ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда я закончил, он свернул на обочину и предложил мне сесть за руль.
– Я хочу проехать до автострады, посмотреть, что ты там навыбирал.
Мы вернулись в город, пересекли его, проехали, мимо базы. Ориентиры растворились в темноте, пришлось пользоваться лишь показаниями спидометра, но нужные участки я нашел без труда.
На обратном пути он достал из нагрудного кармана пузырек, проглотил две капсулы и предложил пузырек мне. Я спросил, что в нем.
– Бенни. Нам же не спать всю ночь.
– Обойдусь без них.
– Потом они тебе все равно понадобятся.
– Возможно.
Он завернул крышку.
– Дело хозяйское. Скажи, когда передумаешь. Если начнет сказываться усталость, обязательно прими.
Я кивнул.
Мы вернулись к мотелю. Я поставил «крайслер» позади здания. Начал вылезать из машины, но он остановил меня.
– Твой номер, возможно, и не прослушивается, но рисковать не хочется.
Я с ним согласился и сказал, что схожу за картой. Он остался ждать в «крайслере».
Карта лежала в моем денежном поясе, но мне не хотелось, чтобы он знал об этом. В комнате я достал пояс, положил в него документы майора Уолкера и Линча. Потом передумал, достал удостоверение Линча и сунул его в карман пиджака. Вернулся к машине. Лампочку под потолком мы зажигать не стали, воспользовались фонариком.
– Второй участок мне нравится больше, – изрек он. – Знаешь, почему?
– Нет.
– Большее расстояние между пересечениями с другими дорогами. И подальше от базы. То есть мы выгадаем десять или пятнадцать минут. А у нас каждая будет на счету.
– Хорошо.
– Возможно, у нас все получится, Пол. Сначала они сильно облегчили нам жизнь, а потом смешали все карты, изменив время отъезда. Да еще эта четверка с автоматами. Не нравятся мне эти четверо с М-14.
– Мне тоже.
– Фургон я заказал, но теперь толку от него никакого. Я уже обо всем договорился. Три трейлера. К четвергу они будут стоять в Пирре с пустыми кузовами. Один я бы взял, а два так и простояли бы в гараже.
– Теперь они нам не помогут.
– Разве я этого не знаю! Постой...
Я положил ему руку на плечо.
– Джордж.
Он молчал.
– Успокойся, Джордж. Забудь о том, что уже сделано и никому не нужно. Начнем сначала. Мы должны дать ответ на несколько вопросов. Вот и будем отвечать на них, один за другим. А потом сможем сказать, со шитом мы или на щите.
– Хорошо.
– Мы подготовились к операции, но ситуация изменилась. Приходится все начинать заново, а времени у нас в обрез.
– Ты прав. – Он медленно кивнул. – Фургон. Дорожные знаки. Пара перекладин и козлы. Об оружии можно не беспокоиться. У меня разобранный «томпсон». В чемодане на заднем сиденье. Есть и револьверы, и пистолеты. Давай разбираться, что нам еще нужно...
В начале десятого я перебрался из его украденного «крайслера» в свой взятый напрокат «шеви». Заставил себя забыть о том, что заваленная снегом дорога мне не по душе, и поехал в Сиу-Фолс. Путь предстоял неблизкий, но я постарался укоротить его, прибавив скорость. И каким-то чудом доехал целым и невредимым. Хотя один раз «шеви» занесло, и я едва не врубился в придорожное дерево.
Я заглянул в четыре фирмы, осуществляющие грузовые перевозки (еще четыре оказались на замке, потому что работали до шести вечера), пока не нашел нужного мне человека. Фамилия его была Спрэг, соответственно и фирма называлась «Спрэг тракинг корпорейшн». На столе Спрэга стояла табличка, надпись на которой разъясняла веем грамотным, что здесь республика, а не демократия, и не надо ничего менять.
Еще одна надпись украшала стену: "С Хоффой у нас полное взаимопонимание: он не лезет в мой кабинет, я держусь подальше от его камеры!"
Спрэг оторвался от стола, заваленного бумагами, и посмотрел на меня. Это был крупный, начавший полнеть мужчина с багровым лицом и седыми волосами. Сидел он в белой рубашке с закатанными рукавами и расстегнутым воротником.
– Мистер Спрэг, я хотел бы поговорить с вами по личному делу, – начал я.
– Мы одни.
Я достал удостоверение Линча, раскрыл, протянул ему. Он взглянул на него, кивнул. Закрыл, вернул мне. Встал, приложив палец к губам, на цыпочках подошел к двери. Выглянул, посмотрел по сторонам, словно школьник, собравшийся переходить улицу. Склонил голову, прислушался. Потом закрыл дверь и шагнул ко мне.
– Мистер Спрэг, я даю вам возможность послужить нации и идее свободы.
Глава 12
В Сиу-Фолс я провел около часа, а потом как бешеный гнал в Спрейхорн. На выезде из Оук-Бенд меня даже остановил полицейский. Я показал ему удостоверение Агентства, и он сразу смягчился. Даже предложил сопроводить меня. Я ответил, что не хочу привлекать внимание к собственной персоне. Он вернулся к патрульной машине, а я поехал в Спрейхорн.
«Крайслера» у мотеля я уже не застал. Вошел в свой номер, собрал вещи, положил чемоданы в багажник. В номере постарался стереть свои отпечатки пальцев. Я не сомневался, что в конце концов они опознают в Ричарде Джоне Линче Пола Кавану, но не хотел облегчать им жизнь. Если же фотоснимок моего удостоверения, сделанный О'Гарой, потеряется, а я успею протереть все, что следует, в моем кабинете, они могли меня и не раскрыть.
Когда Даттнер вернулся, я сказал, что неплохо бы вооружиться.
– На дороге меня остановил коп, – пояснил я. – Правда, отпустил, увидев удостоверение, но мог бы и увезти в участок. Дай мне что-нибудь солидное. Чтобы валило с ног.
Я выбрал «магнум» сорок четвертого калибра. Такая пуля остановила бы лося. Нашлась у Даттнера и лишняя наплечная кобура. Я надел ее прямо на форменный китель, под тулуп.
Рассказал о Спрэге.
– Он приведет с собой людей?
– Четверых.
– Они могут проговориться.
– Нет. Он не скажет им, зачем они ему понадобились. Говорит, они политически благонадежны, хотя одному Богу известно, что он под этим подразумевает. Но он им ничего не расскажет, пока они не приедут в нужное место, а там говорить им будет не с кем. Для водителя грузовика голова у него варит отлично.
– Похоже, хороший человек.
– Не любит ни красных, ни черных, ни желтых. Ура-патриот, грудью пошел бы на пулеметы, поэтому я склонен думать, что он идиот. Понятия не имеет, во что я его втянул.
– Может, оно и к лучшему. Дорожные знаки раздобыл?
Я открыл заднюю дверцу и вытащил табличку с надписью «ДОРОЖНЫЕ РАБОТЫ».
– Другого не подвернулось. Как думаешь, сойдет?
– Вполне. – Даттнер отнес табличку к «крайслеру», открыл багажник. Там лежали небольшие козлы, пара знаков «ОБЪЕЗД» и металлические прутья. – Пришлось выкинуть запаску и домкрат, а то не хватило бы места. И что бы я делал, если б спустило колесо? Остановил бы проходящий автомобиль и убил водителя, ничего другого не оставалось. А в такой час на этих дорогах проходящего автомобиля я мог дожидаться битый час, – он достал знакомый мне пузырек, кинул в рот две капсулы, протянул пузырек мне. Я покачал головой.
– Надо оставаться бодрым.
– Я в форме. А ты лопаешь их, как леденцы.
– Обо мне не волнуйся.
– К ним же развивается привыкание. Зачем тебе это?
– Обо мне не волнуйся. Я ими уже пользовался. Знаю, когда надо остановиться.
– Тебе виднее.
– Зато сон они отшибают. Это я могу гарантировать.
– Понятно.
Возможно, я отказался от бензедрина, потому что моему организму его и так хватало. Усталости я не чувствовал, без труда мог сконцентрироваться на главном, буквально вибрировал от распирающей меня энергии. Возможно, причину следовало искать в выбросе адреналина, но складывалось впечатление, будто одна из моих желез непрерывно подпитывает кровь амфетаминами. В прошлую ночь я спал мало, потом ни разу не сомкнул глаз, но сонливости не было и в помине. Даже поездка в Сиу-Фолс ничуть не утомила меня.
Однажды, правда, возникло ощущение дискомфорта, но не из-за утомления. Просто я отвлекся.
Произошло это, когда Джордж отбыл на «крайслере», а я только собирался поехать на базу. Выдалось несколько свободных минут: я мог не думать о намеченной операции, ничего не делать, вот и допустил ошибку, позволив себе расслабиться.
Начал размышлять о будущем, не о нескольких последующих часах или днях, а о том, как жить дальше.
Вспомнил свой остров. Мне следовало сразу отбросить такие мысли, потому что остров и операция никоим образом не соотносились между собой. Или одно, или другое, и никак иначе. А я вот стал прикидывать, как распоряжусь миллионом долларов. Разумеется, куплю остров, пусть и через подставных лиц. Налажу там быт. К примеру, решу вопрос с водой. Сколько же можно возить ее бутылками!..
Или вот тайфуны. До их прихода оставалось не так уж много времени, а Флориде-Кис всякий раз доставалось от них по первое число. Сильный ветер мог разнести мою хибару по бревнышкам. А вот бетонные стены могли и устоять. Конечно, жить в каменном доме – совсем не то, что в деревянном, но не хотелось оставаться без крыши над головой.
А потом мои мысли плавно перетекли к Шарон. Поначалу я удивился, что вообще подумал о ней, потом попытался прикинуть, когда вспоминал о ней последний раз. Выходило, что давно. Мысль о том, что Шарон будет жить со мной на острове, не вызвала у меня активного неприятия. Я уже представлял себе, как мы беседуем у костра, потом...
Вот тут я одернул себя и вернулся к действительности.
Завел двигатель и выехал со стоянки мотеля. Не мог усидеть на месте, хотя на базу намеревался приехать несколько позже. Мысли о Шарон очень уж отвлекали. Все, что не имело непосредственного отношения к текущим событиям, – из головы прочь! Будущее таило в себе миллионы «если». Что-то я мог рассчитать, что-то предугадать, что-то стало бы для меня сюрпризом, и совокупность этих что-то превратится в мой завтрашний день. Но пока у меня хватало забот с днем, что предшествовал завтрашнему.
Часовой ночной смены меня знал. Как-то раз я уже приходил ночью на базу, главным образом для того, чтобы посмотреть, как налажена охрана, и познакомиться с часовым. Мне повезло. На базу в такой час заглядывали немногие, и он меня запомнил. Так что на этот раз я быстро миновал ворота. Я поставил машину, огляделся. Автомобиля Бурка и О'Гары не заметил. Часового в здании я видел впервые. Меня он не знал, однако пропустил, просмотрев документы. В кабинете я быстренько протер те поверхности, которых могли касаться мои пальцы, вышел на улицу, проделал то же самое с машиной, на случай, если мне не придется ею воспользоваться. Рассчитывать на такое не приходилось, но хотелось хоть чем-то занять свободное время.
Вернувшись в кабинет, я достал из денежного пояса документы Уолкера и добавил к ним те, что еще оставались в бумажнике. Я словно сжигал за собой мост, зная при этом, что больше мне по нему не ходить. Скоро документы майора Джона БВИ Уолкера превратились в горстку золы на дне зеленого металлического ведра для мусора. Я оставил лишь водительское удостоверение Уолкера, потому что Линч таковым не обзавелся.
Я посмотрел на часы. Четыре пятьдесят пять. Снял телефонную трубку, спросил у дежурного по базе, который час. «Четыре пятьдесят девять», – ответили мне. Я перевел стрелки и протер те поверхности, к которым прикасался после того, как в последний раз вошел в кабинет.
День "D", пять утра. Девяносто минут до часа "Ч".
Нет. До часа "Ч" времени больше, он в промежутке от ста десяти до ста пятидесяти минут. Если грузовики покинут базу в половине седьмого, им понадобится никак не меньше двадцати минут, чтобы доехать до засады.
До часа "Ч" два часа плюс-минус какие-то минуты.
Через два часа Джордж Даттнер и я должны остановить четыре бронированных грузовика и двухдверный «форд». Разобраться с четырьмя водителями с револьверами, четырьмя охранниками с автоматическими винтовками, сидящими в кабинах, четырьмя охранниками с М-14, затаившимися в кузове грузовика, направляющегося в Амарилло, и двумя майорами армейской разведки, вооруженными Бог знает чем.
Я вышел из здания, где находился мой кабинет, и зашагал к складу. Вновь повалил снег. То ли нам это было на руку, то ли нет. Сразу я разобраться не смог, а потому перестал об этом думать.
* * *
Бурк и О'Гapa уже прибыли и тоже маялись от безделья.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...