ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они меня знают. Через несколько шагов начнётся небольшой спуск!»
Ц предупредила она.
Одна из висящих тварей всё же слетела со своего места и с громким писком р
инулась к выходу. Остальные продолжали смотреть свои сны.
Спуск становился всё круче.
Темнота была абсолютной, но не тишина.
Было слышно, как где-то журчит вода.
Девушка вела своего подопечного молча, ориентируясь на этот звук, лишь к
ое-где коротко предупреждая его перед поворотом.
С момента входа в пещеру прошло уже минут двадцать.
Но так как они шли неторопливым шагом, то трудно было пересчитать это рас
стояние в метрах.
Лёгкий сквознячок тронул лица идущих.
«Скоро река! Ц тихо сказала ларуна, Ц
она впадает в озеро. Его называют О-Зеро Ц нулевое место пере
д входом в новый отчёт времени. О-Зеро сбрасывается в пустоту, но это не пр
опасть. Там проп а сть невозможно. Ты выйдешь из
пустоты на другую Землю, которая находится внутри старой литосферы Земл
и. Там есть и своё небо, и своё солнце, и своя жизнь».
Астом вздрогнул. Предчувствие подсказывало ему, что изменен
ия в его жизни будут бесповоротными.
«Ты правильно предполагаешь , Ц сказала ларуна
. Ц Это и есть твой Рубикон, который ты должен перейти без огл
ядки, без страха, без сомнения. Твоя жизнь будет продолжаться в совершенн
о новых условиях, к которым мы тебя готовили. Не растеряй наших надежд».
«Мы… Ц подумал, было пришелец, но ларуна перебила его мысль.

«Не мы. Ты. Меня с тобой не будет. Я останусь в твоём сердце, люб
имый мой. Понимаю, для тебя это самый трудный шаг. Но ты должен шагнуть в эт
у реку. Иди! Благодарю тебя за всё!» Ц и ларуна отпустила руку
Астома.
Подземная река шумела у самых его ног. Астом чувствовал, что Даки ещё не уш
ла. Она ждала его решительного шага.
Сердце тоскливо сжалось у человека, но второй источник сознания строго в
ернул его к реальности:
«Привязанность к любимой Ц снова замкнёт твой Круг. Нет смысла оборачив
аться в нём снова!», Ц услышал он в своих слуховых улитках.
И Астом решительно шагнул в холодную подземную реку.
Через несколько секунд он уже плыл в своё завтра.
Если только там существует это завтра.
Но это существование уже не входит в старую картину.
Для того, чтобы его увидеть, нужна новая картина.

Шестая картина
.

ХОМО ИНКОГНИТО.

Подземная река несла человека в неведомое.
Течение было довольно быстрое.
Это было понятно по эху, которое отражалось от скал, в толще которых река п
робила себе ложе.
На это, возможно, потребовались целые эры.
А это значило, что вход в неведомое существовал очень давно, если не всегд
а.
Зацепиться за «берег» не было никакой возможности, даже если бы это захо
телось.
«Да и к чему цепляться за старое?» Ц подумал тот, кого несло течением.
Вода была очень холодной, и у плывущего стало сводить ноги.
Но их не успело свести до конца.
Неожиданно течение стало более плавным и пловца вынесло в О-зеро.
Некоторое время его крутило в водоворотах, образованных контактом стре
мительной реки с озером, но пловец понял, что надо двигаться, и, наугад, рин
улся к едва слышимой кромке воды, которая звучала в гроте по иному.
Это были последние взмахи его рук в этом течении времени.
Пловца развернуло головой вперед, и он стал падать.
В падении его переворачивало, подбрасывало, скручивало, сгибало, растяги
вало, сжимало, било, выворачивало и снова разворачивало в неизвестных ко
ординатах.
В какой-то момент отвесное падение изогнулось и перешло в скольжение.
Где-то впереди забрезжил свет.
Точка света расширялась, и повеяло теплом.
Тепловое излучение перешло в багровый, а потом в красный цвет.
Красный цвет сменился розовым, потом оранжевым, жёлтым, и, увеличиваясь в
диаметре, пройдя все цвета радуги, приблизился к фиолетовому.
Фиолетовое светило уже было различимо как сфера, которая была живым Суще
ством, и, переходя в ультрафиолет, приглашало:
«Иди ко мне, сын мой, сольёмся воедино!»
Бог знает, в какие диапазоны его несло, но ясно было одно, Ц воды вокруг не
го уже не было.
Воды отошли. Куда они подевались, Ц было неясно.
Но это было неважно. Важнее было то, что его принимало. Или кто.
В какой-то миг выплывающий почувствовал, что, пройдя все известные часто
ты, он попал в последнюю часть электромагнитного диапазона Ц в плотную
частоту вращения электронов вокруг атома.
Это была Материя.
Яркий свет взорвался в его новых раскрывшихся глазах, и он заорал от боли
в глазах.
Материя нежно взяла его на руки и прижала к груди.
«Любимый мой! Здравствуй!»
Жгучие, соленые капли упали на его голову, и, появившийся на свет, снова за
кричал.
«Кричи! Кричи громче! Наполняй свои легкие свежим воздухом!» Ц радостно
сказала Материя. Ц Смотрите! Вот сын божий на Свет появился!»
«Матерь Божия! Ц удивились бомжи, сидевшие в подвале. Ц А говорили, что н
е получится!»
«Что значит, не получится?! Ц сказала бомжи ха, принимавшая роды. Ц Непор
очное зачатие известно с древности. Только тайна его была утрачена навсе
гда».
«Неужели это Второе Пришествие Иисуса Христа?» Ц задал вопрос в никуда
старый интеллигент, крестясь слева направо.
«Это всё конструкции твоего философского ума Ц заметил его сосед, протя
гивая руку к сумке с пустыми бутылками. Ц Дважды одного не бывает, как два
жды не войдешь в одну и ту же реку. Пойду-ка я сдам бутылки, фургон уже долже
н быть на месте».
Малыша обмыли под краном возвратной воды из теплосистемы, вытерли тряпк
ами, какие попались под руку, а пуповину с плацентой сунули в полиэтилено
вый мешок.
Он затих, приложившись к груди, и женщины сдернули старую простынь, котор
ой прикрывали роженицу от нескромных глаз.
«Долго ли сглазить, нехотя!» Ц сказала старуха, сворачивая простынь.
Теперь вся компания «БИЧей» Ц бывших интеллигентных человеков могла л
ицезреть младенца с матерью.
«Пойду-ка я по этому случаю нарву цветов с клумбы!» Ц сказала молчавшая д
о сих пор женщина.
«А не сцапают?!» Ц предупредила её другая.
Малыш оторвался от груди, повернул головку и пролепетал:
«Цветы увядают, когда мы хотим сохранить
их…»
После этог
о его рот снова занялся исполнением его основной функции Ц приёму пищи.

Бутылки за
звенели из выпавших рук того, кто собирался сдать их. Он споткнулся о поро
г и чуть не упал.
Остальные с перекошенными лицами испуганно уставились на младенца.
«Матерь Божия! Ц прохрипела акушерка. Ц Кого ж ты нам родила?»
Этого не знал никто. Все молчали. Кое-кто крестился.
«Что ж мы с ним будем делать? Ведь узнают Ц конец нашему покою!» - донёсся г
олос из угла подвала.
«Тебе твой покой дороже всего! Ц возмутились женщины. Ц И почему мы долж
ны что-то делать. Молчать про это надо, вот что!» Ц галдели они.
«Истину не скроешь!» Ц снова пролепетал малыш.

«Господи! Е
му еще часа нет, а он уже об истине. Да что ты знаешь об истине-то?» Ц сказал
тот, что не пошел с бутылками.
«Я знаю че
тыре Благородные Истины» Ц тонким голосочком произнёс мла
денец.
«Вот как? Ц удивились другие интеллигенты. Ц Мы не знаем, а он знает! И что
же это за благородные истины?»
«Истина о страдании. Истина о причине страданий. Истина о ко
нце страданий. Истина о Пути прекращения страданий»
«Это правд
а! Ц сказал один из «бичей». Ц Мы проходили это на факультете, когда я был
ещё полон сил. Истинная, правда! Клянусь!»
«Как же мы его назовём?» Ц ни к кому конкретно не обращаясь, спросила Мать
, позволившая себе эксперимент с непорочным зачатием.
«Майтрейя!
» Ц сказал младенец и, закрыв глаза, погрузился в самадхи.
«Ну, наделала ты дел со своим экспериментом! Ц сказала акушерка. Как тепе
рь будешь выпутываться, Дарья?»
Дарья не ответила. Она с улыбкой смотрела на малыша, нежно качая его на рук
ах. Личико младенца было невозмутимо, как у мудрого старца.

Тем временем в Шереметьево приземлился самолет, летевший из Катманду.
Группа монахов, в ритуальной одежде не задерживаясь в аэропорту, наняла
микроавтобус и покатила в Москву.
Монахи что-то говорили по-тибетски, лишь изредка один из них, говоривший н
а ломаном русском языке, давал указания водителю, сверяясь с дорогой по к
акому-то прибору.
«Газель» пересекла центр и нашла Варшавское шоссе.
Они долго стояли в пробке у развилки Варшавского и Каширского шоссе. Нак
онец машина свернула на Каширское шоссе, проехала институт, от которого
на километр пахло радиацией, и остановилась у одного из домов.
Монахи расплатились долларами.
Видимо их количество удивило водителя, ибо он быстро спрятал зелёные в к
арман пиджака и спросил:
«Вас ждать?»
«Если через полчаса нас не будет Ц уезжайте!» Ц сказал знающий русский
и задвинул дверцу.
Прохожие с удивлением рассматривали буддийскую делегацию, которая нап
равилась к одному из домов.
Как бы по наитию, один из них направился к торцу дома, где находился вход в
подвал.
«Это здесь!» Ц сказал он соплеменникам и трижды постучал кулаком в двер
ь.
«Кто?»Ц глухо донеслось из глубины.
«Свои!» Ц выученной ломаной фразой ответил стучавший.
«Опять напился, Ц язык еле вяжешь!» Ц ответил женский голос.
Тем не менее, дверь открылась, но, увидев незнакомцев, женщина попыталась
закрыть дверь.
Монахи сделали какой-то жест пальцами, пробормотали непонятное заклина
ние и консьержка, обмякнув, заснула у дверей.
Толкая друг друга, монахи ввалились в подвал, и бухнулись на колени у вход
а. Они воздели руки к младенцу и хором запели:
«НАМО БУДДА! НАМО ДХАРМА! НАМО САНГХА!»
Поклонившись младенцу, они снова запели:
«ОМ МАНИ ПАДМЕ ХУМ!... ОМ МАНИ МАДМЕ ХУМ!»
Сделав глубокий поклон, они снова запели:
«САНГЕ ЧОЙДАН ЦОГЕ ЧОГ НАМДА ЖАНЧУБ БАРДО ДАНЕ ГЬЯБ СУ ЧИО ДАГЕ ЖИНСО ГИВ
Е СОНАМ ГИЕ ДОЛА ПАНЧЕР САНГЕ ДУБАР ШОГ»
Младенец в
ышел из самадхи, повернул голову и чётко ответил:
«ОМ ОМ ОМ С
АРВА БУДДХА ДАКИНИ ЙЕ
ХУМ ХУМ ХУМ ПАТ ПАТ ПАТ СУУХА».
Мать, держа
вшая его на руках, склонила голову в почтении и обратилась к пришедшим мо
нахам:
«Майтрейе
нет еще и суток. Постарайтесь не утомлять его!» Ц кротко попросила она.
Монахи сделали глубокий поклон в сторону матери и, достав из своих несес
серов ароматические пирамидки, зажгли их.
Затем они достали белые полотенца, и надели их на шею матери и младенца.
После этого они положили дары у ног святой пары.
Не забыли пришельцы и окружающих. Каждый получил то, что хотел.
Подвал наполнился благоуханием и светом, который излучали, казалось, сам
и стены.
Младенец почмокал губами и сказал по-русски:
«Я вошел в тело этого случайного человечка, и Нирманакайя да
спасет его от всех непредвиденных случайностей! Пусть будет так, как зап
оведовал последний Будда Шакья Муни».
И обратившись к своей Матери, сказал, трогая ручонками его ли
цо:
«Не беспокойся, Мамма! Утомление мне не грозит. Пойдём с нами!
»
Пришельцы
и постояльцы облегченно вздохнули, Ц проблем не будет.
Монахи достали из рюкзака свежую ритуальную одежду, в которую были облач
ены сами, одели в неё мать и, поддерживая её под руки, по одному, стали выход
ить наружу.
«Разве мне не нужно зарегистрировать рождение дитя? Показать плаценту?»
Ц спросила роженица.
Русскоговорящий улыбнулся. Он перевел её слова по-тибетски, и монахи тож
е широко улыбнулись.
«Регистрация уже состоялась в Космосе! Ц ответил переводчик. Ц А гражд
анство ему не нужно. Регистрация подразумевает собственность государс
тва на гражданина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...