ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Их «босс» валялся не
подалеку под кустами, обнимаясь с какой-то блондинкой.
Том изредка встречал их всех и поодиночке и группой в Терийоках, но ни они
, ни он, не представляли интереса друг для друга, и они спокойно расходилис
ь.
Сегодня же было ясно, что просто так им не разойтись.
Осведомитель не ожидал от Тома такого поведения. Он готовился к погоне, к
драке, к чему угодно, но не к такому повороту дела.
«Эй ты! Вставай! Так не отделаешься! Сейчас тебя всё равно заметут! Не надо
было, сучара, вступаться за тех Ц с Пухтелевой горы!» Ц орал осведомител
ь, но подойти боялся, Ц под рукой у Тома было тяжёлое весло.
«Босс! Что с ним делать? Ц окликнул он предводителя, лапавшего блондинку.
Ц Посмотри, как он разлёгся тут, слово он хозяин!».
«Закрой хлебальник! Ц вяло отвечал тот. Ц Никуда он на хер не денется!»
На пляж стали выходить первые отдыхающие из ближайших домов отдыха, кото
рые любили купаться раньше всех.
Не прошло и пяти минут, как тишину утра разрезал вой сирены. Машина шла с г
оры, где стояла школа, и, не снижая скорости, пересекла Приморское шоссе. Л
ихо влетев на аллею, ведущую к «Золотому» пляжу, ГАЗ-69 затормозила только
у песчаной полосы.
«Ну! Дождался, педик? Ц злорадно спросил осведомитель Ц А, ведь, мог отку
питься, мудак! Костя, вот он Ц закричал он в сторону вышедшей бригады. Ц П
оехали вдвоем, а вернулся он один!»
Наряд оперативников из трёх человек медленно приближался к лежащему.
Одновременно с ними к лодке направился один из отдыхающих в плавках.
«Гражданин! Вставайте! Ц приказал Тому тот, кто видно был старшим. На нём
был мундир старшего сержанта, на поясе висела дубинка и кобура.
К месту происшествия потянулись и другие отдыхающие, любопытство котор
ых было сильнее, чем желание искупаться.
«Не надо ему вставать! Ц сказал кто-то из отдыхающих, который подходил пе
рвым. Ц Том, привет! Обратился он к лежащему. Ты приехал раньше, чем мы дого
ворились. А ты, падаль! Ц накинулся он на стукача, Ц что меня не знаешь?»
«В чём дело? Ц спросил старший опер группы. Ц Объяснитесь?»
«Да и так всё ясно! Ц ответил отдыхающий. Ц Моя это лодка. Да, мы вместе ухо
дили в залив вечером. Потом я его оставил рыбачить, а сам поплыл к Келломяк
ам, Ц там меня ждала моя знакомая. Мы договорились встретиться в шесть ут
ра, а он пришёл раньше. Вот и всё. Давай ключ-то, обратился он к Тому Ц да пом
оги стащить её до воды, вон за ночь вода куда ушла!»
«Так! Ц разозлился старший мент. Ц А ну-ка подобрать разбросанные бутыл
ки! Мусор тоже! И кончайте тут блядство! Ц крикнул он ночным гулякам. Ц А т
ы, Костя, залезай в машину! Не хрена лапшу на уши вешать. Получишь своё за ло
жный вызов!»
Гуляки быстро смотали свои шмотки и шмыгнули в лес.
Стукач с унылым видом пытался оправдаться. Направляясь к машине, он огля
нулся, и погрозил Тому кулаком.
«Давай, давай Ц в машину! Ц скомандовал ему старший. А то ребята тебе быс
тро скрутят руки!».
Взревел мотор и газик, развернувшись, спокойно поехал в гору.
Только теперь Том взглянул в лицо своего союзника. Это действительно был
рыбак, который пригласил его на «рыбную ловлю».
«Спасибо!» Ц сказал Том, помогая ему дотащить лодку до воды.
«Не за что! Ц ответил тот. Ц Вот ты и прошел опыт, использовав ещё одну стр
атагему. Она называется «Выбросить черепицу, чтобы завладеть яшмой» - ул
ыбнулся голый.
«Не вижу смысла» Ц сознался Том.
«Глупый! Ц засмеялся отдыхающий. Ц Ты выступил в роли стратега, который
показывает противнику что-то, обладающее мнимой ценностью, чтобы застав
ить его сделать нечто действительно, значимое, полезное для тебя в данно
й ситуации» Ц объяснил он.
«Я глупо себя вёл, наверное, Ц виновато сказал Том. Ц Мне лучше выспаться
, а то я ничего не соображаю».
«Ты вёл себя вполне разумно! Ц одобрил его пловец. Ц Не полез в драку, как
раньше, не стал заискивать перед ним, не побежал, короче, не сделал ничего
из сотни того, что мог сделать. Ты выбрал самый верный вариант. Я назвал те
бя глупым потому, что ты не узнал этой стратагемы, как ученик, который не в
спомнил теоремы, которую он доказал. А теперь, возьми свою постель и иди, с
казал он, разыгрывая из себя Иисуса».
«Значит, ты всё-таки ларуна!» Ц убежденно сказал Том.
«Что ты там болтаешь? Какая ларуна? Что это за слово?» Ц возмутился отдыха
ющий.
«Шутит, или действительно не знает, что с ним было ночью, Ц подумал Том. Ц
Всякое может быть. Может быть, ларуна действительно использовал тело отд
ыхающего для своего урока. Но тогда непонятно, откуда отдыхающий знает м
еня» Ц размышлял Том.
«Иди спи, и не думай ни о чём, Ц сказал тот, - Человеческий ум всегда ищет об
ъяснений непонятному, ибо это успокаивает. Но объяснения ни ничего в при
нципе не меняют, и факт остаётся фактом».
«Хорошо! До свиданья! Ц попрощался Том. Ц Меня ждёт трудный день, и как по
казывает настоящая картина событий, следующая будет не менее интересно
й».
«Это твои проблемы, Ц толкая лодку перед собой, сказал отдыхающий Ц Моё
дело во время оказаться в нужном месте. Будь здоров!» Ц махнул он рукой ст
оящему на берегу.

Картина третья.

НЕРА
ЗДЕЛИМЫЕ.

Спящ
ий проснулся и посмотрел за окно. Солнце стояло почти в зените.
Реальность переплеталась с нереальностью, которую он пережил в последн
ие дни.
Ум требовал объяснений. Иначе он грозил сойти с ума.
Действительно, если рассказать всё, что с ним происходило, друзьям и знак
омым, то они посчитали бы его рассказы фантастикой или ложью, а его самого
Ц сумасшедшим.
Значит, сначала следовало объяснить всё, что было, прежде всего, самому се
бе, найдя для ума неопровержимые аргументы.
А уж потом, если кому-нибудь будет интересовать его неадекватное поведен
ие, придумать для него что-нибудь адекватное.
«Итак, Ц размышлял Том, Ц правильным ли будет утверждать, что окружающа
я среда состоит только из плотной материи? Конечно, нет! Радиоволна невид
има, но это не значит, что её нет. Надо полагать, что еще до открытия радиово
лн, они уже существовали в природе. Ведь в атмосфере земного шара одновре
менно всегда сверкает около 10 000 молний. И по закону самоорганизации в этом
океане электромагнитных волн, так же как в водном и в воздушном океане, пр
ирода должна была организовать и воспитать тысячи сознательных сущест
в».
«Это убеди
тельно Ц откликнулся его ум. Ц Ты доказал их существование, когда совме
стно с другими учёными, открыл законы связи с окружающими сферами сознан
ия в горах Тянь-Шаня».
«Тогда что
тебе ещё нужно? Ц спросил сам себя Том. Ц Разве ты не знаешь, что наука нау
чила всех людей думать, что кроме материальной сферы существования, нет
ничего более реального.
И люди, запрограммированные подобным образованием, думают, что материал
ьную сферу не могут окружать никакие другие сферы жизни.
Странным является то, что когда люди делают подобные утверж
дения, они исключают всё остальное».
Размышляя так, Том встал и прибрал койку.
Затем сунул электрокипятильник в кружку, налил воды и включил вилку. Ког
да вода закипела, Том бросил в неё щепоть зеленого чая и стал одеваться.
В дверь позвонили. Зашел сосед Ц глубокий старик, кормящийся сбором бут
ылок в местных домах отдыха.
«Чё не на работе? Ц спросил он. Ц Одолжи заварочки, если есть!»
«Баста! Ц сказал Том. Ц Уезжаю в Питер. Там, говорят можно устроиться в ЖЭ
Ке электриком. Обеспечат и пропиской и служебной комнатой».
«И когда едешь?»
«Да вот, чаю попью и поеду», Ц сказал Том, отдавая старику всё оставшееся.

«Так тебе вроде бы обещали постоянную работу на военном заводе за станци
ей. Кстати, ты не слышал, люди болтают, что рядом с военными садилась тарел
ка. А ещё говорят, что за Пухтелевой горой несколько раз видели «снежного
» человека» Ц сосед слышал о бывших экспедициях Том и пытался его заинт
ересовать в знак благодарности за оставленные продукты.
Том отлил настоявшегося чаю
в свободную кружку и протянул старику.
«Чёрт с ней, с постоянной работой Ц ответил Том, проигнорировав слухи об
аномалиях Ц Человек не должен жить в постоянной обстановке. Он должен в
сё время менять её».
«Это почему же? Ц спросил озадаченный старик. Ц Я вот сорок лет работал н
а одном месте, мой портрет на «Доске почёта» до сих пор висит. Летунов у на
с в обществе не уважают!»
«Эка ценность! Ц хохотнул Том. Ц Я тебе другое скажу: Если человек меняет
обстановку, ищет перемен, ищет чего-то нового, то он и сам обновляется, пон
имаешь? А обновляться Ц значит омолаживаться!»
«Философия всё это! Ц буркнул старик. Ц Что-то я молодых стариков не виде
л».
«А ты ничего и не видел за свои сорок лет! Ц ответил Том. Ц Так я вот что те
бе скажу на прощанье. Я видел в горах Тянь-Шаня стариков, у которых не было
ни одной морщинки.
Однажды в Кум-Тор, где мы стояли с экспедицией, забрёл китайский монах. Ему
было 107 лет. Но по лицу ему можно было дать не больше 60-ти. Это у него я узнал, ч
то перемена и обновление обстановки обновляет и омолаживает самого чел
овека».
Сосед оживился. Отхлёбывая свежий чай, спросил:
«А ещё что интересного рассказывал тот монах?»
«Интересное Ц только в цирке. Для интереса я не щёлкаю клювом», ответил Т
ом, собирая рюкзак.
«Я интересуюсь не для развлечения!» Ц обиделся старик.
«Да, ладно! Ц примирительно сказал Том, Ц я не хотел тебя обидеть. Сам оби
делся. А монах, что монах? Мне запомнились его слова насчёт Будды, который
нигде не задерживался дольше пяти дней. Чтобы не привыкать, чтобы не возн
икала привязанность».
«А что Ц это плохо?»
«Ну, это, смотря у кого какая философия, Ц ответил Том. Ц Вон, марксистко-л
енинская философия, по которой ты жил была нормой жизни
так ведь?»
«Так!» Ц сказал сосед, не зная, к чему же клонит его оппонент.
«Ну вот, а на востоке нормой жизни является фило
софия буддизма. Или ты не уважаешь нормы жизни соседней цивилизации?»
«Но мы же не на востоке живём, а в России» Ц парировал коммунист.
«Мы говорим не о том, где мы живём. Мы говорим, что
есть, кроме материализма, и другие нормы жизни, которые нельзя исключать.
А ты, живя только в своей норе 40 лет, исключил из своего ума все остальное. Т
вой ум стал постоянным, неизменным Ц неспособным к омоложению. Понятно?
»
«Ничего мне не понятно Ц ответил старик. Ц Слова вроде бы все русские, а
не понимаю».
«Если твой ум отделён от остального мира, то он быстро разлагается, Ц тер
пеливо объяснял Том. Ц Любое яйцо, отделенное от наседки, загнивает и раз
лагается. Разложение Ц это смерть. Вот ты и приблизил к себе смерть раньш
е времени со своей философией, понятно?»
«Ну, с яйцом это ты здорово объяснил, понятно Ц согласился сосед. Ц А что,
разве уже поздно мне поменять философию? Неохота умирать то раньше всех!
».
«Никогда не поздно всё изменить Ц ответил Том. Ц Даже если перед смерть
ю ты раскаешься, увидев все свои убеждения ошибочными, то ты уже без ошибо
к предстанешь перед Всевышним судьёй. А если без ошибок Ц значит и судит
ь не за что, представляешь?»
«Зря ты уезжаешь, Ц грустно сказал сосед. Ц Я бы тебе семинар в домах отд
ыха организовал. Наставлял бы людей на путь истинный, как меня старого ду
рака!».
«Вот ты и организуй его себе сам, Ц сказал Том, подавая ему с полки томик К
ришнамурти. Ц Только сначала сам разберись. Мудрый был автор, Ц верь ему!
»
«Спасибо! Ц сказал сосед, принимая книгу. Ц Ну, не буду тебя задерживать.
Будь здоров, земляк!»
Они попрощались. Том вскинул на плечо рюкзак и, закрыв дверь на замок, напр
авился к электричке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...