ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока

 новая информация для научных статей по праву 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хотя, если очень внимательно прочитать эту книгу кое-что понять можно. Но скрывать это было бессмысленно, книга все равно просто перепечатывала ту часть ленинского наследия, которая всем была известна и многократно издавалось в СССР.
По инициативе КГБ СССР была также переиздана «Красная книга ВЧК», (М., Политиздат, в 2-х томах, 1990 год). Здесь ещё чуть-чуть более откровенно о подлинной чекистской истории.
Однако, на возвращении к ленинским истокам, перестройка, как и, следовало ожидать, не остановилась. Подлинная история другой стороны ленинского метода управления страной тоже стала достоянием гласности. Чуть позже, через пару лет в стране стали перепечатывать, и открыто продавать некоторые другие книги. Например, Мельгунов С.П., «Красный террор в России», (М., «PUICO», «PS», 1990 год), Бунин И.А., «Лишь слову жизнь дана…» (М., «Советская Россия», 1990 год), Горький М., «Несвоевременные мысли», (М., «Советский писатель», 1990 год), Дитерихс М.К., «Убийство царской семьи и членов Дома Романовых на Урале», (М., «Скифы», 1991 год) и многие другие, рассказывающие совсем другую истории отечества времён создания Всероссийской чрезвычайно комиссии.
Следует, тем не менее, отметить, что в глазах среднего соотечественника история чекистских органов осталась во многом такой же, как её преподносили в коммунистические времена 30-80 годов. Слишком сильно было тогда идеологическое воздействие (а фильмы, прославляющие чекистов 20-х годов, мы смотрим и сейчас). Это, во-первых. А, во-вторых, после смены власти в 1991 году никто особенно и не хотел заниматься копанием в истории ВЧК и, особенно, доведением этого до широкой общественности. Зачем? Власть то ведь уже захватили, зачем её расшатывать? А отсюда версия — копание в грязном бельё ВЧК — КГБ нужно было не столько в целях установления истины, сколько в целях смены власти. На ошибках прошлого никто особенно и не собирался учиться, думали о будущей власти одни (заказчики) или подсчитывали гонорары за написанное другие (исполнители).
4.10.5. Однако было видно, что постепенно по мере упрочения гласности процесс критики отдельных недостатков сталинизма стал перерастать в критику до сталинского и после сталинского времени, а критика недостатков органов внутренних дел и прокуратуры как-то почти незаметно переросла в критику КГБ. Словно вездесущие журналисты, исчерпав свой «творческий» запас, кинулись на новую нетронутую ещё целину. Например, одним из известных и длительно действующих критиков КГБ (а потом и «наследников» этого ведомства) стала журналистка Евгения Альбац. Её писания будут не раз наносить ощутимые удары по ведомству плаща и кинжала, сначала СССР, а затем и его («скромного» или «жалкого» это уже зависит от характера оценки) остатка в виде Российской Федерации. Разумеется, Е. Альбац была не одинока. Слишком уж темы интересные подбрасывала жизнь.
Начальник разведки КГБ СССР писал: «Разоблачение зловещей роли КГБ было стабильной темой влиятельного в годы расцвета перестройки еженедельника „Московские новости“. Пишущие девушки „Московских новостей“ с каким-то прозелитским новомышленческим пылом набросились и на разведку, не особенно заботясь о достоверности фактов, логичности изложения».
Высокопоставленные руководители КГБ СССР в своих статьях и выступлениях все время вынуждены были доказывать, что они не могут отвечать за то, что было в стране после 1953 года. Но и этим дело не окончивалось.
Отдельные средства массовой информации выбирали для себя «жертв КГБ» и становились на их защиту. Так, например, еженедельник «Новое время», начав ещё в 1990, продолжил и в следующем году защиту Альфреда Шоленберга, советского немца, обвиняемого органами КГБ в контрабанде. Для среднего читателя понять кто прав, а кто виноват было невозможно, талантами Шерлока Холмса обладали далеко не все. Так что общественное мнение по конкретным проблемам создавалось методом: кто громче и красивее выскажется.
Медленно шло снижение авторитета КГБ. Но процесс уже пошёл. Много позже, когда КГБ уже в очередной (и не в последний) раз переродилось и превратилось в ФСК, газета «Красноярский комсомолец» написала: «Разумом страна понимает: люди, работающие сегодня в структурах ФСК, к зверствам, творимым в застенкам НКВД, непричастны. Они даже не жили тогда. Почему же кровавый след, как не засыпай его песком добрых дел, направленных на укрепление безопасности государства, вновь и вновь проступает? Ответ — на поверхности. Представьте, что у вас есть сосед. У него жена, маленький сын. В один прекрасный день вы узнаете, что сосед ваш — маньяк, на совести которого десятки загубленных жизней. Любому здравомыслящему человеку понятно, что к преступлениям отца сын отношения не имеет. Но сколько бы ни минуло лет, и каким бы прекрасным гражданином ни стал повзрослевший ребёнок, вы никогда не забудете (просто не сможете!), кем был его отец.
У спецслужб во всем мире похожая участь. Спецслужбы не любят нигде. Это нормально: граждане не обязаны любить свои силовые структуры. Даже если эти структуры оберегают их покой и служат могуществу государства. Но в нашей стране, где у спецслужб столь кровавое прошлое, должно, видимо, прорасти травой несколько поколений, чтобы клеймо палачества перестало проступать сквозь песок, чтобы потомки замученных и казнённых приняли для себя библейскую заповедь: «Не судите, и не судимы будете…».
Вышесказанное сильно преувеличено. На самом деле в России спецслужбы-то как раз обычно любят, кроме относительно кратких периодов их очередного развенчивания. Но доля истины в этой цитате тоже есть. Раскрытие (а порой и смакование) репрессий 20-50 годов сильно (но не смертельно) ударило по авторитету органов государственной безопасности.
Кстати, думали ли в начале 80-х годов сотрудники госбезопасности о своей службе как наследниках сталинских репрессий?, на вопрос о том, как он оценивал 37-й год при поступлении на службу в КГБ, ответил: «Честно скажу: совершенно не думал. Абсолютно… Мои представления о КГБ возникли на основе романтических рассказов о работе разведчиков. Меня, без всякого преувеличения, можно было считать успешным продуктов патриотического воспитания советского человека». Вероятно, говорил правду, ибо сам автор настоящей книги чувствовал примерно то же самое примерно в то же время. И вот этот романтизм в конце 80-х годов стали разрушать. Психологически это не простое переосмысление.
Хотя автор настоящей книги благодарен тому времени, когда стали приоткрываться архивы, когда стало возможным сказать более откровенно. Это помогает объективно и непредвзято рассматривать проблемы. Но вот только порой такая гласность уже сама порождает новые проблемы. В КГБ СССР их по мере сил пытались решать.
4.10.6. 1 декабря 1987 года Политбюро ЦК КПСС приняло постановление «О мерах по расширению гласности в деятельности органов КГБ СССР», в котором согласилось с соображениями, изложенными в записке КГБ СССР от 24 ноября 1987 года. Это было при, ещё более усилил это направление. Сотрудники КГБ стали более активно участвовать в публичных выступлениях.
«Лучший вид обороны — наступление. хорошо понимал эту военную мудрость. В 1989 году комитет перешёл в пропагандистское контрнаступление, — вспоминал и тут же оценивал. — Установка была, на мой взгляд, абсолютно правильной. Необходимо убедить общество, что КГБ сегодня не имеет никакого отношения к злодеяниям прошлого, что чекисты были не только инструментов репрессий, но и их жертвами. (Действительно, за годы сталинского террора было уничтожено 28 тысяч сотрудников госбезопасности.) Следовало разъяснить, что органы безопасности выполняют общественно-полезную функцию и необходимы государству. Все это с пониманием и сочувствием воспринималось массовыми аудиториями, перед которыми стали регулярно выступать сотрудники комитета».
Официальной точкой зрения была следующая: «Процессы, происходящие в обществе, глубоко затрагивают и деятельность Комитета государственной безопасности СССР. Гласность — одна из основных форм активной связи органов госбезопасности с трудящимися».
На бумаге, все было красиво, а жизни — не всегда. Срабатывали порой субъективные факторы.
4.11. Калугин против Крючкова
4.11.1. Не малую роль в процессе снижения авторитета КГБ сыграли отдельные сотрудники органов госбезопасности, начавшие рассказывать не самое лестное об органах госбезопасности. Что стоит только один, который в 1990 года стал уже известной фигурой, активно, публично (и самое важное — довольно успешно) боровшейся с руководством КГБ СССР. Скандалы вокруг были, пожалуй, наиболее неприятными для органов госбезопасности.
« клеймил КГБ и лично, выступал в печати и на митингах…. Бунт генерала разведки, даже отставного, плохо сказывается на дисциплине. Его публичные выступления вызывали нервную реакцию у наших источников, опасавшихся за свою судьбу и за будущее службы, с которой они связали жизнь», — вспоминал руководитель разведки КГБ.
Кстати, автор настоящей книги впервые прочитал о том печально знаменитом генерале КГБ, когда его лишили всех льгот военного пенсионера, что было сделано в том числе и горбачевским указом. Гонения, развёрнутые против, выступившего с открытой критикой КГБ, приняли беспрецедентный, несовместимый с новой общественной атмосферой характер.
По мнению некоторых: «…, что называется, закусил удила и приказал начать против отступника кампанию по дискредитации с лишением пенсии, наград и т.д. Результат этой кампании, проведённой бездарно и топорно, был прямо противоположен тому, что задумывалось». Мало, того, в эту кампанию был втянут и сам, подписавший необходимый указ, что не повысило ему авторитета, учитывая конечный результат.
Вообще, при внимательном изучении скандала вокруг появляется мысль о том, что именно личное не восприятие своего бывшего подчинённого, который без зазрения совести рвался к новым высоким должностям, и было основной причиной конфликта. Этот конфликт показал насколько сложной ситуация была в самой элитной структуре государства, где личные амбиции брали верх над интересами защиты государства. Причём, амбиции эти играли свою пагубную игру на самом верхнем эшелоне руководства КГБ. Где уж тут думать о безопасности страны, когда тебя оттесняют от должности твои же коллеги, а тебе так хочется ещё и ещё выше по карьерной лестнице.
Заметим, что такая дискредитация самого верхнего уровня элитной структуры ещё раз показывает, что именно личные амбиции часто помогают добраться до верхов власти, но именно они порой оказываются пагубны для самой власти. Многие менее амбициозные (но не менее достойные) сотрудники оказались обойдёнными при распределении кресел. Однако такой раздел мест сидения удобен для лица, их распределяющего при спокойной погоде. Ублажить более всех желающего, не особенно думая достоин ли он, проще и менее конфликтно. Но такой раздел оказывается пагубным при наступлении пасмурной погоде. А погода, ведь, всегда переменчива.
Впрочем, это лирика. В сухом остатке мы имеем то, что впервые бывший генерал госбезопасности демонстративно пошёл против руководства КГБ. И с успехом выиграл выборы в народные депутаты страны в Краснодарском крае, не смотря на старания всего Комитета государственной безопасности. Кстати, судьба очень интересна, многогранна и поучительна. О нем можно было бы написать отдельную книгу.
4.11.2. Пока же отметим, что пример оказался заразителен, некоторые иные сотрудники госбезопасности (хотя и было их совсем немного) воспользовались им. Вспомним строки из «Евгения Онегина»: «его пример другим наука».
Все это неизбежно и объективно вело к снижению авторитета органов госбезопасности. Компенсировать этот процесс повышением результативности в работе КГБ, видимо, просто не мог. Работали те же самые люди, привыкшие работать, так как работали раньше. На общем фоне медленной инфляции снизалось и материальное их преимущество, бывшее одной из слагаемых престижности службы.
Разумеется не в деньгах счастье. Впрочем, остряки добавляют к этому высказыванию слова «а в их количестве».
«Комитет государственной безопасности считался завидным местом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69