ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ответил ему Джордж:
– Логично мыслишь, солдат. Главную идею ты уловил, хотя в действительности все гораздо сложнее...
Я зашагал прочь. Джордж прекрасно обходился без меня, а слушать всю эту галиматью не хотелось. В «форде» я включил радиопередатчик, вызвал базу. Радист ответил, что как раз пытался связаться со мной.
– Горбатый – Контролю. Горбатый – Контролю! Я вас не понимаю. Повторяю, не понимаю. Конец связи.
Тут же его голос стал громче и четче:
– Горбатый – Контролю. Я вас слышу, но прием очень плохой. Повторяю, я вас бр-бр-кврав, но вы грв-тпр-ну. Пожалуйста, подтвердите бр-бр-крав. Конец связи.
Он вновь попытался что-то сказать, но я его осек:
– Контроль, это Горбатый. Мы теряем ваш сигнал. Мы кр-стр-груф. Мы идем по графику, и все хорошо, только это крвр радио. Этот чертов снег. Мы крв-прт-крав-хрум.
И я разбил радиопередатчик рукояткой «магну-ма». Больше они меня не услышат, а винить будут плохую погоду.
Когда перегрузка закончилась, я собрал Спрэга и его ребят. Парни вспотели, да и Спрэг с трудом переводил дыхание. Но тяжелая работа не умерила их энтузиазм. Глаза их сверкали так же ярко, как и в самом начале.
– Вы отлично потрудились! – обратился к ним я. – Позвольте вас поздравить. Когда государство поддерживают такие, как вы...
Я решил, что в данном случае высокопарность вполне уместна, и дал себе волю. Потом крепко пожал руку каждому, спросил их имена и фамилии.
– Половина пути позади, – продолжил я. – Как вы все знаете, командование базы «Форт Джошуа Три» перекуплено коммунистами. Мистер Гандерсон и я должны уехать на трейлере до того, как они вышлют поисковые вертолеты. Но главное для нас – отправить конвой в пункт назначения. С вертолета не скажешь, загружен кузов или пуст, солдаты сидят за рулем или штатские. – Я показал на форменные куртки, которые снял с покойников. – Возьмите их. Посмотрите, какая кому подойдет.
Четверка парней разобрала куртки. Я снял тулуп, протянул Спрэгу.
– Вы возьмете «форд». Поедете последним.
Он с трудом втиснулся в тулуп, я надел его куртку. На армейской форме она смотрелась нелепо, но я не собирался в ней фотографироваться.
– Ваш пункт назначения – Омаха. – Я коротко проинструктировал их, особо подчеркнув, что останавливаться нельзя. – Вы уже отстаете от графика, поэтому постарайтесь наверстать упущенное. Но быстрее шестидесяти миль не гоните. Незачем объясняться с дорожной полицией. В Омахе немедленно разделитесь. Оставьте грузовики на тихих улочках, куртки бросьте в кабине и возвращайтесь домой.
– Разве они не обеспокоятся, если грузовики не прибудут на базу в Омахе?
– Обеспокоятся. Но к тому времени мы будем очень далеко. Мы выигрываем время, ничего больше.
– Понятно.
– Если вас все-таки остановят на трассе, на вопросы не отвечайте. Ничего не говорите. Кто бы вас ни допрашивал, какие бы документы вам ни показывали. Понятно? – Они кивнули. – Слишком много комми пробралось в коридоры власти, и многие добропорядочные американцы им помогают, потому что не догадываются об их сущности. Просто молчите. – Я на мгновение задумался. – Даже не говорите, как вас зовут. У вас есть какие-нибудь документы? Водительские удостоверения, кредитные карточки?
Я подождал, пока они обшарят карманы и передадут мне бумажники и водительские удостоверения. Из бумажников я вытащил деньги, вернул каждому.
– Остальное получите позже. – Я достал свой бумажник, отсчитал по пять сотенных для каждого, роздал их. – На расходы. Несколько недель спустя мы отблагодарим вас по заслугам.
Все как один заявили, что работали не ради награды. Все как один взяли по пятьсот долларов. Я повернулся к Спрэгу:
– Мистер Спрэг, боюсь, вы больше не увидите вашего трейлера.
Он улыбнулся:
– Я догадывался. Можете не беспокоиться, он застрахован.
– Пока в страховую компанию не обращайтесь. Мы свяжемся с вами и заплатим наличными.
– Это справедливо.
Вроде бы я сказал им все. Достал чемоданы с заднего сиденья «форда», радио из-под приборного щитка, какие-то бумаги из бардачка. Спрэг отвел трейлер на обочину, освобождая проход колонне. Сел в «форд», его парни заняли места в грузовиках.
Меня подозвал Джордж. Его пленники вроде бы совсем успокоились. Он протянул мне пузырек с таблетками.
– Для водителей. По одной. Снимает усталость.
– Бенни?
– Не совсем. Убедись, что каждый принял по одной.
Я пошел вдоль колонны, раздавая таблетки.
– Возьмите вот это, – говорил я каждому. – Проглотите. Гарантия того, что в течение ближайших двенадцати часов вы не почувствуете усталости. Ее надо принять, даже если сейчас вам кажется, что вы полны сил. Вас могут допрашивать, могут впрыснуть вам сыворотку правды. Таблетка нейтрализует действие сыворотки безо всяких побочных эффектов.
Они проглотили по таблетке. Один чуть не подавился, но проглотил. Другой, с бакенбардами, поинтересовался, поможет ли таблетка выдержать пытку. Я ответил, что она повышает болевой порог. Его это успокоило, и таблетка перекочевала в его желудок.
Я еще раз поблагодарил Спрэга за содействие. Уточнил рыночную стоимость трейлера. Цифру я уже забыл, но вроде бы он не сильно ее завысил. Я сказал, что на полученные деньги он сможет, купить такой же трейлер, только новый. Спрэг стал возражать, но я отмахнулся.
– Государство раздает столько денег, что часть может пойти и достойным людям.
С этим он согласился.
По моему сигналу первый грузовик тронулся с места. Тут я кое-что вспомнил, замахал руками. Грузовик остановился.
– Не забудьте про ограждения. Уберите их с дороги, а когда проедет «форд», поставьте на место.
Наверное, он сообразил бы и сам. Кивнул, сказал, что я могу не беспокоиться, и колонна двинулась вперед, набирая скорость, – четыре грузовика цвета хаки и «форд» со Спрэгом за рулем.
Шум двигателей стих вдали. Я подошел к Джорджу. Лицо у него было какое-то странное, он не решался встретиться со мной взглядом.
– Мне надо кое-что проверить. Подержи.
И он сунул мне «томпсон». Я велел солдатам оставаться на местах и последовал за ним.
– Давай не будем спорить. Я могу это сделать, не сомневайся, но это не по моей части. И время нас поджимает, Пол. Если, конечно, ты хочешь устроить сцену...
Тут он увидел выражение моего лица и замолчал.
– Я знал, что так и будет. Но мне нужен М-14.
– Ясно.
– Этим я никогда не пользовался. А с М-14 никаких проблем не возникнет.
Я взял карабин, положил на его место «томпсон».
– Наверное, я никогда не смогу тебя понять. Никогда.
– А ты пытался?
Я вернулся к восьмерым солдатам. Они сидели полукругом и говорили о женщинах. Лишь некоторые посмотрели на меня. «Трахал ли кто-нибудь из них Кол, жену полковника Карра», – подумал я.
В Камбодже нам приходилось идти в глубокую разведку группами по три или четыре человека. В этих случаях пленных мы брать не могли. Наши действия не одобрили бы в Женеве. Но мы ничего не рассказывали тамошним чиновникам.
М-14 меня не подвел. Ра-та-та-та-та-тат... Все закончилось до того, как ствол хоть чуточку разогрелся.
Я повернулся и увидел Джорджа. «Каков ханжа, – подумал я. – Сам он сделать это не мог, а наблюдать – пожалуйста».
Глава 14
Этой новостью Джордж порадовал меня в четыре минуты первого:
– Старина, теперь мы преступники.
Я дремал, но сон сразу слетел, едва я открыл глаза. Из радиоприемника доносилась музыка. Я решил, что пропустил экстренный выпуск новостей, и спросил, о чем там говорили.
– Я не про радио. Нет, там все тихо. Просто мы пересекли границу штата.
– А-а-а...
– Мы в Миннесоте. То есть стали федеральными преступниками. По нашему следу вышлют ФБР, и нам теперь никуда не деться.
– Как смешно!
Он посмотрел на меня.
– Что-то не так? Кататься от хохота необязательно, но и дуться ни к чему.
– Я еще не проснулся, только и всего. Дай мне прийти в себя.
– Нет вопросов.
Я потер глаза. Выпрямился. Взглянул на часы.
– Должно быть, они уже в Омахе.
– Возможно.
– Или на подъезде к ней. Где мы?
Джордж указал на карту. Я положил ее на колени.
– Следующий город на нашем пути – Кэнби. Ты можешь его найти.
Я нашел эту точку на карте к востоку от границы с Южной Дакотой, на западе от Миннеаполиса и Сент-Пола.
– Где мы остановимся?
– Я тебе говорил.
– Напомни.
– Неподалеку от Доброго Грома. Не знаю, есть ли он на карте. Это центральная часть штата. Поищи Манкейто...
– Нашел.
– Это к югу от Манкейто.
– Я нашел Добрый Гром. Господи, откуда берутся такие названия!
– Это индейское слово Лакануки. Слушай, из тебя просто невозможно выжать улыбку, Пол. Сарай стоит у дороги к юго-западу от Доброго Грома. Один из наших агентов вырос на тамошней ферме и унаследовал ее пару лет назад после смерти матери. Он только и говорил о том, что отправится туда, выйдя на пенсию.
– Надеюсь, до пенсии ему далеко.
– Я думаю, он мертв. Уехал в Барселону и исчез. Если агенты пропадают в дружественных нам странах, обычно их уже не находят.
– Может, он на ферме, ждёт нас?
– А может, всю ферму снесло последним наводнением.
Наводнение в нашем плане тоже не было предусмотрено.
– Наводнением, говоришь?
– Угу.
– Печальная история.
Я откинулся на спинку сиденья, несколько минут смотрел на дорогу. Спросил Джорджа, не надо ли сменить его за рулем. Он ответил, что еще не устал, и я решил не настаивать. Снегопад не прекращался; дорога узкая, извилистая, и вести по ней тяжелый трейлер – проблема даже в июле.
– Джордж, – заговорил я несколько миль спустя, – что это за таблетки?
– Какие таблетки?
– Которые я дал Спрэгу и его рейнджерам.
– А-а!.. – Он хохотнул и ничего не ответил.
Промолчал и я.
Потом он спросил, какие, по моему разумению, таблетки они могли получить от него.
– Я как-то не думал об этом. Но, наверное, не бенни. Они что, вызывают потерю памяти?
– В определенном смысле.
– Не понял.
На его лице играла улыбка.
– Капсулы отсроченного действия. Оболочка растворяется через два или три часа, в зависимости от кислотности желудка. А потом вечное блаженство.
Я молчал.
– Маленькие черные пилюли. Я же сказал тебе, что сюрпризов у меня много. Ты мог и догадаться.
– Пожалуй.
– Обычный диагноз – сердечная недостаточность. Качественное вскрытие в течение сорока восьми часов может показать несколько иное, но ведь значения это не имеет, не так ли?
– Не имеет.
– У меня такое ощущение, что тебя это беспокоит.
Я покачал головой.
– Нет. А должно?
– Разумеется, нет...
– Они заговорили бы, Пол, – нарушил он тишину пару миль спустя.
– Несомненно, да только что они могли сказать? А если бы они выбрались из Омахи, я не уверен, что они вообще бы заговорили. Особенно если б выяснили, что их обвели вокруг пальца. Думаю, они до конца своих дней держали бы рот на замке.
– А удалось бы им всем выбраться из Омахи?
– Почему нет? И потом, рассказать-то они могли всего ничего.
– Они могли дать твои приметы.
– Генерал Уинди справится с этим гораздо лучше.
– Они могли опознать и меня. В Агентстве есть мои фотографии. Как только стало бы ясно, кто они, трейлер объявили бы в розыск. А вот это серьезная проблема, не так ли? Но нас она не будет волновать до тех пор, пока их не опознают и не выяснят, что у Спрэга был трейлер. Впрочем, и опознание может сыграть нам на руку. Я готов спорить, что как минимум двое из них – члены Клана. Или какой-нибудь другой крайне правой организации. Это перекликается с техасской группой. Направляет преследователей по ложному пути.
– Все так.
– У тебя в голосе сомнение, Пол?..
– Нет, ты прав, – заверил я его. – И потом, разговор у нас беспредметный. Прошло больше четырех часов, так что все они мертвы. Если только...
Он посмотрел на меня.
– Ты о чем? Они же проглотили по таблетке, так?
– Конечно. Но, допустим, одного из них вырвало до того, как сработала черная пилюля. А когда он увидел, что другие дохнут, словно мухи, у него могло появиться желание рассказать об этом кому следует. Или у кого-то оболочка будет растворяться слишком долго, и Он сообразит, что к чему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...