ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Элеана…
Ей снился чудесный сон, но звук собственного имени разбудил ее… и сновидение превратилось в реальность. Антураж нисколько не изменился, как и мужчина, стоящий на расстоянии вытянутой руки от нее. Вот только их отношения были совсем иными, не такими, как в волшебном видении.
– Неужели так поздно? – воскликнула она, вскакивая.
В темно-сером костюме, светло-голубой рубашке и шелковом галстуке Андреас выглядел весьма импозантно.
– Я только приму душ и переоденусь, – заторопилась Элеана, отводя глаза в сторону, чтобы не видеть виновника своего смятения.
Пропустив Элеану, он последовал за ней в дом, прошел в кухню и, вынув из холодильника бутылку воды, открыл крышку. Затем, слишком возбужденный, чтобы сидеть или стоять на месте, начал прохаживаться по огромной гостиной.
Здесь кое-что изменилось. Появились подушки на креслах и диванах, развешенные по стенам акварели. Линии были четкими, колорит приглушенным, но комната приобрела уютный вид, став местом, где можно было хорошо отдохнуть.
Посмотрев на часы, Андреас увидел, что прошло только пять минут. Чтобы принять душ, высушить волосы, одеться и подкраситься, Элеане понадобится не менее тридцати.
Сорока пяти, поправился он, когда она вновь вошла в гостиную.
Платье цвета морской волны делало более заметным легкий загар и подчеркивало светло-каштановые волосы. А умелое употребление косметики придавало выразительность и глубину дымчато-серым глазам.
Выдержать его взгляд оказалось нетрудно, гораздо сложнее было успокоить участившееся сердцебиение. Тем не менее голос Элеаны прозвучал спокойно и размеренно:
– Пойдем?
Доверчивой, открытой, чудесной девушки, которую он знал еще неделю назад, больше не существовало. По крайней мере, для него. Куда-то исчез свойственный ей ранее искренний, звонкий смех. Взгляд стал сумрачным и озабоченным, пропала и непритворная теплота улыбки.
Сегодняшняя встреча с Саритой была тяжелой, но ради любимой он переживет не только это. От поспешности, с которой мерзавка согласилась на предложение, ему стало не по себе. Однако откладывать дело в долгий ящик Андреас не собирался и подробно объяснил ей, что сделает, если она еще хоть раз доставит Элеане какое-либо беспокойство.
Для того чтобы развеять сомнения невесты, Андреас предпринял экстраординарные усилия. Теперь он был полон решимости представить доказательства своей невиновности.
– Прежде чем мы отправимся, я хочу, чтобы ты прочитала вот это. – Андреас протянул ей конверт. – Возьми, Элеана.
– А не может это подождать?
– Нет.
Взгляд его был непреклонен, на скулах играли желваки.
– Прошу тебя. Просто прочти.
Открыв конверт, Элеана вынула содержимое. Сверху лежал листок с данным под присягой признанием, подписанным совершенно незнакомым ей именем.
Свидетель, однако, не нуждался в представлениях: имя Уэсли Беллами было у всех на слуху.
Бегло пробежав текст глазами, Элеана остановилась и медленно перечитала заверенные показания в том, что Сарита Хейден обратилась в фотоателье Десмонта Хэша со специальным заданием сфотографировать ее и Андреаса Спилиану в заранее оговоренных компрометирующих его обстоятельствах, обязуясь уплатить за каждый негатив изрядную сумму.
Мысленно вспомнив полученные от Сариты снимки, Элеана догадалась: Андреас был мишенью, Сарита – стрелой.
Она подняла на него глаза.
– Никогда бы не поверила, что она дойдет до такого.
Взгляд Андреаса посуровел.
– Не думаю, что она нас когда-нибудь еще побеспокоит. Об этом я тоже позаботился.
– Принял профилактические меры? – спросила Элеана и увидела, как потемнели его глаза от плохо скрытого гнева.
– Да.
Удивительно, порой одно слово действует сильнее, чем целая речь.
– Понимаю.
Она действительно начинала понимать, но это было еще не все.
– Прочитай второй документ, – попросил Андреас.
Элеана отложила листок с показанием. Под ним находилось еще несколько, заполненных юридическим текстом, весьма трудным для восприятия непосвященного. Однако Элеана уловила смысл: любое имущество, в какой бы форме оно ни находилось, унаследованное от любого из ее родителей, должно было оставаться в ее исключительном распоряжении. Со своей стороны Андреас Спилиану принимал на себя финансовую ответственность за концерн Паламоса и Спилиану.
Возникал естественный вопрос:
– Но почему?
– Потому что я тебя люблю.
Элеана словно окаменела. В комнате воцарилась мертвая тишина, длившаяся, казалось, бесконечно. Затем каким-то образом ей удалось выдавить из себя еле слышным шепотом:
– Если это хитрая уловка, то лучше уходи отсюда.
Она была не в силах скрыть охватившие ее эмоции. И выражение лица Андреаса смягчилось, преобразив его в человека, за которого можно было отдать жизнь.
– Я люблю тебя. Люблю! – с чувством произнес он. – Ты для меня дороже всего на свете. – Коснувшись пальцами ее подбородка, он проследил его контуры. Глаза Андреаса потемнели, голос снизился до невнятного бормотания:
– Раньше мне казалось, что любовь, которую мы разделяли с Глорией, уникальна. Но я оказался не прав. – Склонив голову, он прислонил ее к голове Элеаны. – Существовала ты. Всегда существовала. Привязанность возникла с момента твоего рождения. Уважение – за время превращение из ребенка в женщину. Восхищение – после того, как ты решила сама строить свое будущее.
Положив руки на плечи, он привлек Элеану к себе.
Как просто было уступить, и она уже не раз делала это в прошлом. Но сейчас ей требовалась ясность ума, незамутненного страстью.
Упершись в грудь Андреаса руками, Элеана безуспешно попыталась отстраниться.
– Я не могу думать, когда ты меня обнимаешь.
Его глаза были столь выразительны, что она боялась утонуть в них.
– А для тебя так важно думать сейчас? – ласково спросил он, и сердце у нее дрогнуло.
– Да. – Элеана явственно ощущала каждый свой вдох и выдох.
Андреас послушно опустил руки. Вряд ли она могла услышать то, чего ей хотелось, и Элеана медлила в неуверенности.
Его улыбка обезоружила ее.
– Собираешься выяснить все до конца, не так ли?
Она попыталась привести мысли в порядок, но ее сотрясала внутренняя дрожь, передавшаяся сначала губам, а потом и всему телу.
– Да.
Андреас засунул руки в карманы брюк. А Элеана как зачарованная смотрела на его искривившиеся в улыбке губы, обнажившие белые ровные зубы, глубокие складки, прорезавшие щеки, глаза, которые, казалось, видели все на свете…
– Я рассчитывал, что наш брак может стать благополучным. Мы с тобой одного происхождения, вращаемся в одном и том же обществе, имеем общие интересы. Кроме того, наш союз основывался бы на давнишней дружбе и привязанности друг к другу… Поначалу мне казалось, что этого вполне достаточно, и я никак не предполагал, что мои чувства к тебе перерастут в нечто большее, гораздо большее…
Элеана просто обязана была задать главный вопрос:
– А теперь?
– Теперь я хочу стать частью твоей жизни, сделать так, чтобы ты нуждалась во мне так же, как я нуждаюсь в тебе. Как в жене, друге, как в частичке моей собственной души. – Вытащив руки из карманов, он взял ее лицо в ладони. Хочу любить тебя так, как ты этого заслуживаешь. Всем сердцем. Всю оставшуюся жизнь.
Почувствовав наворачивающиеся на глаза слезы, Элеана быстро заморгала, пытаясь смахнуть их. В этот момент она была не в состоянии вымолвить ни слова.
Понимает ли она, насколько уязвима, подумал Андреас. Интимные ласки оружие сильное и убедительное, требующее минимальных усилий. Было так легко склониться к Элеане, привлечь ее к себе и дать почувствовать, что с ним творится. Ласкать ее тело, овладеть ее губами…
Но ничего этого он не сделал.
– Да.
Одно-единственное слово, но Андреас испытал огромное облегчение. Все остальное не имело значения – только их любовь и дальнейшая совместная жизнь.
– Без всяких условий и оговорок?
Она покачала головой.
– Без всяких.
– Сказано уверенно, – произнес Андреас хриплым голосом и, заключив Элеану в объятия, запечатал ей рот поцелуем, поначалу нежным, как бы робким, затем все более страстным и лихорадочно-чувственным.
Казалось, прошла вечность, прежде чем он поднял голову, оставив ее обессиленной и держащейся на ногах только при поддержке его сильных рук.
– Так ты мне веришь?
Проникновенный голоса Андреаса, его серьезный тон заставили Элеану поднять глаза. Ответ мог быть только один:
– Да.
– Тогда пойдем.
– Хорошо.
– Какая покорность! – поддразнил он, касаясь губами ее виска.
Элеана мгновенно повернула голову так, что их губы встретились, и ответила ему жарким поцелуем.
Пару минут спустя Андреас с явной неохотой отстранился.
– Трудно не поддаться искушению заняться с тобой любовью прямо здесь и сейчас.
На ее губах появилась лукавая улыбка.
– Но все же ты не собираешься этого делать?
Взяв за плечи, он слегка встряхнул Элеану.
– Поверь, это просто немного откладывается, дорогая. – И, развернув ее, подтолкнул к двери.
– Может, скажешь, куда мы идем?
– Сейчас узнаешь.
Выведя ее наружу, он свернул на дорожку, ведущую мимо бассейна, к павильону, утопающему в зелени.
– Сюда? – озадаченно спросила Элеана, оказавшись на ступеньках входа.
Как будто по волшебству вспыхнул свет, озаривший павильон. При виде представителя органов власти, старинного приятеля Андреаса и его жены, стоящих возле небольшого стола, накрытого расшитой скатертью, глаза ее недоуменно расширились. На столике стоял букет прекрасных белых роз на длинных стеблях, чьи полураскрытые цветы источали дивный аромат, и лежала книга записи актов гражданского состояния.
– Андреас…
Но, задавая вопрос, она уже прочла ответ в его темных, полных любви глазах.
– Это только для нас, – ласково ответил он, беря Элеану за талию и притягивая к себе. – Субботнее представление – для наших родителей и гостей.
Она стояла в полнейшем ошеломлении, не зная, плакать ей или смеяться.
– Согласна? – спросил Андреас.
С внезапно забившимся сердцем, она радостно улыбнулась.
– Да.
С предисловиями было покончено, и Элеана торжественно заняла место рядом с Андреасом.
Если кто-то из присутствующих и был удивлен нарядами жениха и невесты, то никак не показал этого. Все их поведение демонстрировало искреннее уважение к свершающемуся здесь событию…
Андреас надел на ее палец кольцо, усыпанное мелкими бриллиантами, а она простой золотой ободок на его. В каком-то странном полузабытьи слушала Элеана, как их объявляют мужем и женой, а затем, подняв к нему лицо, ощутила на губах теплый, полный сдержанного чувства поцелуй.
О Боже, я чувствовала себя почти что на небесах, подумала Элеана, когда Андреас неохотно разжал объятия.
От него словно исходил испепеляющий жар, отражающийся во взгляде, и, кокетливо посмотрев теперь уже на мужа, она ощутила острый укол физического желания.
В ведерке со льдом их ожидало шампанское, и Андреас, открыв пробку, наполнил бокалы пенящейся холодной жидкостью.
Выслушав поздравления присутствующих, Элеана отхлебнула шампанского, пузырьки пощипывали язык и горло. Каждая минута казалась ей бесконечной.
Но вот с формальностями и любезностями было покончено, и новоиспеченные муж и жена остались одни.
Элеану переполняла светлая, ничем не замутненная радость. Замужем!
Замужем за Андреасом Спилиану, который любит ее! В это невозможно было поверить. Ей не терпелось задать множество вопросов, но нет, не теперь.
Время вопросов наступит позднее.
Теперь же Элеане хотелось лишь того, чтобы этот момент длился как можно дольше.
Андреас подошел к ней сзади, обнял, его губы коснулись ее затылка, потом, дразня, прикусили мочку уха.
– Что ты так притихла?
– Мне кажется, что мы с тобой одни в целом мире, – мечтательно произнесла она и тихо рассмеялась. – Почти. Если не обращать внимания на городской пейзаж и отблеск уличных огней.
– Думаю, что тебе хочется спросить меня кое о чем, правда? – загадочно улыбнувшись, спросил он.
Скользнув в вырез платья, его ладонь нашла упругую грудь, заставив Элеану застонать от наслаждения, когда опытные пальцы начали творить чудеса с нежным соском.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...