ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Радость моя, постарайся не отрываться от груп­пы, – наставляет меня мама Тигра.
– Не отставай, всегда будь в толпе, – вторит ей ба­бушка Жердь.
– Всегда будь впереди: тигр, скорее всего, набросит­ся на отстающих… – рассуждает дядюшка Пенек.
– Если прибежишь последним к Бурному Потоку, не пытайся прыгать, сразу бросайся в воду!
– Так и сделаю, тетушка Бурундучиха, – отдуваюсь я.
– И присмотри, пожалуйста, за Кротиком.
– Будь спокойна, тетушка. Мы с Молнией о нем по­заботимся.
– Ну хватит, хватит! Оставьте их в покое. Моим ре­бятам надо сосредоточиться. И потом, они отлично знают, что им делать, – гремит дедушка Пузан, кото­рый вернулся к месту состязаний после безуспешных поисков пропавшей добычи.
Он оттирает в сторону болельщиков и заверяет нас:
– Мы разработали тактику, которая не может прова­литься.
– Не лучше ли снять Кротика с состязаний? – пред­лагает Молния.
– Если бы это было возможно, – вздыхает учи­тель. – Попробуй-ка убеди его. С тех пор как он выиг­рал два состязания, с ним сладу нет. Считает себя не­превзойденным чемпионом. Его-то и предстоит опе­кать, Буйволенок, Березка и Вонючка, если повезет, смогут справиться сами.
– А Щеголек? – спрашиваю я.
– Судьи присудили ему третье место, так что и он будет участвовать. Но о нем я не беспокоюсь: он, ко­нечно, задавала, но когда речь заходит о том, чтобы уносить ноги, с ним никто не сравнится…
– Сдается мне, что особой опасности не будет, – шепчет Умник, улыбаясь.
– Ах так? – вспыхивает Щеголек, сам не свой от страха. – Если ты так уверен, почему бы тебе не поме­няться со мной местами?
– Поставьте Кротика в середину и, когда тигр при­близится, отрывайтесь но одному от группы, уводите зверя в сторону, – советует дяденька Бобер.
– А что, если тигр кого-то из нас догонит?
– Нет, не догонит: в опасный момент кто-то другой отвлечет его внимание. Два-три таких фокуса измотают зверя…
– А мы останемся свежими, словно капли росы, да? – прерывает его Щеголек.
– Да сколько раз нужно повторять нам, чтобы вы не волновались! – подмигивает Умник.
– Он просто спятил… – сердится Молния.
Мы присоединяемся к прочим участникам и, убедив­шись, что на берегу Бурного Потока остались воткну­тыми наши шесты, начинаем подъем по ущелью.
Через какое-то время останавливаемся под входом в пещеру.
Судья поднимает руку, и по этому сигналу на сосед­них холмах раздается оглушительный шум.
Болельщики лупят дубинками по выдолбленным стволам, вопят во все горло, потрясают кожаными ме­шочками, полными камней: таким образом они вынуж­дают тигра покинуть пещеру.
– Р-р-р-р! Каждый год одно и то же! – рычит папа Тигр, выглядывая из пещеры.
– Гр-р-р! И всегда в это время года, если ты заме­тил, дорогой, – отмечает супруга.
– В этой долине нет никакой личной жизни. Если подобный кавардак будет продолжаться, я поменяю укрытие…
– Да нет же, нет, надо хранить спокойствие. К вече­ру вес закончится, как всегда.
Я с места не тронусь. Я вчера так наелся…
– Кому ты говоришь… на неделю впрок…
– Странно, однако: столько мяса перед самым на­шим носом.
– Бабушка видела ледникового мальчика. Говорит, ему было ужасно трудно тащить все это мясо в гору.
– Р-р-р-р-р… зачем это ему понадобилось?
– Гр-р-р-р-р… пойди пойми этих ледниковых лю­дей…
– Ты послушай только, какой трезвон подняли!
– Конец света!
– Радость моя, боюсь, если ты не выйдешь, они не уймутся до вечера.
– У-ууу… Гр-р-р-р! Выйди, сынок, покажись. Может, они успокоятся, – упрашивает бабушка Тигра.
– У меня брюхо вот-вот треснет. Пошевелиться трудно…
– Говорила тебе: не ешь всех бизонов!
– Выйди, умоляю! – не отстает бабушка.
– Ну ладно. Только небольшая пробежка, чтобы ла­пы размять. Не собираюсь я есть этих ледниковых де­тей. От одной мысли все внутри переворачивается. – Папа Тигр лениво встает, потягивается и является во всей красе у входа в пещеру.
– Пасть раскрой, милый. Это всегда производит впе­чатление, – советует бабушка Тигра. – И еще покажи когти. Это необходимо.
Папа Тигр повинуется, вдобавок издает самое ужас­ное рычание, какое кто-либо когда-либо слышал.
Публика цепенеет. Судья бежит.
Участники состязания трясутся от страха.
– ДРРДРРДРР…
Оборачиваюсь на странный звук и обнаруживаю, что это стучат зубы Щеголька.
– Внимание: тигр сейчас прыгнет! – вопит Молния. Мы готовимся.
– Бегите! – кричит судья в тот самый момент, как зверь отрывается от земли.
ПЛЮХ!
Папа Тигр падает на брюхо; ему, наверное, ужасно больно: перед тем как броситься в погоню, он поднима­ет морду к небу и жалобно рычит.
– Гррр… вот так тюфяк! – замечает бабушка Тигра из пещеры.
Эта незадача позволяет нам, по крайней мере, до­биться порядочного преимущества.
Среди зрителей наши ставки растут, ставки на тигра падают. Рука Загребущая, который цинично поставил на тигра кучу кремней, кусает губы.
– М-м-м… не будем торопиться, это еще не конец! – намечает дяденька Бобер: уж он-то в повадках зверей разбирается. Мамы страшно переживают, им хочется увидеть вечером целыми и невредимыми своих малень­ких героев.
Кротик, которого тащим мы с Молнией, пыхтит и отдувается. Ему не догнать остальных, и тигр сокраща­ет дистанцию.
Когда между зверем и нами остается каких-нибудь сто шагов, Молния кричит:
– Мой черед!
И начинает карабкаться по склону. Папа Тигр не знает, на что решиться, и замедляет бег, чтобы поразмыслить спокойно.
– О нет… р-р-р-р-р… не заставляй меня лезть наверх, малыш! Знаю, обычай требует, чтобы я гнался за по­следним из стаи, но сегодня мне наверх не взобраться. Так что, уж извини, но я побегу за твоими друзьями.
Краем глаза замечаю, что тигр снова пускается бе­жать вниз по ущелью.
– Хорошенький совет нам дал дяденька Бобер… – бормочу я.
К счастью, рядом оказывается Буйволенок. Видя, что Кротик выбился из сил, он водружает его к себе на спину и бежит дальше. Буй­воленок не самый проворный, зато очень сильный; кажется, он даже не ощущает лишнего веса.
Тигр приближается, но и Бурный Поток уже недалеко. Мы слышим, как шумит вода, как ликует публика; некото­рые участники уже перепры­гивают на другой берег.
Вот и последний поворот.
Преодолев его, выбегаем на берег; Буйволенок тут же опрокидывает Кротика в реку и сам бросается в ледяную воду. Я готов последовать за ним, но вдруг вижу, что Молния отстал и зверь преграждает ему до­рогу.
Замечаю, что тигр совершенно вымотался и тяжело дышит, высунув язык.
– Давай беги, он совсем без сил! – кричу я.
– Что-то не хочется рисковать, – отвечает Мол­ния. – Лучше я снова взберусь наверх.
– Не надо! – кричу я. В гору он бегает быстрее тебя…
Но Молния не слушает, уже карабкается на скалы. Тигр в отчаянии наблюдает за ним:
– Р-р-р-р! Ты совсем спятил, если думаешь, что я полезу туда за тобой. Знаешь, что я скажу тебе, коро­тышка: вернусь-ка я к себе в пещеру да вздремну от души. Зайди через пару недель, когда я проголодаюсь. Тогда и поговорим…
И, испустив специально для зрителей еще один устрашающий рык, лениво удаляется в конец ущелья.
Болельщики ликуют, а Молния слезает со скал и присоединяется ко мне.
Мы беремся за шесты и исполняем безукоризненный Прыжок через Бурный Поток.
Когда восторги поутихли, наверху, среди зрителей, разгорается ссора.
Рука Загребущая не хочет отдавать проигрыш: утверждает, будто состязание проводилось не так, как всегда.
– С этим тигром что-то не так, – возмущается он. – Состязание подстроено!
– Сейчас я тебе такую взбучку подстрою, что не об­радуешься, – громыхает дедушка Пузан, хватая его за шкирку. – Живо выкладывай все, что проиграл. Этот тигр, скорее всего, просто объелся, и…
При этих словах страшное подозрение закрадывается в его голову.
– Похоже, этот паскудник слопал моих бизонов и моих козочек! – вопит он.
– Лучше твоих бизонов, чем моего сыночка! – ре­шительно заявляет моя мамочка, сияя от счастья.
Умник, улыбаясь, глядит на нас.
ВЕЛИКИЙ ПРAЗДНИК ВОКРУГ КОСТРОВ

Соревнования закончены, настала пора торжеств.
Если до этого момента племена разделял дух сопер­ничества, мощная воля к победе, не знающее удержу соревнование, то теперь все складывают оружие и при­нимают как должное итоги встреч.
Между ледниковыми людьми вообще-то существует великое братство, и противники, у которых мы вчера с трудом вырвали победу, становятся сегодня нашими лучшими друзьями.
По всей долине пылают костры, на углях жарится ароматная дичь, ледниковые мужчины и женщины без различия племен собираются в кружки, беседуют, сме­ются, поют песни.
Мы, ледниковые дети, тоже счастливы, потому что Весенние Игры означают конец учебного года.
Прекрасной летней порой мы отправимся с нашим племенем на большую охоту, увидим далекие земли…
А теперь наступает долгожданный момент: сегодня вечером дедушка Пузан вручит нам Годовые Копья.
Собирается Совет старейшин, мы рассаживаемся пе­ред ними полукругом; учитель торжественно поднимает дубинку-журнал и вызывает Березку.
– М-м-м… Березка. Ну-ка, посмотрим… хорошая лед­никовая девочка, серьезная, прилежная, усидчивая. Те­тушка Бурундучиха утверждает, что она делает отлич­ные успехи в Собирательстве, а дядюшка Пенек гово­рит, что она умеет общаться с животными. Он даже предлагает ей… гм… пройти курс у Шамана… – обраща­ется учитель к Полной Луне, который подходит к ос­тальным.
Старейшины дружно протестуют. Беззубый Лось в ярости.
– Свыханое ви дево, скавыте? Женфины в нафем пвемени довны ваниматься сфоими девами и…
Учитель сует ему под нос дубинку-журнал.
– Погляди, какие отметки! – громыхает он.
Беззубый Лось, Насупленный Лоб и Рука-на-распра­ву-легка продолжают ворчать, а дедушка Пузан вручает Березке Копье длиной в три локтя.
Моя подружка, кажется, хочет что-то сказать.
– Что такое? Ты недовольна? – спрашивает папа Большая Рука.
– Нет, довольна… но вы забыли… кое-что…
– Фто именно? – шамкает Беззубый Лось.
– Мы победили в Весенних Играх. И по обычаю, вы должны исполнить какое-то наше желание…
– Верно, – кивает дяденька Бобер.
– Ваше святое право, – утверждает тетушка Бурун­дучиха.
– Посвушаем, фто за жевание?
Березка набирает полную грудь воздуха и заявляет внезапно:
– Держать Лизунчика, волчонка, которого я спасла зимой!
Насупленный Лоб вскакивает с места, Рука-на-рас­праву-легка выкатывает глаза от изумления, Испепе­ляющий Взглядом с удовольствием сжег бы нас дотла.
– Ага! Значит, звереныш был! – вопит Насуплен­ный Лоб.
– Видите, я оказался прав! – вторит ему Испепе­ляющий Взглядом.
– Ну, за работу! – рычит Рука-на-расправу-легка, обнажая бицепсы.
– Минуточку, минуточку… – вмешивается папа Боль­шая Рука. – Вопрос неактуален перед лицом их бли­стательной победы. Они выразили желание, и мы обя­заны его удовлетворить, каким бы оно ни было. Но вы, ребята, все заодно?
– Да-а-а! – отвечаем мы хором.
– И ты, Щеголек? И ты, Вонючка?
– Да, – кивают товарищи.
Спорт творит чудеса! Весенние Игры снова сдружили нас.
В этот момент появляется дядюшка Пенек с Лизунчиком. Щенок уже ростом с Блошку, он виляет хво­стом, скачет вокруг нас, лижет руки.
– Какая вадость! – бубнит Беззубый Лось.
– Не понимаю, зачем он нам нужен, – возмущается дедушка Пузан. – Лишний рот.
– По крайней мерс, он очистит стойбище, – заявляет тетушка Бурундучиха. – Кто-то должен избавить нас от костей, которые вы, неряхи, всюду разбрасываете.
– Уже поздно, – спохватывается дедушка Пузан. – Продолжим раздачу Годовых Копий. – Смотрит в ду­бинку-журнал и вызывает Уголька.
– Его конек – магический рисунок. Но и по другим предметам он идет неплохо. Вот для него Копье в два с половиной локтя.
– Щеголек… м-м-м… мальчику предстоит еще много работать; немного ленив, и все же с честью выступил на Весенних Играх. Для него – Копье в два локтя, в надежде, разумеется, что в следующем году результат будет выше.
Не ахти что, но Щеголек ожидал худшего и совер­шенно счастлив.
Теперь очередь Мячика, который отнюдь не был примерным учеником.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...