ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока

 новая информация для научных статей по экономике 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Эта вера в «хорошего царя» наложилось на начавшееся падение популярности.
Вскоре (уже через год-два) стало видно, что стране нужен был новый лидер, способный вывести её из того кризиса, который только усугубился неудачной перестройкой. Так сложилось, что именно оказался в нужное время в нужном месте. О нем быстро вспомнили простые люди и инстинктивно стали противоставлять его.
Мысль эта некоторым покажется слишком непривычной. Именно потому, автор настоящей книги приводит ниже длинное мнение человека, который относил себя к лагерю российских демократов.
4.18.3. « никогда не был демократом, либералом, антикоммунистом. Как не был и консерватором, монархистом и коммунистом. Он всегда состоял в особой партии, численность которой исчерпывалась одним человеком, — в партии под названием „ “. Ради этой партии он мог быть с кем угодно».
«Медленный подъем привычным методом аппаратных подсиживаний, — писал в середине 90-х годов о конца 80-х годов Кронид Любарский, — не только не в личном характере Ельцина — для этого у него просто нет времени. не хочет прийти к власти в возрасте, когда эта власть тебе уже не нужна. Действовать надо быстро, решительно и попытаться оттеснить от власти „молодого“ генсека.
Удайся эта атака, вытесни, а затем и из высшего руководства, утвердись во главе КПСС — ещё неизвестно, возникла бы у него мысль положить свой партийный билет на трибуну и хлопнуть дверью. …Но лобовая атака была отбита генсеком, просьбу о «политической реабилитации» XIX партконференция тоже не удовлетворила. Влачить же жалкое существование в Госстрое было нестерпимо.
И здесь перед неожиданно открылась иная перспектива. Появилась новая сила, с каждым днём набиравшая мощь, к тому же явно и открыто сочувствующая опальному лидеру: демократическое движение перестало быть лишь моральной оппозицией и организационно оформилось в политическую силу. Впервые открылась реальная возможность пробиться к вершинам власти не в рамках КПСС, а находясь за её пределами. Именно тут ельцинский талант власти нашёл себе благодатную почву». С этим сложно не согласиться.
А отсюда следует вывод, что был использован определёнными политическими силами, называющими себя демократами. Они понимали, что народный кумир в душе гораздо больше был коммунистом, чем демократом, но у него была популярность. Этой популярностью они и воспользовались для удара по Коммунистической партии Советского Союза, точнее для захвата власти. КПСС была просто пугалом, красной тряпкой, на которую указывали опытные махинаторы перед глазами рядового советского человека, чтобы натравить его на тех, кого хотели оттеснить от власти.
А осознанно пошёл на союз с так называемыми демократами, так как иной возможности вернуться во власть ему просто никто не предложил. Разумеется, его также, видимо, душила ненависть к руководству КПСС, которое опустило его на ступень ниже.
Кто же касается убеждённых коммунистов, то следует напомнить им: «Нечего на пенять, коли сами его воспитали (предают только свои!) и к верховной власти в стране по своей же глупости пропустили». Это что касается убеждённых коммунистов. А что касается остальных …
На самом же деле, за кучкой мало значащих реальных демократов стояла просто другая группировка номенклатуры, которая к тому же была более молода и более авантюристична. Она в конечном итоге и победила в 1991 году, используя как таран. Впрочем, в накладе он не остался. Как не осталась в накладе и та группировка номенклатуры, которая была личными связями соединена с бывшим кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. Образно говоря, их можно было бы назвать свердловской мафией, но уж больно некрасиво звучит слова «мафия», тем более, что при первом российской президенте свердловчане играли меньшую роль, чем петербуржцы при втором.
Да и сама кучка «малозначащих демократов» частично состояла из тех же самых номенклатурных лиц, только скрывавших свою причастность к номенклатурному слою.
Подлинные наивных демократом было совсем немного и до реальной власти (т.е. кормушки) их и не допустили. Эти дурачки нужны были только для начального этапа борьбы за власть. Нечего лезть со свинным рылом в калашный ряд.
4.18.3.1. Тогда в гуще событий, которыми сотрясалась страны, многое казалось случайным. Но сейчас, глядя со стороны, видно, что, в принципе, ситуация могла быть просчитана. Достаточно, только поймать волну народных симпатий, определить, кто на волне и «окружить его заботой и вниманием». Разумеется, в реальной жизни все сложнее, но сложности — всего лишь детали. Другое дело, что все эти три фактора должны быть чётко просчитаны в деталях и исполнены нужными людьми нужным образом. Чаще же всего это происходить спонтанно. Но ведь на этот раз ставкой была высшая власть в стране и судьба сверхдержава. Тут, казалось бы, заинтересованным силам можно и посчитать.
По большому счёту, был выбран судьбой в качестве рычага, которым была изменена страна, а, в конечном итоге, и весь мир. Был ли он выбран в качестве этого рычага неосознанно или сделавшие выбор понимали существенные несовпадения ельцинизма и демократизма? Это очень интересный вопрос, на который следовало бы дать ответ перед историей. Как и ответ на вопрос о том, кто делал этот выбор?
Понимал ли это сам «избранник» и какую игру он сам играл?
4.18.4. к концу 80-х годов стал почти иконой для многих его соотечественников. К этому времени много говорливый стал надоедать почти всем. Подсознательно в народе шёл поиск нового кумира. Так устроен этот мир, все время нужно менять кумиров.
Впервые вновь почувствовал вкус победы в 1989 году, когда был выбран народным депутатом Советского Союза. Но эта убедительнейшая победа (в Москве его поддержало подавляющее большинство населения) ещё не привела его к власти. Она просто показала возможный путь возвращения к власти.
«Хотя и был в 1989-1990 годах членом Президиума Верховного Совета СССР, на заседаниях этого орган власти он был малоактивен».
Реальный путь к новой власти в стране начался в 1990 году. Тогда проходили выборы в Верховный Совет РСФСР. В 1990 году он был избран народным депутатом РСФСР и после длительной борьбы с минимальным перевесом стал председателем Верховного Совета РСФСР. Это уж реальная победа, но её нужно было закрепить и усилить.
А чтобы усилить самый простой способ был переход на позиции сепаратизма, т.е. нужно настаивать на обособлении Российской Федерации.
На этот счёт было высказано интересное, хотя и спорное мнение. «…Сначала демократическая элита, которая не имеет этнического русского самосознания, крайне негативно относилась к идее суверенитета РСФСР. Но когда наши демократы почувствовали, что они только через эту идею могут сбросить вопреки своим убеждениям, прекрасно сознавая её безумность, они к ней присоединились. Елена Боннер сделала эту идею своей идеологией. Наша либеральная элита потому и победила, что проявила эту уникальную способность к перехвату идей».
На самом деле поддерживали самые разные силы. В том числе и те, кто, казалось бы, далёк от идеалов либерализма. Мало того, либеральным (демократическим) было только часть его ближайшего окружения, а массы были с ним во многом просто потому, что в очередной раз уверовали в наивную идею о справедливом вожде.
4.18.5. Взаимоотношение и взаимное соперничество и — основная стержневая ось, вокруг которой и шли все события, связанные с распадом Советского Союза. Один из этих двоих написал: «… Что таить — многие мои поступки замешаны на нашем противостоянии, которое зародилось по-настоящему именно в те времена». Они были практически ровесниками, почти равными по положению, но какие разные люди. Один — юрист, прошедший путь карьерного аппаратчика, и предавший партию. Другой — строитель, почти случайно вознесённый партией на высший столичный пост, с которого она же его и скинула. Но при всей разности оба оказались могильщиками КПСС и Советского Союза. А заодно и боевого отряда партии — КГБ.
Соперничая друг с другом, они искали поддержки у региональных элит, потакая стремлением последних к сепаратизму. Эта же борьба подталкивала их в отнюдь не бескорыстные объятья западных лидеров. Все это вело страну к кризису, точнее ещё убыстряло тот процесс, который первоначально начал бестолковый.
Но кроме этого, результат соперничества двух лидеров создал прецедент, когда обиженный и, казалось бы, поверженный неудачник победил карьерного партийного аппаратчика. Это был пример для многих других карьеристов, которым показалось, что нужного результата можно достичь не только и не столько медленно продвигаясь по служебной лестнице и угождая всем подряд, но и путём резкого рывка самостоятельно или в фарватере другого соискателя власти. Несколько лет после 1991 года страна жила в состоянии постоянных попыток таких «карьеристов» взять свою вершину. Забегая вперёд можно сказать, что это было время упорной борьбы за власть и капитал. И пока в стране «не устаканилось», это борьба определяла сущность поведения основных действующих лиц. Борьба, в которой иногда и были победители, но в числе побеждённых была неизменно ещё одна сторона — сама страна.
Кстати, некоторые пытаются представить крушение СССР как взаимную игру и., близко знающий первого и второго отрицал такую возможность. Так не играют, когда просто не переваривают друг друга.
4.18.6. «Личное противостояние и М. привнесло во внутриполитическую борьбу бездну византийского коварства, лжи и лицемерия. Оба были озабочены в первую очередь своим личным местом в политическом табеле о рангах в России, в их действиях не просматривается искренняя озабоченность о судьбах страны и народа».
При этом, заметим, что у первого советского президента было гораздо больше возможностей растереть своего политического противника в порошек, но воспользоваться ими он не сумел именно, из-за привычного ему «византийского коварства», не желания публично и открыто подняв забрало, нанести удар. А также из-за непонимания психологии своего народа.
В то время как будущий первый российский президент бесчисленное количество раз подставлялся своему противнику, казалось бы, своими самыми уязвимыми местами. Но слепая народная любовь спасала его, а умение держать удар и наносить ответный только разжигала страсть борьбы двух крушителей своей собственной Родины.
4.18.7. Интересно, что определённым союзником команды первого президента РФ и его демократического окружения были российские коммунисты. Да, на словах они были кровными врагами, но на деле все было не так просто. И эта непростота объяснялась просто. И тем и другим не нужен был, который катастрофический быстро терял популярность.
Особенно наглядно эта порой странная поддержка была заметно среди коммунистов депутатов Верховного Совета РФ. Как коммунистов, входивших в соответствующую фракцию, так и коммунистов, разбежавшихся по другим фракциям. На первый взгляд это парадоксально, но чем ещё можно объяснить победу во время выборов председателя Верховного Совета РСФСР в 1990 году, закулисные интриги вокруг выбора председателем в 1991 году, почти поголовную поддержку коммунистами Беловежского соглашения в самом конце 1991 года и прочие факты? Причём поддерживали порой, казалось бы, самые ортодоксальные коммунисты.
До сих пор об этом не любят говорить ни одна из сторон этого сговора в борьбе за власть. Чистоту идеалов сей факт сильно портит и тем и другим.
4.18.8. Кстати, к органам государственной безопасности в то время относился довольно негативно. И не скрывал этого. Достаточно прочитать его «Исповедь на заданную тему», как становится ясно, что был обижен на КГБ. Впрочем, следует отметить, что ему было на что обижаться. Многие козни делались руками КГБ. А ведь стоило вовремя переориентироваться на нового кумира, и никто бы это ведомство не тронул. Не посуетились вовремя.
Даже через несколько лет, по словам, всегда опасался ведомства, которое ранее называлось КГБ. Впрочем, что там, сам в 1994 году (т.е. через три года после ликвидации этого комитета), описывая народное недовольство лета 1992 года, написал: «Чувствовал наглую липу этих псевдонародных волнений.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69