ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Остановись я, он расстрелял бы меня как в тире. Если б я по-прежнему бежал, он мог и запоздать с выстрелом, и я бы вышиб из его руки пистолет. Укрыться мне было негде. Оставалось только одно – нападать.
– Кавана!
Нас разделяло пятнадцать ярдов, когда пуля взбила песок у моих ног. Я застыл.
– Спокойно, Пол. Спокойно. Ближе не подходи.
– Ты на моем острове.
– Успокойся, Пол.
– На моем острове. В моем доме!
– Расслабься.
– Ты бросил в меня гранату!
– Учебную, Пол.
– Гранату.
Улыбка.
– Учебную, Пол. Не настоящую. Хотел посмотреть, какая у тебя реакция. Настоящая граната взорвалась бы в воде, Пол. А эта – нет. Взрыва ты же не слышал.
Я задумался. Все так, взрыва не было.
– Ты бросил в меня гранату. – Нас разделяло пятнадцать ярдов. Дуло его пистолета смотрело мне в грудь. Я прикинул калибр. Похоже, сорок пятый, попадание даже в руку или в ногу тут же выводило меня из строя.
– Пол...
– Ты знаешь, как меня зовут.
– Разумеется, знаю, Пол.
– Здесь никто не знает моего имени. – После отъезда из Майами я никому не представлялся Полом. И уж на Машрум-Ки никто не знал, как меня зовут. Клинт Мэки звал меня Гордоном, но я не уточнял, имя это или фамилия. – Никто не знает. Ты на моем острове. Ты бросил в меня гранату. Кто ты такой, черт побери?
– Ты меня знаешь, Пол.
Я оглядел его с ног до головы. Дорогой костюм, светло-каштановые волосы, худощавый, глаза спрятаны за солнцезащитными очками в роговой оправе.
– Я тебя не знаю!
– А так узнаешь? – Он снял очки, щурясь от яркого солнца, и нацепил вновь, прежде чем я успел броситься на него – Как ты выносишь такое яркое солнце? Наверное, все дело в привычке. И солнце тебе на пользу, Пол. Готов спорить, ты никогда не был в такой отличной форме. Без бороды ты мне нравился больше, но...
– Я тебя не знаю.
– Когда-то знал. Успокойся, Пол. Возьми себя в руки.
– Кто ты?
– Мы встречались один раз. Долго говорили.
– Где?
– Неужели не помнишь?
– Нет.
– Насчет гранаты – извини. Без нее можно было бы и обойтись, но я хотел сразу понять, не разнежился ли ты на жарком солнышке. Ответ я получил. Ни у кого еще я не видел такой отменной реакции. Другой мог бы стоять и смотреть, гадая, что же делать с гранатой, а ты, не раздумывая, зашвырнул ее в воду. Молодец!
– Ты...
– Вспоминаешь?
– Вашингтон!
– Уже тепло.
– Вашингтон. Даттнер. Джордж Даттнер.
Я не отрывал глаз от его лица, но думал только о пистолете.
– Как ты меня нашел, Даттнер?
– Ты и не терялся.
– Не понял.
– За тобой приглядывали, Пол. Практически постоянно. В Нью-Йорке работал наш агент. Между прочим, миссис Дженсс тебе понравилась?
– Кто?
– Шарон Дженсс. Агент сказал, что она чертовски привлекательная женщина, а ты провел с ней много времени. Он сказал...
– В чем, собственно, дело?
– В тебе, Пол. – Он улыбнулся. Мне вспомнилась наша встреча в «Долтоне». Тогда Даттнер держался иначе. А может, теперь я смотрел на мир другими глазами. – Потом ты улетел в Майами, побывал в других местах, и мы потеряли твой след. Но я чувствовал, что ты где-то на Флорида-Кис. Где именно, я не знал, но найти тебя не составило особого труда. Человек всегда оставляет след, каким бы осмотрительным он ни был. Ты пользовался вымышленными именами, не так ли, Пол? И ты действительно выбросил за борт мистера Грегга?
– Кого?
– Агента по торговле недвижимостью.
– А-а, вот ты о ком!..
– Он наговорил о тебе столько небылиц! Зато после нашего разговора я понял, где тебя искать. Арендовал лодку и приплыл сюда.
– С Машрум-Ки?
– Нет, с Литтл-Тейбл-Ки. С другой стороны.
Литтл-Тейбл-Ки находился примерно на таком же расстоянии от моего острова, что и Машрум-Ки, но в два раза превосходил последний размерами. Однажды я там побывал, но отдал предпочтение магазину Клинта.
– А на Машрум-Ки ты не заглядывал?
– Нет.
Я на мгновение задумался.
– Возвращайся к своей лодке.
– Что?
– Возвращайся к лодке и проваливай!
– Пол, Пол. – Он печально покачал головой. – Неужели ты даже не хочешь узнать, что привело меня сюда?
– Нет.
– Тебя это совсем не интересует?
– Нет. Ты на моем острове, ты бросил в меня гранату. И я хочу, чтобы ты уехал.
– Благородный дикарь. Ты нам нужен, Пол.
– Нам?
– Агентству.
Я вытаращился на него.
– Ты сумасшедший!..
– Отнюдь. Да и ты в своем уме, хотя по нашему разговору этого не скажешь. У Агентства есть для тебя работа.
– Агентство меня выгнало.
– Ситуация изменилась.
– Пошел ты к черту!
– Да и ты изменился, Пол. Сильно изменился.
Я промолчал. Шагнул к нему, но движение пистолета остановило меня. Он приказал мне не подходить ближе.
– Ты не выстрелишь.
– Еще один шаг, и ты узнаешь это на своей шкуре.
– Ты забрался так далеко не для того, чтобы убить меня. Что-то тебе от меня нужно. Ты не хочешь убивать меня.
– Но я также не хочу, чтобы, ты убил меня. Я прострелю тебе ногу, Пол.
Я остался на месте:
– Говори.
– Ты готов меня выслушать? Успокоился?
– Готов.
Он шумно выдохнул.
– А то я уж начал волноваться. Я не скажу тебе ничего удивительного. Все просто. Мы продолжали приглядывать за тобой, предполагая, что рано или поздно ты нам понадобишься. В тот момент мы нанять тебя не могли. У тебя был эмоциональный срыв, и мы не хотели рисковать. Но люди с такой подготовкой, как у тебя, встречаются нечасто. Поэтому мы не теряли с тобой связь, даже если сразу ты нам и не подошел.
Он замолчал без всякой на то причины. Ждет подтверждения, решил я, что его слова не пролетают мимо моих ушей. Кивнул.
– А потом подвернулась одна работенка. Когда я ознакомлю тебя с деталями, ты поймешь, почему мы обращаемся к тебе. Считай, что мы согласны дать тебе заказ.
– Не нужна мне ваша работа.
– Ты можешь и отказаться. Но учти, работа одноразовая. Без долговременных обязательств с каждой стороны. Тебе заплатят, а ставки у нас очень высокие. Получишь кучу денег.
– Не нужны мне деньги.
– Деньги нужны всем.
– Мне не нужны.
– Каждый должен что-то делать.
– Меня устраивает ничегонеделание.
Он улыбнулся.
– Я прочитал твой список. Мне он понравился.
Он прочитал мой кодекс. Нашел меня, явился на мой остров, вошел в мой дом, прочитал мой кодекс.
Я оглянулся. С того места, где я стоял, его лодки не было видно. Теперь мне предстояло убедить Даттнера, что никакими посулами ему не удастся выманить меня в большой мир. Тогда он вернется к своей лодке, уплывет на Литтл-Тейбл-Ки, доберется до Ки-Уэста, до Вашингтона и больше тревожить меня не будет.
– Ты нам нужен, Пол, – гнул он свое.
– Ерунда какая-то. У вас же полно агентов. Задействуйте кого-то из них.
– Мы не можем использовать штатного сотрудника.
– Почему?
– Поверь мне, на то есть причины. Позже я все объясню.
– У вас сотни глубоко законспирированных людей. Возьмите одного из них.
– Невозможно. Нам нужен именно ты, Пол.
– У вас был такой шанс. Компьютер решил, что я для вас не гожусь...
– Тогда не годился. Сейчас необходим.
– Нет!
– А ведь ты буквально ожил, когда этот ананас приземлился у твоих ног. Словно всю зиму ждал, когда же такое случится. У тебя наконец-то появилась возможность проявить свои навыки.
– Я здесь счастлив. Мне тут нравится.
– Кто спорит. У тебя роскошный загар. Ты сможешь вернуться сюда, Пол. Сделаешь то, о чем мы просим, получишь причитающееся тебе вознаграждение, и живи на этом острове до конца своих дней.
– Я и так смогу здесь прожить. Без ваших заданий.
– Речь не о заданиях, а только об одном задании. А вот сможешь ли без нас – это вопрос.
Я ждал продолжения.
– Остров принадлежит некоему Фенстермачеру. Он даже не подозревает о твоем присутствии. Но ему могут и сказать.
Я почувствовал, как напряглись мышцы рук и ног, но заставил их расслабиться.
– Он может доставить тебе немало хлопот, Пол.
– Я найду с ним общий язык.
– Допустим, департамент здравоохранения штата решит проинспектировать эту лачугу. Ты, наверное, плохо представляешь себе, сколько у Агентства друзей, сколько людей хотело бы оказать нам мелкую услугу. Если ты откажешься сотрудничать с нами, боюсь, тебе придется забыть о здешней вольготной жизни. – Его голос смягчился. – Разумеется, наши отношения – улица с двусторонним движением. Сыграй с нами в одной команде, и тебе не придется волноваться из-за мистера Фенстермачера или флоридских чиновников. Мы все уладим. Частью гонорара ты просто расплатишься за этот остров, и он перейдет в твою собственность. Не так уж плохо иметь влиятельных друзей. И ты, Пол, это знаешь.
Мне следовало сразу понять, что он не сядет в лодку и не уплывет навсегда. За ним действительно стояла сила, и он привык добиваться желаемого.
– Только одно задание? – переспросил я. – Так?
– Если ты не захочешь вновь поработать на нас.
– И никто больше не будет докучать мне?
– Если ты этого захочешь, так и будет. Ты, разумеется, можешь передумать, когда побываешь в деле, но решение, Пол, останется за тобой.
Черта с два! Если у них есть чем прижать человека, они никогда от него не отстанут.
Я нахмурился.
– Сколько потребуется времени?
– Минимум – неделя, максимум – три. Так что скорее всего ты уложишься в две. Полмесяца. Две недели, начиная с этого дня, и ты вновь на своем острове.
– Не так уж это и ужасно.
– О том я и толкую.
– А потом решать буду я? Или попрошусь на новое задание, или меня оставят в покое?
– Совершенно верно. Если захочешь, разойдемся как в море корабли.
Я позволил себе улыбнуться.
– Заманчивая перспектива!..
– Полностью с тобой согласен.
– Хотелось бы только узнать, что от меня потребуется, – я помялся. – Знаешь, Джордж, не следовало мне, словно цепному псу, набрасываться на тебя. Дело в том, что живу я один, никого не вижу, поэтому...
– Прекрасно тебя понимаю.
– Я хочу сказать, раньше сюда никто не приплывал.
– Не надо ничего объяснять, Пол. Извини, что нарушил твое уединение.
– Ладно. – Я направился к двери хибары. Он стоял справа от нее. – Пожалуй, нам пора выпить. Если хочешь, сними пиджак. Ты, должно быть, изжарился.
Он сбрасывал пиджак с плеч в тот самый момент, когда я поравнялся с ним. Руку с пистолетом он опустил, и дуло смотрело не на меня, а на песок у его ног. Ногой я ударил его в нервный узел пониже локтя. Он вскрикнул от боли и выронил пистолет. И еще кричал, когда ребро моей ладони врезалось ему в шею.
Он обмяк. Одной рукой я схватил его за ворот рубашки, второй – за брюки в промежности. Взметнул в воздух и зашагал к кромке воды. Он что-то верещал, словно маленькая обезьяна. Я вошел в воду по колено.
– Мой остров! – прокричал я. – Мой остров, мой дом, мой кодекс! Моя жизнь, сукин ты сын! Моя жизнь!
Я швырнул его в воду. Он засучил ногами. Я схватил его за голову и надавил, пока она не скрылась под водой.
– Не буду я работать на вас! Мой остров, мой дом, мой кодекс!
Услышать меня он не мог. Его голова оставалась под водой, он пытался вырваться, изо рта и из носа поднимались пузырьки воздуха. Еще несколько мгновений, и сопротивление прекратилось. А чуть позже иссякли и пузырьки.
Глава 5
Он заметно потяжелел, когда я выносил его на берег. Одежда намокла, да и в легких хватало воды. Очень мне хотелось оставить его на дне, но я взвалил Даттнера на плечо, вышел на берег и бросил его на песок лицом вниз.
Одну руку сунул ему под живот, приподнял Даттнера на несколько дюймов, покатал на руке из стороны в сторону. Вода хлынула потоком через рот и нос. Я переместился к его голове, зажал ее коленями и начал делать искусственное дыхание. Сдавить легкие руками, расширить, разведя локти Даттнера, снова сдавить, вновь расширить.
Известно, что способ искусственного дыхания рот-в-рот на шестьдесят процентов эффективнее, но при мысли о том, что придется «целовать» Даттнера, меня чуть не стошнило. Если мой способ сработает – отлично, если нет – что ж, Даттнеру не повезло.
Я уж и так возвращал его к жизни против своей воли. До сих пор не могу понять, как я заставил себя вытащить его на берег.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...