ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бурк наблюдал, как сержант по снабжению выдает амуницию группе рядовых. О'Гapa ходил кругами.
Он-то меня и заметил.
– Что ты узнал? Мы ждали тебя как минимум через час. Пара дней в форме, и начинаешь чувствовать себя солдатом?
– Что мне, лежать в постели и ждать, пока зазвенит будильник? – Я покачал головой. – Я не сплю только потому, что не ложился. Всю ночь мотался по округе, как полоумный.
– Они все-таки связались с тобой?
– Связались. Решили, что телеграмма – способ ненадежный, и послали какого-то идиота на частном самолете. Он приземлился в Сиу-Фоле и позвонил мне оттуда.
– И что?
– Ему велели встретиться со мной лично, а приказы и в нашей конторе являются приказами. Он застрял в Сиу-Фолс, поэтому горе пришлось идти к Магомету. Ездил в Сиу-Фолс.
Мой рассказ напомнил Бурку один эпизод, случившийся с ним в Лондоне, и он убил несколько минут, знакомя нас с подробностями. Я не помню, о чем шла речь. Так что едва ли он поделился с нами чем-то интересным.
Когда Бурк закончил, О'Гара спросил, какие у меня планы.
– Еду с вами. Наша контора восприняла происходящее в Техасе серьезнее, чем я думал. Такое ощущение, что они накрыли колпаком полштата.
– Великолепно!
– Я еду с вами, не путаюсь под ногами, но при необходимости оказываю содействие. Кто бы мне сказал, что сие означает. Моя основная задача – быть на связи. Создается «горячая» линия. Я сообщаю им даже о том, что мы остановились, чтобы облегчиться.
– Вообще-то это наша работа, но твое начальство хочет знать, как мы с ней справляемся.
Я кивнул.
– Спать мне не придется, поэтому хотелось бы знать, сколько нам ехать до Амарилло. Семьсот миль?
– Семьсот – это для вороны, по прямой, – ответил О'Гapa. – Нам же ехать порядка девятисот.
– Какую вы планируете среднюю скорость? Сорок пять?
– Сорок пять, но, думаю, за сорок нам не выйти. Ориентировочное время прибытия – завтра в четыре утра. Двадцать – двадцать два часа в пути.
Я посмотрел на него.
– Если тебе нужен декседрин... – начал О'Гара.
– Я предпочитаю бенни, но всему есть предел. Жаль, что я не отоспался прошлой ночью. – Я помялся. – Если мне не придется сидеть за рулем, я, откровенно говоря, горевать не стану.
– То есть ты предпочел бы не брать свою машину?
– Совершенно верно.
Они переглянулись.
– Если бы я пригласил тебя поехать с нами...
– Я бы не отказался.
– Не уверен, что такое возможно, Дик. Мы нарушим инструкции, а нас за это по головке не погладят. По существу, мы не выполним приказ. В машине должны быть только Фил и я. Конечно, мы закрыли бы на это глаза, будь ты военным, но ты штатский, и нам врежут по первое число, если об этом станет известно.
– Да как они об этом прознают?
– От них не скроешься. Боюсь, ничего не выйдет.
Бурк согласно кивнул.
– Мы можем найти тебе водителя. Он довезет тебя до Омахи. Ты отоспишься, а там высадишь его и сам сядешь за руль.
Вот этого мне как раз и не хотелось. Зачем добавлять им лишнего человека. Я сделал вид, что думаю.
– Вот что я вам скажу. Меня больше волнует, что будет после Омахи. Сейчас-то я в полном порядке, но рано или поздно бенни прекратит на меня действовать. Отсюда я поведу машину сам, а в Омахе вы найдете мне водителя.
– Как скажешь.
На том мы и порешили, оставив меня в исходной точке. Я и не ожидал, что они пустят меня в свой автомобиль. Мы с Джорджем пришли к выводу, что это наилучший вариант, поэтому я попытался его осуществить, не питая, впрочем, особой надежды на успех.
– Давайте еще раз пройдемся по маршруту, – предложил я. – Если, конечно, есть время. Вчера я не присматривался к отрезку пути от базы до Омахи.
– Это самая легкая часть.
– Я понимаю, но хотелось бы знать, в каком порядке пойдут машины, какие приняты меры предосторожности. Вы поедете последними или за грузовиком, идущим в Амарилло? И где ехать мне?
Мы прошли в комнатушку у дальней стены, использующуюся для отдыха караула, и они мне все рассказали. Техасский грузовик они поставили последним, так что их «форд» следовал за ним, замыкал колонну и одновременно прикрывал самый важный груз. Я мог ехать где угодно. Они только не хотели, чтобы я возглавлял колонну и вклинивался между «фордом» и грузовиком, направляющимся в Амарилло.
– Так я могу ехать последним?
Они не возражали. Мы обсудили и другие вопросы, когда меня осенило:
– А если я поеду в техасском грузовике?
– В кабине только два места, Дик.
– Я про кузов. У вас там четыре солдата с М-14, думаю, не помешает и пятый. Я могу сидеть или спать. Если же что-то случится, в кузове будет на один ствол больше.
– Нет места! – отрезал Бурк. – Там тесно и четверым.
– Вы уверены? Я могу залечь на каком-нибудь ящике.
Мне отказали, что меня не удивило. По двум причинам. Во-первых, я не имею права находиться в армейском грузовике. Во-вторых, все свободное пространство понадобится охранникам. Я заметил, что охранников лучше посадить в кузов в Омахе, чтобы на конечном участке пути те сохранили бодрость. Они об этом уже подумали и в Омахе намеревались поменять всю четверку. Но зачем охранники на начальном участке, недоумевал я.
Они переглянулись.
– Ты прав, – признал О'Гара. – Не нужны. Но ты же знаешь, как все получилось. Сначала мы решили, что охранники нужны, потом поняли, что в Омахе их надо менять, но теперь придется везти этих четырех до Омахи. Ничего, пусть прокатятся.
– Почему бы не оставить их здесь?
– Это трудно. Им зачитали приказ, их проинструктировали, они получили оружие и патроны. – О'Гара фыркнул. – Армия есть армия. Если мы оставим их здесь, Болди Уинди начнет вонять, можешь в этом не сомневаться. Конечно, эти парни ничего не узнают, но поедут они лишь потому, что их проще взять с собой, чем сразу оставить на базе.
Я привел еще пару аргументов, но больше давить не стал. Конечно, мы не рассчитывали на эту четверку с М-14, и они могли крепко осложнить нам жизнь, но не оставалось ничего другого, как смириться с неизбежным. Предлагать человеку разоружиться – не лучший способ установить с ним доверительные отношения. Если б я и дальше бил в одну точку, у них наверняка возник бы вопрос, а чего это я так волнуюсь из-за четверки охранников.
Конечно, мне хотелось поехать в кузове, где я мог спокойно разобраться с этой четверкой, но не сложилось. И мы вновь вернулись на круги своя: я – в «шеви», оба майора – в «форде», водители и охранники – на грузовиках.
К этому времени трейлер Спрэга, должно быть, уже прибыл на место. Да и Джордж занял исходную позицию.
* * *
Иногда и в армии все делается вовремя. Не просто иногда, но довольно часто, поэтому нельзя заранее исключать такой вариант. На этот раз все так и вышло. Урча моторами, грузовики выстроились в колонну у ворот. Я сел в «шеви», завел двигатель, подъехал к последнему грузовику, встал чуть правее и сзади. Фил Бурк поставил «форд» рядом с моим «шеви», в затылок последнему грузовику. О'Гара бежал вдоль колонны, отдавая последние приказания водителям, потом поспешил назад, крикнул что-то мне, но внезапный порыв ветра отнес слова. О'Гара сел в «форд» рядом с Бурком.
Я взглянул на часы. В шесть тридцать, минута в минуту, первый грузовик выкатился из ворот.
И тут я услышал голос О'Гары.
– Горбатый – Контролю. Горбатый – Контролю. Мы едем туда, где тепло, бедные вы страдальцы. Шесть тридцать. Шесть три ноль, мы едем...
Радио. Он говорил по радио.
Радио в нашем плане заложено не было.
Глава 13
Я выехал из ворот следом за «фордом» Бурка и О'Гары, в десяти или двенадцати ярдах. Чуть отстал, сунул руку за пазуху, вытащил «магнум», положил на сиденье.
По-прежнему шел снег, но боковой юго-западный ветер сдувал его с лобового стекла. Я был в перчатках из тонкой кожи и крепко сжимал руль.
Радио. Мы не заложили в наш план радио, так как полагали, что толку от него ноль. Вероятно, Бурк и О'Гара поддерживали связь с базой «Форт Джошуа Три». Но какова мощность передатчика? На каком расстоянии обеспечивался устойчивый прием? Миль пятьдесят? Может, и меньше, при плохой погоде. Так к чему затевать такую мороку? Я решил, что подобную идею мог высказать только генерал Болдуин Уинден, а Бурк и О'Гара решили не спорить, чтобы ублажить старого козла.
Его-то они ублажили, а мне добавили хлопот. Ведь я намеревался симулировать аварию, съехав в кювет. Они бы подъехали, чтобы вытащить меня на дорогу, а я вывел бы их из игры.
Теперь мне можно было об этом забыть. Увидев мою машину, в кювете, они не стали бы останавливаться, просто связались бы с базой и вызвали техничку.
А это никуда не годилось.
Я занервничал. Думал лишь о том, что мы все ближе и ближе к засаде, а наш план провалился. Следовало быстро найти ему замену, но в голову не лезло ничего путного. Я сжал пальцы в кулаки и забарабанил по рулю. В итоге едва не оказался в кювете. Машину потащило юзом, и мне удалось выровнять ее в самый последний момент.
Затем я надавил на педаль газа, сокращая расстояние до «форда». Правая рука легла на «магнум». «Пуля в заднюю шину снимет все вопросы, – решил я. – Они слетят с дороги и, возможно, даже не поймут, что в них стреляли, подумают, что лопнула камера. Идущий впереди грузовик не остановится, и тогда...»
Я положил тяжелый револьвер на колени. До «форда» – двадцать пять ярдов, я мог сократить расстояние вдвое. Мог даже попасть в колеса, если б стрелял с земли, положив револьвер на бруствер, если бы опробовал «магнум», если бы знал, куда уходит пуля, вверх или вниз, вправо или влево, если бы не дул боковой ветер.
А из кабины движущегося автомобиля при удаче мне удалось бы попасть в багажник или заднее стекло, но уж никак не в колесо.
Я вернул револьвер на сиденье, посмотрел на спидометр. До пересечения с последней боковой дорогой чуть больше полутора миль. Сразу за перекрестком их машину надо остановить.
Я сократил расстояние до восемнадцати ярдов. Колонна шла со скоростью сорок две мили в час – неплохое достижение для таких погодных условий. Я смотрел то на «форд», то на спидометр.
Вот и боковая дорога. В пятидесяти ярдах справа, на обочине, стоял «крайслер» Джорджа. Когда я миновал перекресток, его фары дважды мигнули: все, мол, готово.
Я одновременно надавил на клаксон и на педаль газа.
Машина рванулась вперед, едва не врубившись в «форд». Я вырулил влево, поравнялся с «фордом». Бурк махал мне рукой, требуя, чтобы я откатился назад. Держа руль левой рукой, я наклонился над сиденьем пассажира, указывая правой на задние колеса «форда».
– Твое колесо! – крикнул я.
Он приложил ладонь к уху. Я вновь указал на задние колеса, произнес те же слова, но медленнее, чтобы он прочитал их по движению губ. Затем сжал рукоятку револьвера. Если он не остановится...
«Форд» притормозил, скатился на обочину. Я поставил «шеви» рядом, перегнулся через пассажирское сиденье водителя, опустил стекло.
– Заднее левое колесо. Оно вот-вот отвалится.
– Что-нибудь с шиной?
– Нет, с колесом. – Пальцы правой руки крепко сжимали рукоятку «магнума». – Его болтает, словно пьяного. Началось это несколько минут назад. Оно может слететь в любой момент.
О'Гара вышел из машины, рукой дав знак грузовику продолжать движение. Не думаю, что водитель увидел остановившиеся легковушки. Бурк включил радиопередатчик, решив связаться с Контролем. Я вылез из кабины через дверцу водителя, на ходу засунув «магнум» в наплечную кобуру. Обошел «шеви» сзади. О'Гара присел, чтобы получше рассмотреть колесо.
– Просил же механиков все проверить!
– Должно быть, они не затянули болты.
– Чертовы идиоты!
Бурк выскочил из кабины, направился к нам.
– Они высылают машину.
– Ты с ними связался?
– Да. Приедет бригада ремонтников. Конвой мы, конечно, догоним, но подобная безалаберность просто бесит.
Я сунул руку за пазуху. О'Гара все сидел на корточках у колеса. Бурк стоял рядом. Хвалил меня за то, что я вовремя заметил поломку. Я старался не слушать его, ни о чем не думать.
О'Гара ничего не почувствовал. Плавным движением я выхватил револьвер, и пуля вошла ему в голову за левым ухом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...