ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эта женщина чувствовала себя обязанной вникать в каждую мелочь, требуя, чтобы все соответствовало ее до невозможности высоким стандартам.
Насколько Элеана помнила, вечной проблемой была постоянно увольняющаяся прислуга. Из-за нежелания матери предоставить им даже малейшую инициативу слуги появлялись и исчезали с поражающей быстротой.
Меню принес новый и совсем молоденький официант, поэтому они молча выслушали его деликатные рекомендации. Тщательно записав заказ, он удалился в кухню.
Отхлебнув глоток ледяной воды, Элеана обратилась к сидящему напротив нее собеседнику:
– Как бы ты посмотрел на то, чтобы сбежать и тайком сочетаться браком?
Андреас покрутил вино в бокале и, поднеся к носу, вдохнул его аромат.
– Есть ли у тебя какая-либо особая причина, оправдывающая риск навлечь на себя гнев Катерины?
– Да, пожалуй, из этого нечего не выйдет, – мрачно согласилась она. Хотя я почти готова послушаться голоса разума и пойти на скандал.
Официант принес закуски.
– Потерпи. Осталось всего две недели, дорогая, – напомнил ей Андреас.
Целая вечность! Элеана не была уверена, доживет ли до конца срока невредимой.
Давно надо было обзавестись собственной квартирой. Да она и сделала бы это, если бы Катерина не посчитала идею просто смехотворной, ведь в распоряжении Элеаны находилось целое крыло дома, с гимнастическим залом и сауной. У нее была своя машина, отдельный гараж, и чисто теоретически она могла приходить и уходить, когда ей заблагорассудится.
Взяв вилку, Элеана попробовала спагетти. Божественно. Соус тоже был превосходен.
– Нравится?
Она намотала очередную порцию и протянула ему вилку.
– Попробуй сам.
Элеана вовсе не намеревалась превращать этот жест в интимный. Но когда Андреас обхватил ее пальцы своими и, глядя ей в глаза, поднес вилку ко рту, сердце забилось как сумасшедшее. Ему не надо было даже стараться, его обаяние действовало на нее безотказно.
С теплой улыбкой на губах Андреас отломил кусочек рыбного суфле, затем предлагающе поднес вилку ко рту Элеаны.
– Хочешь попробовать моего?
Она попробовала, однако, когда Андреас предложил еще, отрицательно покачала головой. Неужели он не понимает, как трудно ей сохранять хладнокровие и выдержку в подобные моменты?
– Завтра вечером у нас репетиция в церкви, – напомнил Андреас и увидел, как потемнели ее глаза.
Элеана отложила вилку, на время утратив аппетит.
– В шесть тридцать, – кивнула она со вздохом. – А потом званый обед.
На обеде должны были присутствовать родители жениха и невесты, сами виновники торжества, подружки невесты и их сопровождающие, девочки-цветочницы и мальчики, несущие подушечки с кольцами, а также их родители.
На следующий день планировали устроить вечеринку для близких друзей невесты. Хотя это тоже едва ли можно было назвать обычной вечеринкой, с легкой закуской и шампанским. Список гостей насчитывал пятьдесят человек, обслуживанием занималась специально приглашенная фирма, а развлечение приглашенных взяла на себя Катерина.
В добавление ко всему Элеана упорно отказывалась брать шестинедельный отпуск и собиралась уйти с работы лишь за две недели до свадьбы. Ибо работа занимала ее, отвлекала мысли и несколько снимала напряженность отношений с матерью. Плохо было то, что утренние и вечерние часы приходилось проводить в построенном Андреасом особняке, наблюдая за расстановкой мебели, настилкой ковров, подбором цветовой гаммы и выдерживая битвы с матерью, когда их мнения не совпадали и Катерина со своими советами перегибала палку. А это случалось весьма и весьма часто.
– Не принимай все близко к сердцу.
Взглянув на него через стол, Элеана заметила на губах Андреаса дразнящую улыбку.
– Я думала о доме. – И это было правдой. – Все получается очень хорошо.
– Тебя это радует?
– Как же я могу не радоваться? – удивилась она, представляя себе их будущее семейное гнездышко.
Состоящий из трех независимых друг от друга крыльев, соединенных галереями, он представлял гармоничный архитектурный организм, объединенный внутренним двориком. В интерьерах было просторно и светло. В подвальных помещениях располагались сауна и бассейн.
Пока что это была лишь витрина, место для приема гостей и деловых партнеров. Элеана же стремилась превратить суперсовременный особняк в настоящий уютный дом.
Подошедший молодой официант забрал их тарелки и принес основное блюдо.
Андреас ел с удовольствием. Он представлял собой совершеннейший образчик мужчины искушенного, динамичного и обладающего какой-то первобытной чувственностью, притягивающей к себе женщин как магнитом. Мужчины завидовали его деловой хватке и личному обаянию – смертельной, как говорится, комбинации.
Эти качества будущего мужа были прекрасно известны Элеане. И она порой сомневалась, достаточно ли в ней женского, чтобы надолго удержать его при себе.
– Вы будете заказывать десерт, мисс Паламос?
Стремление молодого официанта угодить важной клиентке вызывало почти неловкость, но она вежливо улыбнулась.
– Нет, благодарю вас, я удовольствуюсь кофе.
– Ты одержала очередную победу, – небрежно заметил Андреас, когда официант отошел.
В ее глазах заплясали чертики.
– Наконец-то ты сказал хоть что-то приятное.
– А тебе кажется, что я должен ревновать?
Об этом можно было только мечтать, подумала Элеана. Но поскольку сие невероятно, продолжать игру оказалось нетрудно.
– Что ж, он молод и хорош собой. – Она сделала вид, будто задумалась. Должно быть, студент университета, работающий по вечерам, чтобы оплачивать учебу. И это, несомненно, говорит в его пользу. – Выдержав внимательный взгляд темно-карих глаз Андреаса, Элеана ослепительно улыбнулась ему. – Как ты думаешь, согласится ли он стать мальчиком для развлечений?
От его мягкого смеха по ее коже пробежали мурашки.
– Думаю, мне пора отвезти тебя домой.
– Я приехала на своей машине, помнишь? – заметила она и увидела, как потемнели его глаза.
– Что это, стремление к независимости или намек на то, что сегодня ты не собираешься провести со мной ночь?
Ее губы сложились в ослепительную улыбку, однако во взгляде мелькнула насмешка.
– По мнению моей матери, удовлетворение твоих прихотей должно стать для меня первейшей обязанностью.
– А Катерина знает лучше? – Его голос прозвучал ровно, но Элеана не обманулась ни на мгновение.
– Моя мать считает, что нужно использовать все возможности, чтобы удержать мужчину при себе, – с беспечным видом ответила она.
Андреас не отводил взгляда, и она могла поклясться, что он читает ее мысли.
– Как и ты?
Элеана посерьезнела.
– У меня нет скрытых намерений. – Интересно, знает ли Андреас, что она его любит, любит так давно, сколько себя помнит? Элеана надеялась, что нет, это дало бы ему неоправданное преимущество.
– Допивай кофе, – мягко попросил он, – и пойдем. – Затем поднял руку, и к их столику тотчас Же подошел официант со счетом.
Элеана молча наблюдала за тем, как Андреас подписал счет, добавил щедрые чаевые и, откинувшись в кресле, задумчиво посмотрел на нее. Она почувствовала себя не в своей тарелке, но умело скрыла это. Андреас слегка прищурился.
– У тебя есть какие-нибудь планы на следующую неделю?
– У матери все расписано по секундам вплоть до самой свадебной церемонии, – заявила Элеана с несвойственным ей цинизмом.
– Значит, Катерине придется изменить свои планы.
Элеана с интересом посмотрела на него.
– А если она этого не сделает?
– Скажи, что я преподнес тебе сюрприз – билеты на самолет и оплаченное проживание в маленьком уютном отеле на весь уик-энд.
Глаза ее загорелись, и Элеана воскликнула:
– О, мой рыцарь в сверкающих доспехах!
Голос Андреаса звучал низко, хрипло, в нем чувствовался скрытый смех.
– Отрешишься от всей этой суеты. Хотя, увы, и ненадолго. – Поднявшись, он протянул Элеане руку, заглядывая, казалось, прямо в сердце. – Можешь поблагодарить меня потом.
Они пересекли зал. Кинувшийся им навстречу метрдотель был сама любезность.
– Я распорядился, чтобы швейцар подогнал ваши автомобили к главному входу.
Обе машины уже поджидали их. Андреас проследил за тем, как она села за руль «порше», и тронулся с места. Элеана последовала за ним. Подъехав к дому, где Андреас занимал весь верхний этаж, они заехали в подземный гараж, поставили машины в соседние боксы и в молчаливом согласии направились к лифту.
Нам вовсе не нужен особняк, решила Элеана несколько минут спустя, войдя в роскошный холл апартаментов Андреаса.
Шторы не были задернуты, и вид на залив потрясал своим великолепием.
Сказочное зрелище, восхитилась она, подходя к громадному, во всю стену, окну. Городские здания, уличные огни, яркая неоновая реклама – и все это на фоне безоблачного темно-синего неба.
Элеана слышала, как Андреас по телефону заказывает билеты и номер в отеле на следующий уик-энд.
– Мы вполне могли бы жить здесь, – пробормотала она, почувствовав, что он подошел к ней сзади.
– Могли бы. – Андреас обнял ее и притянул к себе.
Его щека прижалась к ее голове, теплое дыхание коснулось волос. И, почувствовав губы Андреаса на мочке уха, Элеана не смогла удержаться от легкой дрожи. Прикрыв глаза, она представила себе, что Андреасом движет любовь, а не примитивное физическое влечение.
Тем временем его губы скользнули по ее шее, одна рука легла на грудь, нащупывая чувствительный и сразу же напрягшийся сосок, другая – на талию.
Элеане захотелось поторопить Андреаса, понудить раздеть ее. Затем она в свою очередь сорвет с него одежду, чтобы между ними не осталось никаких преград.
Захотелось оказаться в его объятиях, отдать ему всю себя.
Но в отличие от нее Андреас никогда, даже в постели, не терял самообладания. Бывали моменты, когда Элеана с трудом сдерживалась, чтобы не крикнуть: «Да, я способна воспринимать Глорию как важную часть твоего прошлого, однако твое будущее принадлежит мне!» Но слова застревали в горле, ибо она понимала, что не сделает этого, боясь услышать ответ.
Повернувшись к Андреасу лицом, она потянулась к нему, ища его губы со всем пылом страсти. Уловив ее нетерпение, он как пушинку поднял Элеану на руки и понес в спальню.
Там, уже лежа на кровати, она принялась лихорадочно расстегивать пуговицы его рубашки. Затем скользнула губами по обнаженной груди Андреаса, нашла твердый сосок, прикусила его зубами, словно пробуя на вкус.
– Подожди. – Его голос звучал низко, немного хрипло.
Но Элеана, казалось, ничего не слышала. Пробежав пальцами по мускулистой груди Андреаса вниз, к плоскому, твердому животу, она взялась за пряжку ремня.
– Так ты хочешь поиграть? – раздался еле различимый в тишине спальни шепот.
Взяв Элеану за плечи, Андреас приник ртом в нежную ямочку у основания ее шеи. Знакомый аромат духов дразнил его обоняние, он прикасался губами к коже, нежнее шелка, ощущал содрогания, которыми отвечало на ласки тело лежащей под ним женщины.
Она была великолепной любовницей. Чувственной, любящей экспериментировать и радостно дарящей ему всю себя. Андреас скользнул губами ниже, поласкав коралловый сосок, удостоил своим вниманием другую грудь.
Понимает ли Андреас, что с ней творит? При мысли о том, что его искусные ласки могут быть всего лишь умелой имитацией, серией разученных движений, преследующих определенную цель, Элеана ощутила приступ щемящей боли.
До чего ей хотелось хотя бы раз почувствовать, как дрожит от страсти его тело… от страсти к ней, только к ней. Знать, что она может заставить его сходить с ума от желания, противиться которому невозможно.
Но не слишком ли это много – требовать от Андреаса любви? Ведь у нее на пальце сверкает его кольцо и скоро она будет носить его имя. Этого должно быть достаточно.
Однако Элеана жаждала большего, чем просто быть для Андреаса Спилиану подходящей партнершей в постели и очаровательной, заботливой хозяйкой дома.
Бери то, что он готов тебе дать, и будь благодарна за это судьбе, твердила она себе. Наполовину полная чаша все-таки лучше, чем совсем пустая.
Сомкнув руки на затылке Андреаса, она притянула его голову и впилась поцелуем в губы, а потом, скользнув языком по языку, начала совершать медленные круговые движения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...