ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

слишком прямо понял задачу, слишком по-коммунистически, по-ленински, а на дворе стояло уже другое время. И если на словах номенклатуры готова была говорить о восстановлении социальной справедливости, борьбе с коррупцией то на деле она этого делать особенно и не собиралась.
, например, публично ведя борьбу с привилегиями, в то же самое время отстраивал себе новую роскошную дачу. Такая вот номенклатурная диалектика. А его слова принял за чистую монету. И зря.
В команде сложилось мнение, что нужно приструнить. «…Весной и летом 1987 года, был поставлен вопрос о том, чтобы избрать кандидата в члены Политбюро в члены Политбюро. Однако …теперь высказался против. Вряд ли можно сомневаться, что именно это обстоятельство для обидчивого и капризного стало исходным пунктом его конфликта с Политбюро и ЦК КПСС осенью 1987 года».
Началось противостояние двух влиятельных партийных начальников, одного ( ) из которых уже начал побаиваться и другого ( ), который начал создавать для генерального секретаря проблемы с управлением страной.
«Собственно говоря, с, несмотря на глубокую неприязнь, у было значительно больше общего в чисто психологическом плане, чем с, что, кстати, вполне могло обострять их политическое и личное соперничество. Оба — ярко выраженные властные натуры обкомовских „хозяев“, жёстких в общении с подчинёнными, нетерпимых и подозрительных к тем людям из внещнего круга, кто не разделял их взглядов. Оба, свято верившие в то, что эффективность политики измеряется решительностью предпринимаемых организационных мер и обеспечивается незыблемостью авторитета руководителя».
Но ещё только начал беспокоить генерального секретаря, хотя уже имел авторитет среди руководства партии, а у этого не было.
нужно было бы сменить тактику. Но он этого тогда не понял, стал сначала спорить на заседаниях Политбюро, затем писать письма, а не любит читать неприятные письма. Пришлось подключать Пленум ЦК.
Июньский (1987 года) Пленум ЦК КПСС был посвящён экономической реформе. взял и выступил без высочайшего разрешения. И не просто выступил, а покритиковал кое в чем.
Суть разногласий на Пленуме, по мнению будущего премьера, не имела ничего общего с экономикой. Вот как он их объясняет в своей книге «Горбачёв-путч. Август изнутри»: «Моё участие в подготовке июньского 1987 г. Пленума ЦК КПСС и программы 1990 г. позволяет говорить, что и, не будучи экономистами, теоретиками или практиками, не были „рыночниками“, не представляли себе, что такое рынок и как им управлять, что можно и нужно с его помощью достигнуть, а тем более, как это практически сделать. В силу этого их разногласия по поводу реформ отражали не противоречия в подходах и принципах, а лишь противоречия в процессе их борьбы за единоличную верховную политическую власть, и потому они (разногласия, противоречия) должны были быть созданы, если бы даже их не было на самом деле… Но в тот период они одновременно и объединяются, когда надо убрать третьего. Здесь суть качаний и, и, их непрерывных взаимных претензий и соглашений».
«Когда в октябре 1987 г., желая подыграть, выступил на Пленуме ЦК против Секретариата и персонально против, то абсолютное большинство членов ЦК решительно поддержали последнего. Для это был в высшей степени тревожный звонок: он предупредил, что уровень влияния генсека в ЦК стремительно падает и что его право на власть становится в глазах партии все более проблематичным».
Тот Пленум, естественно, расправился с ретивым перестройщиком Москвы. 11 ноября 1987 состоялся пленум Московского горкома КПСС, который признал выступление на Пленуме ЦК политически ошибочным, освободил его от обязанностей первого секретаря горкома «за крупные недостатки, допущенные в руководстве Московской городской партийной организацией».
Та кончилась очередная и не последняя битва за Москву. Для это была сомнительная победа над. Поражение не слишком долго заставило себя ждать (см. пункт настоящей книги).
«Ни сам, ни кто-либо другой за эти годы так и не сумели толком объяснить, почему он осенью 1987 года вдруг взбунтовался. Это глядя из сегодняшнего дня мы знаем, что он интуитивно поступил правильно, что этот бунт со временем и сделает его народным любимцем и первым президентом России…
Он рисковал всем — и карьерой, и здоровьем, и чуть ли не всей жизнью, и потерял тогда все. Его считали конченным человеком, который сам себя погубил. И все были уверены, что ему уже не подняться».
Но умом, как известно, Россию не понять.
4.7. Схватки вокруг Горбачёва
4.7.1. «…Власть есть власть, а человек, отведав однажды этого зелья, с каждым разом требует его себе все больше и больше. О, какая приятная штука — власть. До тех пор, разумеется, пока она у тебя в руках, а не ты носишь ярмо чужой власти», — так писал венгерский писатель Кальман Миксат (1847-1910).
Получив в марте 1985 года должность Генерального секретаря ЦК КПСС, получил высшую власть, ограниченную коллективным мнением членов Политического бюро ЦК КПСС, да и частично самого Центрального комитета. С одной стороны это ограничивало его власть. В принципе в любой момент Центральный комитет сам или по подсказке недовольных членов Политбюро мог поднять вопрос о смене лидера. Так получилось всего один раз ( в 1964 году) в истории Советского Союза, но попыток совершить такой захват власти было больше.
И так, во-первых, это было. А, во-вторых, получил власть как бы в кредит при условии, что он быстро выведет страну из кризиса.
Разумеется, с другой стороны в коммунистическом режиме срабатывал принцип подчинённости. Получивший номинальную власть, мог относительно несложно после многочисленных интриг убрать потенциальных и реальных конкурентов. Так поступали все руководители страны, которые получали власть на сколько-нибудь долгий срок (,, ). Но им требовалось некоторое время, обычно несколько лет, чтобы закрепиться во власти. Причём, один из них после нескольких побед в конце концов все же проиграл ( ).
Несколько лет для укрепления власти все же требовалось. А, кроме того, было условие (быстро вывести из кризиса).
Бунт (или его попытка) избравших против избранного был практически неизбежен. Именно так было со всеми тремя долгожителями коммунистической власти (,, ). Против некоторых было даже несколько бунтов. не мог быть исключением при коммунистическом способе правления. Вероятно, это он понимал.
«…При столь беспомощных и одновременно беспринципных действиях генсека к нему стало проявляться со стороны членов ЦК критическое отношение. Одновременно быстро стал набирать политический вес Секретариат ЦК, которым руководил. Способствующий в марте приходу к власти, а позже превратившийся постепенно в его наиболее сильного в КПСС политического оппонента».
4.7.1.1. Но это же должны были понимать и другие и не только в нашей стране. А Советский Союз был не такой уж неинтересной страной, чтобы многочисленные зарубежные эксперты (в том числе и эксперты разведки) не следили и не предсказывали перспективы расстановки политических сил в нашей стране. Они пытались определить, что хочет руководство страны и можно ли сделать так, чтобы оно пошло по пути выгодному Западу. Это банальная истина, которой следует все страны, пытающиеся играть активную внешнюю политику.
Тем более, что новый генсек должен был бояться бунта среди своего окружения.
4.7.2. Что хотел ? Самые большие его почитатели уверены: он хотел дать людям свободу, демократию и безопасное существование. Чуть более «откровенные» добавляют: избавление от диктата КПСС. «Откровенные» это потому, что человек, вознесённый на вершину власти КПСС и предавший эту партию, называется только одним термином — «предатель».
Что хотел народ? Как и всякий нормальный народ, наши люди в массе своей хотели благополучия для себя (и для страны, что является гарантией собственного благополучия). Как видим, интересы совпадают, лишь тогда когда свобода и демократия создают условия для благополучия.
Но это мы рассматриваем ситуация с позиции почитателей. А все почитатели всех кумиров имеют одну склонность — любить их больше и думать о них лучше, чем они того заслуживают.
На самом деле, забравшиеся на вершину власти хотят обычно (исключения безумно редки) только одного (иначе они бы и не забрались): власти. Той самой власти, которую ещё с огромным трудом нужно получить и с во много раз большим трудом удержать. Где уж там до других желаний других людей! Им бы удержаться, коварные соперники ведь хотят столкнуть с вершины.
Может кто-нибудь из почитателей сомневается (а на то они и почитатели, чтобы безудержно любить кумира), то можно попытаться привести (именно попытаться, фанатичных почитателей все равно не переубедить) дополнительные аргументы. Например, такие как сильная любовь к благам жизни, особенно тяга к ним его супруги, которую он любил и слушался. Те, кто любит сладко есть, обычно о других думают меньше, чем о себе.
Не убедило? Можно добавить ещё. был способен публично и неоднократно сообщать неправду своему народу. Те, кто способен лгать, обычно о других думают хуже, чем о себе.
Не убедило? Можно добавить ещё. Да, собственно, вся настоящая книга состоит из таких доказательств. И, если вышеприведённые не убедили, то случай клинический. В России всегда, кроме плохих дорог, было много … Этих самых. Ну, Вы понимаете.
4.7.3. Как уже говорилось, первоначально вокруг было, прежде всего, два человека: и. Особенно выделялся своей решительностью и работоспособностью. Они трое, и другие рядом стоящие, надеялись, что сумеют относительно быстро вывести страну из кризиса. Вероятно, хотели для этого плотно поработать. А почему бы и не поработать на нужное дело, потом и лавры можно пожимать. Такие мечтания частенько бывают у реформаторов, перестройщиков и прочих соискателей облагодетельствовать человечество или хотя бы свою страну. Жаль только, что мечтателей бывает значительно больше, чем умеющих делать.
Уже на апрельском Пленуме (1985 года) ЦК КПСС, минуя должность кандидата в члены, членом Политбюро был избран. «, — вспоминает он, — пригласил меня пройти из зала в президиум, состоящий только из членов Политбюро. Я поднялся на возвышение, где находился стол президиума, и хотел занять место с краю. Но окликнул:
—, иди сюда, садись рядом.
Около заранее было оставлено свободное место, на что никто из собравшихся, думаю, не обратил внимание. Но, оказывается, это свободное место предназначалось для меня. Когда я занял его,, наклонившись ко мне, объяснил:
— Мы с тобой будем вести Пленум…
А после того, как были завершены все организационные вопросы, достаточно громко, чтобы слышал зал, сказал:
—, предоставляй мне слово, я пошёл на трибуну.
Этой фразой Генеральный секретарь по сути дела обозначил второго человека в Политбюро. Наивных людей в зале Пленума не было».
«, несомненно, оставался бесспорным авторитетом для всего гиганского партийного аппарата, и хотел верить, что пока находится при нем, он может не опасаться организационной фронды и тем более Вандеи».
Кстати, на том же Пленуме, также минуя ранг кандидата, членом Политбюро был избран, вскоре ставший Председателем Совета Министров СССР.
4.7.4. Новый Генеральный секретарь, казалось, имел уже команду. Но был достаточно опытным, чтобы делать ставку только на одну или две личности. Он хотел стоять на нескольких подпорках, так чтобы смена одних не вызывала проблем для его личной устойчивости. Уже в этом проявилась склонность балансировать между различными опорами.
Кроме незабвенного понадобились и другие подпорки горбачевского режима. «Самым влиятельным советником ко времени его прихода к власти был политик, который знал Запад по личному опыту, — ». О взаимоотношениях его с КГБ у нас ещё будет особый разговор (см. пункт настоящей книги).
Впоследствии напишет: « делал все для того, чтобы обеспечить приход к власти. Ему нужен был, и никто другой»…Не ахти какие рычаги, надо сказать, были для этого у, но он очень старался и искренне ликовал, когда в 1985 году все же стал Генсеком.
Возникает законный вопрос: с чего это вдруг воспылал любовью к ?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69