ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Правда, в этом деле он был не одинок, вольно или невольно ему помогали многие.
К середине 80-х годов сформировался целый элитные слой, который уже вольно или невольно не хотел жить по-старому.
«В этой „элите“ формируются силы, направленные на изменение существующего строя. Сюда, прежде всего, относился высший партийный аппарат КПСС, игравший „руководящую и направляющую“ роль. В результате постепенного разложения верхушки КПСС, обюрокрачивания, отрыва от масс, сращивания определённой её части с теневиками образовалась аппаратная сетевая структура, где все были повязаны друг с другом в масштабах страны. Однако, имея власть, представители этой структуры не имели возможностей жить как „лучшие люди“ Запада. Возникло стремление — конвертировать власть в деньги.
Руководящие структуры комсомола в позднем СССР превратились в трамплин для пути наверх. В это время в них были такие колоритные фигуры, как Ходорковский,,, Радуев. В период перестройки высшим принципом руководства ВЛКСМ стал принцип — делать деньги любыми способами». Они жили в России, но хотели жить как на Западе, а иногда и просто на самом Западе, который казался им идеалом. Что же каждый вправе выбирать себе место по душе, но вот одна проблема. При этом, правда, жить как на Западе они собирались за счёт России.
Но кроме этого слоя кровно заинтересованного личными интересами, был и более широкий слой недовольных жизнью и наивно верящих в чудо. Они составили пехоту, которая пошла на штурм крепости КПСС, благо комендант ослабил режим обороны, а в самой крепости были такие которые мечтали сами возглавить её и провести приватизацию башен и стен.
4.1.3. Реалисты (сначала их называли пессимистами) стали понимать надвигающуюся беду уже через пару лет после воцарения. «Каждая новая декларация руководства страны подтверждала, к сожалению, подозрение, что решения, определяющие судьбы страны и общества, принимаются без тщательной проработки, что наши лидеры подхвачены стихийным потоком. Ореол мудрости, всеведения и всемогущества таял. Все сферы общественной жизни охватывал кризис, а с трибун, экранов телевизоров, газетных страниц звучали многословные напыщенные и противоречивые заявления, суть которых, как правило, сводилась к тому, что мы выходим или вот-вот выйдем на интересные решения, что не сегодня завтра наступит перелом и т.п.».
В 1988 году в, похоже, разочаровался Андрей Громыко. «…Громыко, — писал, вспоминая откровенный разговор января 1988 года — стал высказывать сожаление по поводу сделанного им выбора и внесённого предложения об избрании на пост лидера партии. В конце свой жизни он уже громко сетовал по этому поводу, считал, что крупно ошибся, обманулся в. Чувствовал себя виновным в том, что из-за человека, которого он предложил и на кандидатуре которого настоял, в стране начались процессы, опасные для нашего государства и общества».
Интересно, как прореагировал ? Ведь в том году он стал председателем КГБ СССР, неожиданно сменив ранее преданного. С чего бы это? Неужели перестал доверять одному и стал доверять другому? За какие заслуги?
Заметим, что и позже относился с доверием к. Тут не сложно предположить, как прореагировал на доверительный разговор с Громыко.
Тем более, что Громыко был не одинок. Тот же, уже после своего смертельного конфликта с, писал: «Такие опасения можно было услышать от разных лиц все чаще и чаще. Отдельные негативные высказывания о со временем обретали новое качество, отражали его полное неприятие.
Отношения между и Громыко тоже становились все более натянутыми, и вскоре наступил момент, когда всем своим видом стал показывать, что не может дальше работать с ним».
Вовремя умер Андрей Андреевич. Ох, как вовремя!
4.2. Куда смотрел КГБ?
4.2.1. На вопрос этот можно дать простой ответ: он смотрел по-прежнему туда же. Вёл разведку, занимался контрразведкой и политическим сыском, выполнял разовые поручения ЦК КПСС. Все как обычно.
«В КГБ возвышение, его первые шаги в качестве нового Генерального секретаря ЦК КПСС встретили, как и все советские люди, с удовлетворением и надеждой».
КГБ СССР по-прежнему оставался самой эффективной и самой могущественной спецслужбой мира. В совокупности американские спецслужбы были в целом не слабей, но это же в совокупности, а наш КГБ был почти в единственном числе. «Ко времени восшествия на партийный трон, КГБ превратился в колоссальную империю безопасности и разведки. КГБ насчитывал до четырехсот тысяч сотрудников в Советском Союзе, двести тысяч человек в погранвойсках и обширнейшую сеть внештатных сотрудников». Позже в практическое подчинении КГБ были переданы несколько дивизий.
Именно тогда в 1985 — 1987 годах советские разведслужбы (первое главное управление КГБ СССР и Главное разведывательное управление Генштаба) очистились от многих своих сотрудников, предавших Родину и ставших на путь измены. Об этом более подробно уже говорилось во вступлении к настоящей книге.
Были приобретены перспективные источники аж в самих спецслужбах США. Что стоил только один Олдридж Эймс, сотрудник ЦРУ добровольно предложивший свои услуги КГБ «Некоторые …утверждают, что Эймс почти парализовал шпионскую работу против СССР, а затем России…», а он был не один. Повторяться перечислением советских агентов не будем.
Достаточно перечислить агентов американской разведки, разоблачённых в этот начальный период горбачевского правления. Список впечатляет. Это был несомненный успех. Большой успех. Правда, подчёркивая этот успех, руководители КГБ обычно скромно забывали, что подавляющее большинство завербованных советских агентов, прежде всего, сами проявили инициативу и предложили услуги. Даже искать не нужно было. Но, во-первых, это все равно успех. А, во-вторых, те же западные спецслужбы советских инициативников вербовали также не редко. Так что не будем сильно преуменьшать советскую гордость.
Только в 1992 году Эймс попал под подозрение в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Американская разведка потерпела крайне серьёзное поражение. Это только от одного советского агента. А был он совсем не один.
4.2.2. Уже говорилось, что КГБ сыграл заметную роль в возведении на престол (см. пункт настоящей книги). Естественно, КГБ мог рассчитывать на взаимность, и он получал её. Особенно в самом начале горбачевского правления.
«Эра началась с неприятного инцидента. В ответ на арест советского разведчика председатель КГБ санкционировал задержание в Москве американского корреспондента Николаса Данилоффа …
КГБ убедил, что журналиста надо арестовать, поскольку такова обычная практика — око за око, и согласился».
« быстро продемонстрировал свою поддержку КГБ как внутри Советского Союза, так и за его пределами. В прошлом, когда западные страны высылали советских разведчиков, Москва обычно отвечала тем же, но высылала меньше людей, поскольку западные представительства в Москве тоже были меньше. Так, когда из Норвегии выслали шесть советских офицеров разведывательной службы после дела Хаавик в 1977 году, СССР выслал только трех норвежцев. Однако в 1985-1986 годах в этом вопросе занял твёрдую позицию „око за око“. Когда в сентябре 1985 года Великобритания выслала 31 советского сотрудника КГБ, Москва в ответ выслала примерно столько же. Когда в сентябре-октябре 1986 года Соединённые Штаты выслали около 80 советских сотрудников разведывательных служб из Вашингтона, Нью-Йорка и Сан-Франциско, в Советском Союзе столько же сотрудников американских посольств, занимавших примерно те же должности, найти было практически невозможно. Тогда, по предложению КГБ, Кремль запретил советскому обслуживающему персоналу работать в американском посольстве, тем самым временно приостановив его работу. Так что в этот свой ранний период поддержки КГБ полностью соответствовал известному описанию, данному ему Громыко, как человека с „доброй улыбкой, но стальными зубами“.
Западные страны решили проверить как будет реагировать новое руководство страны и поняли, что можно ожидать довольно резкий отпор. Правда, все это было только в самом начале горбачевского правления.
4.2.3. Это мы все об отечественной разведке и контрразведке. А ведь есть ещё и политический сыск. В 1991 году военный психолог Виктор Дейнекин писал: «Роль политической жандармерии у нас до недавнего времени играл КГБ». Это он с укором. Заметим, с большевистским укором. Именно для них жандармы были врагами, а для России они были хранителями спокойствия и порядка. Жаль только, что им ума не хватило предотвратить хаос 1917 года.
После падения царского режима в России бывший товарищ министра внутренних дел П.Г. Курлов написал: «Нет ни одного правительства в мире, начиная с абсолютной монархии и кончая советской властью большевиков, которое не было бы вынуждено, в целях своего существования и самосохранения, отказаться от борьбы со своими политическими врагами, признавая направленные против существующей власти действия лиц иных убеждений преступлениями, а потому не только карать их на основании уголовного закона, но и в большей части случаев предупреждать самое возникновение этих преступлений».
Царский генерал назвал вещи своими именами. Советские специалисты в силу разных причин вещи своими именами называли редко. Впрочем, и он сказал это уже после крушения той старой России. Крушения, которое и произошло по причине неадекватной реакции высшей власти на проблемы внутренней безопасности страны.
И все же Курлов справедливо уточнял: «Правительству приходится иметь дело не только с фактами, но и с намерениями. Трудностью своевременного ознакомления с такими намерениями, в целях предупреждения преступлений, объясняется и трудность розыска, которая почти непонятна для рядового обывателя, вследствие того, что политический розыск оперирует не после, а до совершения преступления».
4.2.4. По сути своей, КГБ СССР только продолжало использовать рекомендации, высказанные выше бывшим царским генералом. Разумеется, не потому, что их сказал этот царский генерал (да и не он один так говорил), а потому, что так нужно было для безопасности государства.
Что естественно, то не безобразно. Власть в стране вообще не может существовать без политического сыска. Даже в самой спокойной, сытой и стабильной. Тем более, это касается страны, которая вступила в полосу тряски и смуты. Тем более, это касается страны, из которой можно много высосать зарубежным вампирам и их последователям внутри страны.
В такой ситуации, чтобы выйти из штопора требуется концентрация усилий, а не плюрализм мнений. Истина эта довольно банальна, но даже простые и ясные истины порой не всем понятны.
«Основной функцией органов госбезопасности является защита конституционного строя, — не людей, стоящих у власти, а именно устоев государства, — писал бывший начальник политического сыска КГБ СССР. — Естественно, возникает вопрос: как эта защита осуществляется в других странах. Не знаю, сколько фамилий значится в картотеке США, Великобритании, Франции и прочих стран, не знаю, сколько агентов работает у них в контрразведке, одно знаю точно: в любом государстве спецслужбы глубоко и основательно изучают внутреннюю обстановку и предупреждают процессы, угрожающие строю».
4.2.5. Автор настоящей книге начал служить в КГБ с сентября 1978 года и видел, что политический сыск приобретал в годы правления КПСС порой карикатурный характер. А, принимая в годы перестройки самое активное участие в процессе реабилитации жертв политических репрессий 30-50 годов, узнал также, что было время, когда этот характер карикатурным назвать было уж слишком мягко (см. пункт настоящей книги). Все это было. Злоупотребление политическим сыском — вторая, оборотная и не самая лучшая его сторона.
Но это вовсе не означало порочность самой идеи политического сыска. Заметим, что в автокатастрофах гибнет каждый год больше народа, чем за все годы советской войны в Афганистане. Но от этого автомобилем не перестают пользоваться.
Порочными были порой люди, которые отдавали неразумные приказы или исполняли такого рода приказы. В застойные годы, не умея осуществлять настоящую работу, порой имитировали её видимость.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69