ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока

 новая информация для научных статей по экономике 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ведь „курируемая“ им отрасль не только не поднималась в гору, но все больше и больше приходила в упадок (что, впрочем, было мало связано с той или иной руководящей личностью). Конечно, как сказал известный английский поэт и писатель Р. Киплинг, Запад есть Запад, Восток есть Восток. Но это глубоко, безусловно, определение все же не устраняет налёта загадочности в карьере ….».
Отсутствие особого успеха нового секретаря по сельскому хозяйству отмечали многие. Действительно, определённая неясность есть. Но она, похоже, объясняется довольно просто. Вспомним, разрекламированную в своё время «Продовольственную программу», которая разрабатывалась при деятельном участии будущего перестройщика. Дело-то, казалось, хорошее. Ещё немного и вся страна будет сыта и довольна. Чем же все кончилось, чего добился ?
«…Он все-таки был в основном озабочен чисто политическими результатми…Поэтому вполне естественно, что он немедленно напрочь забыл о своей „программе“, как только скончался. Наступила иная эпоха, начались иные игры».
Уже одна эта непоследовательность и голая демагогия должны были бы насторожить. Нет, не насторожили. Он не был исключением. Пустозвонство и демагогия не были редкостью в среде молодой поросли номенклатуры.
Но не только это было характерно для будущего великого перестройщика. Было и другое. Говорят, что секретарь ЦК КПСС вёл себя в Москве смирно и не пытался высунуться. Та же «Продовольственная прогромма» не приписывалась тогда, это называлось коллективным творчеством КПСС.
Выделяться нужно было тоже с умом, могли и не понять. Его же поняли, как ему нужно было. «В конце 1980 года стал не только секретарём ЦК, но и членом Политбюро». Дослужился.
3.1.3. Но один нечего бы не смог сделать. Он был типичным представителем нового поколения коммунистической номенклатуры, взращённым в тепличных условиях (созданных титаническим трудом при ), когда на смену скромности и идеализма сталинского времени пришло застойное время, позволявшее номенклатуре расслабиться, разнежиться и начать привыкать к своему привилегированному положению.
« не был ни интеллектуальным магнитом, ни политическим вождём, не обладал и личной харизмой, т.е. особой индивидуальной привлекательностью». Впрочем, сам, похоже, привык считать себя именно таким, будучи обычным номенклатурным везунчиком. Одни из многих нового поколения номенклатуры.
Они ещё продолжали жить в рамках советской системы, но уже мечтали (иногда подсознательно) о другой жизни. Корни этого шли ещё от старых, до коммунистических времён, когда российская интеллигенция воспринимала Запад как идеал, что, кстати сказать, и породило их тягу к типично западному учению — марксизму. Когда выяснилось, что при помощи марксизма Запад убогнать не удалось, снова стали смотреть, что же можно на Западе перенять, чтобы зажить хорошо. Но на этот раз хорошо, не столько для всей страны, сколько для её микроскопической части.
«Очень трудно отказаться от сравнения с благополучным Западом, и особенно от идеи отсталости, ибо эти сравнения были и остаются частью русской культуры. Элита имперского периода сама употребляла западные идеальные типы, чтобы вообразить то, чем Россия могла бы стать, или чтобы описать свои действия. Таким образом, восприятие русскими деятелями (элитой) идеи о „Западе“, как модели прогресса, на разных этапах истории становилось побудительным мотивом к действию, отражаясь на её историческом пути».
Относительно короткий период при, когда Запад (точнее его интеллигенция) смотрела на СССР как на некий идеальный путь развития, окончился после смерти «вождя народов», (в том числе и благодаря бездарным разоблачениям, об этом более подробно см. пункт настоящей книги). Все стало возвращаться на круги свои. Любовь и преклонение перед Западом снова стали модой. Хотя официально мы и были самой передовой страной на свете, но значительная часть правящей касты этой страны и часть интеллигенции, не допущенная до власти, в душе уже имели другие идеалы.
Народ же по-прежнему хотел больше социализма, понимая под этим, прежде всего, равенство и справедливость. Народу это и пообещали, но как всегда обманули.
3.2. Cherchez la femme
3.2.1. Выражение «ищите женщину» употребляется, когда хотят сказать, что виновницей какого-либо события, бедствия, преступления оказывается женщина.
Семья в коммунистические времена официально признавалась партией как ячейка общества, но так же официально партийцы должны были думать, прежде всего, о партии. Была тогда песня со словами: «Прежде думай о партии, а потом о себе» (шутка, слова немного изменены, но совсем немного).
В марксизме-ленинизме принято официально женщин признавать равными мужчинам. Но это в теории, на практике было все совсем не так.
Женщин в руководстве страны тогда практически не было. Если не считать единиц на второстепенных должностях. Все руководители коммунистического режима своим жёнам отводили второстепенное место. Правда, иногда брал с собой по заграницам всю семью. Но ведь плохо он кончил, сняли его со скандалом. Одним словом, стоило руководителю начать уравнивать свою женщину с собой, как добром это для него не оканчивалось.
3.2.2. Вот так и с. Он вообще оказался не типичным коммунистическим вождём в женском вопросе. Соответствующим образом и кончил.
Впрочем, во всем остальном он был достаточно типичен. « — дитя своего времени и той партийно-государственной системы, в которой он рос и двигался от должности к должности». Так бы и продолжал существовать, если бы не стал отрываться от коллектива.
Уважаемый, похоже, был человек простой. Выглядел энергичным красавцем. «Ведь и вправду, на фоне старческой беспомощности Генсеков последних лет, молодой, вроде бы энергичный, обаятельный казался „мессией“, посланником Бога в уставшей стране».
А огромное пятно на лысой голове старательно не показывали народу, как потом и отсутствие пальцев на руке. Зачем портить впечатление нашему наивному телезрителю.
Опять же говорил складно, много и неглупо. Никакого сравнения с, в последние свои годы плохо читающим «свои» доклады даже по бумажке. мог не только складно говорить, но и публично дискутировать. А то, что матерился порой, так это только в узком партийном кругу знали. Гласность в период горбачевской перестройки во многом оставалась ограниченной. Особенно в начале её, когда ещё контролировал ситуацию, точнее не позволил ей выйти из-под его контроля. Впрочем, до полной потери власти в декабре 1991 года первый советский президент всегда имел рычаги влияния на СМИ. Да и именно в среде творческой интеллигенции его любили больше и дольше, чем остальной народ. Свобода слова — вот, пожалуй, и все, что он дал этому народу. Но эту свобода нужна очень немногим. А вот хлеба с маслом хочется всем.
Сложнее было другое. любил власть и связанные с ней привилегии. Любил очень сильно, но, кто из добравшихся до вершины власти, её родимую не любил? Это то же в порядке вещей. Правда, любил он больше символы власти (материальное благополучие, шум толпы и поклоны нижестоящих), чем право делать дело и принимать ответственность. А именно это и является подлинной властью, и это самое трудное — принимать решение, добиваться его исполнения и брать ответственность за его результаты.
«…Генсек принадлежал к той породе номенклатурных комсомольских и партийных работников, которые в изобилии размножились после смерти и заполонили ниши государственного правления. Беда большинства из них, сообщали информаторы ЦРУ, проистекала из амбициозности и непрофессионализма., дилетант в политике и экономике, способен увлекаться крайностями, очень податлив к воздействию стихии. Некоторые источники сообщали о его нерешительном характере, о влиянии, которому он подвержен со стороны консерваторов, о постоянных колебаниях и шараханьях». Даже сочувствующие первому и единственному президенту СССР говорили и писали примерно тоже.
Недоброжелатели же отмечали: «По жизни представлял собой ярко выраженный тип „голого политика“. Никогда в жизни не работал на производстве, не служил в армии. Никогда ничего не умел, никого не вылечил, не одел, не обогрел. По карьерной лестнице ловко, в этом умении ему не откажешь, переходил из рук в руки. От Кулакова к, от него к Устинову, дальше к Рейгану, от него к старшему Бушу. Именно такое „движение по рукам“ сформировало тип как политического деятеля». Уточним ещё раз, что это было мнение крутого недоброжелателя. Многие другие были помягче, но в принципиально высказывали то же самое.
«Заняв высшие посты в партии и государстве, должен был осознать или хотя бы почувствовать, что, к своему несчастью и несчастью руководимой им партии и страны, он лишён необходимых данных руководителя такого ранга. Но он, по оценке современников из самых различных политических лагерей, не почувствовал и не осознал этого, преисполненный ощущением своего высокого предназначения».
Он этого не чувствовал. Да и в среде пожилых старцев Политбюро с их далеко не высочайщим интеллектуальным уровнем, надо прямо сказать, что казался почти что гением. Ему бы только больше той заботы о государстве, которая все же была у его коллег по партийному ареопагу.
Супруга была для будущего главного перестройщика нечто большим, чем для всех его предшественников на посту Генерального секретаря. «…Примерный комсомольский вожак, познакомившийся в МГУ со своей будущей женой, — однолюб».
«Она всегда верховодила в своей небольшой семье, и, в бытность его партийным секретарём в Ставрополе, шутливо называли „подкаблучником“. Когда же его провинциальная карьера пошла в гору, без особых усилий с его стороны (он был воистину „баловень судьбы“ и, как одному сказочному персонажу, ему оставалось только фартук подставлять под золотые яблоки, падающие с волшебной яблони), Раиса Максимовна продолжала ревность опекать его, всячески подталкивала его честолюбие, заводила нужные знакомства».
«Она не отделяла себя от мужа не только в семейной, но и в политической жизни». Она была для него как муза для поэта, которая вдохновляла и подталкивала на новые свершения. «Он — её идея и смысл её политики». Но политика не поэзия, это гораздо прозаичнее.
Сама же супруга первого и единственного советского президента говорила: «Никогда в его государственный или политические дела не вмешивалась. Считала лишь своим долгом поддержать, помочь. Обсуждали ли мы что-то? Мы с спорим, и очень часто по самым разным вопросам. Я прошла свой самостоятельный жизненный путь. Много лет работала со студентами. Занималась наукой. И, естественно, у меня есть свои собственные взгляды и представления. Поэтому мы, как и все нормальные люди, обсуждаем, спорим, иногда ссоримся».
Характер был у Раисы Горбачёвой специфический. Бывший руководитель охраны рассказывал, что ещё до назначения на эту должность был наслышан о своенравности Раисы Максимовны, её самовлюблённости и даже вздорности». Кстати, бывший руководитель охраны её супруга написал не только эти слова, но и кое-что положительного о её личности.
Он хотела для мужа высшей должности (см. пункт настоящей книги) и он получил её. По многим показателям Раиса Максимовна была выше жён других Генеральных секретарей, но одна особенность — не была она типичной супругой высшего правителя нашей страны. Именно нашей страны. Умом, как известно, Россию не понять.
3.2.3. Немного преувеличивая, можно сказать, что, возведя своего супруга на высший престол страны, Раиса Максимовна его же и погубила.
В странах Запада принято, чтобы супруга президента (премьер-министра, министра и т.п.) была видна почти не меньше, чем её супруг. Жену американского президента даже принято называть «первой леди». Но это у них, а у нас…
«У нас так, — говорила Раиса Максимовна, — если рядом с Рейганом его Нэнси, это совершенно нормально. А если появился с женой — это уже революция. Когда стал главой государства, в России в отношении жён руководителей страны была одна традиция — не существовать. И эта традиция была сформулирована ещё во времена. Жены главы государства как понятия вообще не было. Поэтому моё появление рядом с и было воспринято, как революция».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69