ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ха-ха. Все равно, так опозориться – это уж совсем несолидно, как-то по-детски.
Экзамен я сдал. Инструктор улыбнулся мне и подмахнул какую-то бумажку.
Я внимательно прочитал ее. Право на вождение автотранспорта. Выдано мне. Кому же еще? Теперь я в своем праве. Мы вместе вылезли из машины, и он пошел прочь, не сказав отцу ни слова. Отец с грустной улыбкой взглянул на меня, и я стал снимать номерные знаки. Прислонившись к крылу машины, он, поглаживая усы, наблюдал, как я вожусь с проволокой.
– Я же тебе говорил, что никаких проблем не будет. Если как следует подготовиться – можно добиться чего угодно. Абсолютно чего угодно. Верно, сынок?
– Точно, па. Па?
– Да?
– Спасибо.
– Пустяки. Ты вполне этого заслуживаешь. Верно? Мы поехали домой; наверное, мне полагалось быть на седьмом небе от счастья, но почему-то особой радости на сердце не было. Да, теперь я имею право водить машину – и что? Но, когда мы подъехали к Малберри-роу, сердце все-таки заколотилось. Как же, молодой Келвин Эпплби сам приехал на машине домой, а если захочет, вообще может ехать один. Вон он, Келвин. Смотрите, как едет! Надо же, ай да молодец!
Мама ждала у садовой калитки. Она нанесла визит в парикмахерскую, и ее седые волосы слегка поголубели.
– Ну? Что скажете? Какие успехи?
– Как какие? Посмотри на машину, – сказал отец. Она посмотрела, но ничего особенного не увидела.
– Ничего нового не замечаешь?
Она снова посмотрела, теперь повнимательнее.
– Номера… – подсказал он. Наконец она увидела.
– Ох, как я рада. И ведь с первого раза. Какой ты умница. Мне бы такое в жизни не удалось. – Она обняла меня. – Теперь задача – остаться в живых. Сам знаешь, что творится на дорогах, особенно в наших краях. Так что езди осторожно. Обещаешь?
– Конечно, мамуля. Хочешь покататься с сыночком?
– Нет. Пока нет. Пожалуй, немного подожду. Ладно, идемте чай пить.
– А я собирался покататься. Звучит, ничего не скажешь.
– Один? Ну, не так сразу. Сначала выпьем чаю.
– Да я недолго.
Я посмотрел на отца, ища поддержки.
– Пусть парень прокатится, Элис.
– Ну хоть чашку чая выпить можно? Но я уже сидел в машине.
– Только не дорывайся, сынок. Управляй машиной спокойно. Как жизнью – спокойно.
Я спокойно довел машину до угла, повернул – и поджал на газ. Эта машина подвластна мне, великому мастеру, она поедет туда, куда я пожелаю. Я раздвинул крышу – и в лицо мне ударил ветер. Мои руки уверенной хваткой сжимали руль. Я переключал передачи, смело вписывался в повороты, плавно тормозил. Газу – до отказу! Бз-ззз! Вж-жжж! Скрипите, шины! По тормозам! И снова – газу!
Я колесил по Кентербери почти два часа, пока не начало темнеть. Из машины у всего кругом был дурацкий вид. Людишки плетутся, как муравьи. А я мимо них – вж-жжж! Бз-ззз! Эх, жалко никто не может оценить мое могущество!
Я остановил машину у дома Холландов. Дверь была открыта, и я сунул голову внутрь. Во взгляде увидевшей меня миссис Холланд я прочитал отчаяние.
– В конце концов, можно заказать такси, – сказал за ее спиной незнакомый голос.
– Входи, Келвин. Одним больше, одним меньше – какая разница?
В прихожей за спиной матери стоял Тристрам, а рядом с ним – Тристрам Марк Второй. Сходство было поразительное. Он был на несколько дюймов выше, но волосы, фигура, черты лица – все точно как у Тристрама. С ума сойти? Двое – только этого мне не хватало. Кошмар.
– Мой брат Филип, – представил Тристрам.
Я протянул руку, и Филип схватил ее и стиснул. Я сразу его вычислил. Осанка, искривленный рот, рукопожатие под настоящего мужчину. Самовлюбленный и наглый тип. Много о себе понимает. С маленьким Тристрамом – ничего общего. Короче, он мне не понравился.
– У нас общежитие сгорело, – сказал он мне, словно намекая, что это произошло не без его участия. – А до конца семестра всего две недели осталось, так что лучше их провести дома.
Он улыбнулся, будто ему чудом удалось воплотить в жизнь некий дьявольский замысел.
– А чемоданы он оставил на вокзале, – объяснила его мама.
– Решил прогуляться пешком, посмотреть, что за городок. Вроде бы ничего страшного, да?
– Джеффри – мистер Холланд – вернется поздно. А моя машина не на ходу.
– Какие проблемы? – Вот он, мой звездный час, яичко к обеду. – Я как раз на машине.
Эту удивительную новость миссис Холланд восприняла как нечто вполне естественное.
– Правда? Тебя сам Бог послал. Остальные тоже не удивились.
– Поехали, Тристрам. Заберем вещички брата. – Их мама протянула мне квитанцию на багаж. – Пока, Филип, до скорого. – Брать его с собой мне не хотелось. Он не произвел на меня большого впечатления. Его младший брат – куда лучше.
– Конечно. Пока. Спасибо. Тристрам вышел за мной следом.
– Я сегодня права получил, – похвастался я. – Больше в школу топать не надо.
– Класс. Трудно было?
– Не так, чтобы совсем легко. Но все-таки сдал.
– И машина отличная. Вот бы мне научиться водить. Я смотрел прямо на дорогу, но всякий раз чувствовал на себе его взгляд.
– Чуток подрастешь – обязательно научу. Тристрам вздохнул – когда это еще будет. Да, братец, тебе еще расти и расти.
– Брат нагрянул, как с неба свалился?
– До конца семестра мы его не ждали. Наверное, врет, что у них там что-то сгорело. Скорее всего, просто взял и слинял оттуда.
– С чего ты взял?
– Так кажется. Никто бы его не отпустил. Переселили бы куда-нибудь, и все.
– На две недели?
– Может, и нет. Не знаю. – Он снова вздохнул. – Мы хотели сегодня к тебе завалиться, посмотреть концерт по телевизору…
– А теперь ничего не выйдет?
– Конечно, в первый вечер смываться неудобно. Все-таки брат.
Мы доехали до вокзала и взяли там два чемодана.
– А у тебя с ним отношения не очень?
– Как сказать? Вроде ничего… Просто он всегда во все встревает. И никуда от него не денешься.
– Так уж и всегда.
– Ну, почти всегда.
– А тебе его общество в таком объеме не требуется?
– Не в этом дело. Просто…
– Ладно. Я понимаю. Будь у меня брат, я, наверное, чувствовал бы то же самое.
– Вообще-то он мне нравится. Он же мой брат… Остальную часть пути мы ехали молча. Вж-жжж! Я переключил передачу. Вж-жжж! Могу дотронуться до его колена. Вж-жжж! Могу, но не буду.
Знаешь, что, – сказал я ему, когда мы выехали на Малберри-роу, – давай-ка я в воскресенье днем свожу вас с Дженни за город. Мне охота покататься, вот я и вас прихвачу за компанию.
– Ты правда хочешь?
– Стал бы я иначе предлагать? Да и ваше общество меня устраивает. Можно сказать, буду польщен, если согласитесь.
– Честно?
– Честно.
ГЛАВА 36
– Реймонд, надо что-то делать.
– Насчет чего, дорогая?
Он уронил газету на пол между кроватями.
– Весь город об этом говорит.
– Кто говорит, дорогая? О чем?
– О Дженнифер и парне Холландов. Надо что-то делать. Ты должен с ними поговорить.
– И что же о них говорит весь город? И кто это конкретно: «весь город»?
– Буквально все. «Миссис Траншан, я снова видела вашу дочь с парнем Холландов. Вы знаете, они живут в каком-то своем мирке – никого и ничего вокруг не замечают». Куда ни иду, везде ко мне пристают с такими разговорами.
– Везде?
– Не валяй дурака. Ты прекрасно меня понимаешь. Ты должен что-то сделать. Он ей не пара.
– Интересно, что же я могу сделать? Она опять начнет плакать и грубить. Это возрастное. Пройдет.
– «Что я могу сделать?» Поговорить с его родителями – вот что! Расскажешь им – они тоже зачешутся.
– Не смеши. Что они, по-твоему, мне скажут? На смех нас поднимут – этим все кончится. Да и вообще, пока ничего не случилось. Возрастное это. Пройдет.
– Тебе надо, чтобы земля разверзлась под ногами – тогда ты пошевелишься.
– Я знаю, что все это ей ни к чему, но нам придется перетерпеть. Все выгорит само. А подливать в этот костер бензин – не годится.
– Тебе лишь бы ничего не делать. Дождешься. Увидишь тогда, что не прав. Только как бы поздно не было.
ГЛАВА 37
Отвезти маму в город за покупками – это мне было очень приятно. Сын везет маму – восстанавливает разрубленную пуповину. Пожалуй, теперь маме не обойтись без меня. И, таща ее покупки по Хай-стрит, я впервые не чувствовал себя ее ребенком. Я помогал ей, но по своей воле, как взрослый.
В лавке мясника нас окликнула миссис Траншан. Я предполагал, что могу встретить ее в компании моих детишек, но никак не рассчитывал на Филипа. Дженни и Тристрам стояли в дальнем углу магазина, вокруг них вился Филип. Я подошел к ним – привет! Дети застенчиво улыбнулись в ответ.
– Помогаешь мамуле с покупками? – шутливым тоном поинтересовался Филип.
К счастью, я был намного старше его, и ему это было известно.
– А ты?
– Я так, болтаюсь без дела.
– Ну, где же они? – услышали мы раздраженный голос миссис Траншан. – Это они только думают, что помогают, а как только понадобятся, их нету, – пожаловалась она мяснику.
Тристрам и Дженни поплелись к ней со своими сумками, а Филип зашептал:
– Мамочка зовет. Бегом к мамочке.
Я наступил ему на ногу и тут же стал бурно извиняться. Сам знаю, что очень тяжелый, сказал я ему.
Раскладывая мясо по сумкам, мясник взглянул на детей.
Опять эта парочка. Он хмыкнул с видом все видавшего мудреца, и миссис Траншан благодарно кивнула ему – хоть вы меня понимаете?
Ну, это уже свинство. Обязательно надо так грубо? Безо всякой причины? Черт бы вас подрал. Тристрам и Дженни просто хотят быть вместе, они никому ничего не делали. Я вышел из магазина и стал ждать на улице. Я помогаю маме с покупками, во всем остальном – не участвую.
Часов в пять, прорываясь сквозь дебри экономики, я услышал их пересвист. Так рано? Я быстро вылез на крышу и занял наблюдательный пункт. Через несколько минут они вышли из своих домов и быстро пошли по улице. Бегство?
Я кинулся вниз, схватил плащ, в карманах которого было все необходимое снаряжение, и выскочил за дверь. Взглянул на свою мини-машину. Почему нет? Я нырнул за руль. Ну, где дети? Направо, налево – нет. Без машины мне их не найти.
Но и с машиной я нашел их далеко не сразу. Уже подумал, что потерял, но наткнулся на них в центре Кентербери. Они не бежали, но шли довольно быстрым шагом. Они даже не держались за руки, явно шли к какой-то цели, и эта целеустремленность пугала. Я ехал ярдах в ста за ними, стараясь держаться поближе к кромке тротуара. Еще ни разу в жизни я не ехал так медленно, и машина заглохла. Я снова ее завел, и через двадцать ярдов она заглохла снова. Такое повторилось еще дважды, и в конце концов я привлек внимание полицейского. Он подошел ко мне.
– Праздного любопытства ради – чем занимаетесь, сэр?
– Учусь ездить медленно.
– Понятно, сэр. Можно взглянуть на ваши права? Он словно распевал песенку на одной ноте.
– Я сдал экзамен только вчера.
– Понятно.
– Но бумажка, что подписал инструктор, у меня есть.
– Отлично. Можно на нее посмотреть?
Я передал документ через окошко. Вообще полицейские мне нравились, такие деловитые, неторопливые, улыбаются тебе. Он взглянул на бумагу.
– Какой у вас номер машины, сэр?
– Что?
– Какой у вас номер машины.
Мои детишки скрылись из вида. Что там бормочет этот дурак?
– Кажется, я его не помню. Номер-то новый. Еще на память не выучил.
Должен же я их догнать!
– Понятно.
– Машина – это подарок отца.
– Понятно.
– Его зовут Джордж Эпплби.
– Адвокат?
– Да.
– Понятно. Хочу дать вам маленький совет. Выучите номер вашей машины, сэр, а во-вторых, никогда не ездите так медленно. У вас и с быстрой ездой проблем хватит.
Он" вежливо улыбнулся и отошел. Дети! Где дети? Я резко нажал педаль газа и слишком быстро снял ногу со сцепления. Шины взвизгнули – и машина снова заглохла. Полицейский остановился и обернулся. И зашагал было ко мне. Меня бросило в пот. Я снова завел машину и отъехал, изо всех сил стараясь не смотреть в сторону полицейского.
Я их все-таки потерял. Нету! Наверное, потопали в собор. Я запарковал машину неподалеку, пробежал в соборные ворота – вон они, входят в церковь. Со вздохом облегчения я последовал за ними. Притормозив в дверях, я заметил – они спускаются в склеп, и уже хотел было идти за ними, но вспомнил – на мне никакой маскировки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...