. Но нужно же иметь что-нибудь прозрачное и сексуальное для начала, – вставила Сара.
– Да вы что, девочки, разве можно представить себе Андреаса, снявшего с нее свадебное платье, а потом облачающего в ночную рубашку? Хотела бы я на это посмотреть!
– Вам еще не надоело? – поинтересовалась Элеана, едва сдерживая смех.
– Еще нет, – объявила Деспина. – Надо же тебе хоть немного пострадать за все беспокойства, которые нам пришлось перенести по твоей вине. – Она начала загибать пальцы. – Примерки платьев, покупка туфель, репетиция свадьбы, возня с детьми как в церкви, так и вне нее, не говоря уже о салонах красоты и парикмахерских. – В ее глазах сверкнул смех. – И единственная награда за все это – поцелуй жениха.
– А кто сказал, что вы получите эту награду? – спросила Элеана с наигранной серьезностью. – Женатые мужчины не целуют других женщин.
– Если не будет поцелуев, мы перепачкаем краской свадебную машину, пригрозила Деспина.
– Леди, вы будете заказывать? – спросил подошедший официант.
– Да, да! – загалдели все разом и начали наперебой называть блюда и напитки, напрочь смутив беднягу, в чьем ведении находился столик.
– Вы неисправимы, – прокурорским тоном заявила Элеана, когда официант со вздохом облегчения удалился.
– Просто такой момент, дорогая. – Деспина примирительно пожала плечами. Последние великие девичьи посиделки; Через неделю, в субботу, ты присоединишься к разряду замужних дам, в то время как мы, бедняжки, будем и далее влачить жалкое существование, подыскивая идеального мужчину. Которых, уверяю тебя, осталось совсем немного на белом свете. – Она остановилась, чтобы перевести дыхание. – Если они хорошо выглядят, то ужасно говорят, или обладают отвратительными привычками, или имеют склонность к насилию, или, что хуже всего, не имеют денег.
– Какой цинизм! – с шутливой укоризной покачала головой Сара.
– Итак, скажи нам, дорогая, – вкрадчиво спросила Деспина. – Так ли Андреас хорош в постели, как вне нее?
– Это удар ниже пояса, – возразила Элизабет.
– Пусть так. Послушай, если ты его бросишь, следующая в очереди я, договорились? – Деспина лукаво подмигнула невесте. – Ты должна быть благодарна судьбе за то, что я твоя лучшая подруга.
– Да, так оно и есть, – искренне ответила Элеана.
Честность и надежность для нее много значили, и Деспина обладала обоими качествами, несмотря на то что была неисправимой болтушкой. Однако под безудержным весельем и радостной улыбкой скрывалось омраченное трагедией детство. Она рано осталась сиротой и пробивалась в жизни, рассчитывая только на себя. И весьма преуспела, став консультантом в области моды в одном престижном женском журнале.
– Ты так и не сказала нам, что купила, – заметила Ребекка.
– Но вы не дали мне никакой возможности.
– Даем ее тебе сейчас, – с важным видом позволила Деспина.
В ответ Элеана рассмеялась – было так приятно расслабиться, подурачиться с подругами.
– И какое мероприятие у тебя на очереди сегодня, – не отставала Деспина.
– Семейный ужин, поход в театр, званый вечер? Или, может быть, ты предпочтешь остаться дома, в постели с Андреасом?
– Что за гнусные намеки! – заявила Элеана озорно улыбающейся подруге.
– Но ты не ответила на вопрос.
– В центре искусств проходит фестиваль иностранных фильмов.
– Ясно, светские развлечения, – протянула Элизабет. – А что ты наденешь?
– Что-нибудь невероятно шикарное, – заявила Деспина. – Дай-ка подумать…
Черные вечерние брюки или юбку и тот изысканный, расшитый бисером жакет, что ты привезла из Франции. И минимум драгоценностей.
– Хорошо.
– Хорошо? Моя специальность мода, дорогая, не забывай. И то, что я сейчас тебе предложила, заслуживает гораздо большего, нежели простое „хорошо“.
– Уговорила, я так и оденусь, – миролюбиво заверила подругу Элеана.
Отказавшись от десерта, они заказали кофе, и в результате» Элеана чуть было не опоздала к парикмахеру. Дорожное движение во второй половине дня стало напряженным, домой она поспела только к шести часам, и оставалось всего около часа на то, чтобы принять душ, одеться, причесаться, подкраситься и поспеть к Андреасу к семи пятнадцати.
– Превосходно выглядишь, – заметил он, едва Элеана переступила порог.
Она могла бы сказать то же самое о нем: в темном вечернем костюме, белоснежной сорочке и черной бабочке Андреас смотрелся прекрасно. Даже более того, мысленно добавила Элеана, ощутив, как ее бросило в жар, а пульс мгновенно участился. Было так легко протянуть руки, броситься в его объятия и поднять лицо для поцелуя. К тому же Элеане очень этого хотелось.
– Выпьешь перед отъездом?
– Нет, спасибо. – Алкоголь на почти пустой желудок не самая лучшая идея.
– Как прошла встреча с подружками?
На ее губах расцвела улыбка, глаза засветились от удовольствия.
– Замечательно. Просто замечательно!
Взяв руку Элеаны, он поднес ее к губам.
– Как я понимаю; Деспина была в ударе?
– Да, так приятно просто посидеть, расслабиться, посмеяться. – Улыбка ее стала шире. – Учти, Деспина надеется поцеловаться с женихом.
– Поживем – увидим, – ответил Андреас и посмотрел на часы. – Похоже, нам пора. Движение сейчас интенсивное, да и с парковкой проблем не оберешься.
Показ был официальным, среди гостей присутствовали несколько представителей социальной верхушки города. Драгоценности женщин и их сшитые у лучших французских и итальянских модельеров платья стоили целые состояния.
Отыскав в толпе знакомых, Элеана перебросилась с ними парой ничего не значащих фраз. Казалось, ничто не могло испортить ее чудесного настроения, как вдруг за спиной раздался беспечный женский голос:
– Извините за опоздание. С этой парковкой одно мучение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...