ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Помнится, был такой фильм. Герой понимает, что его отравили, но ему удается добраться до копов и все им рассказать. Я видел его много лет тому назад...
– О Боже!
– Скорее всего, волноваться не о чем, Джордж.
– Сукин ты сын. Сидишь тут и улыбаешься, сукин ты сын!..
– Не кипятись. Я просто хочу, чтобы твоя уверенность не перерастала в самоуверенность, Джордж. А не то ты выйдешь из формы.
Повисла тяжелая тишина. Потом он рассмеялся, но, как мне показалось, не совсем искренне.
После того, как грузовики скрылись из виду, мы какое-то время занимались «зачисткой». Кое-что следовало сделать до отъезда. Рано или поздно кто-то должен понять, что дело нечисто, рано или поздно спасательная команда, посланная из «Форт Джошуа Три», обнаружит, что произошло на пустынной дороге. Мы хотели, чтобы случилось это как можно позже.
Украденный «крайслер» мы отогнали к перекрестку. Он привлекал внимание, и мы предполагали, что спасатели задержатся рядом. Не тронули мы и знаки объезда. Законопослушные граждане свернули бы в указанном направлении. Не уважающие закон поняли бы, что произошла автоавария и власти об этом уже знают. Поэтому потревоженный снежный покров у дороги не вызвал бы у них никаких вопросов.
С телами-то мы разобрались быстро. Обоих майоров Джордж еще раньше оттащил в кювет. Их уже так завалило снегом, что мы с трудом добрались до карманов. В кювете мы их и бросили.
Остальные двенадцать трупов оттащили от дороги и присыпали снегом. Следы остались, но мы решили, что их занесет снегом за каких-то полчаса.
Закончив с покойниками, мы занялись оружием, благо его хватало. М-14, пистолеты и револьверы, возвращенные парнями Спрэга, «томпсон», несколько помповых ружей. Мы забросили все в трейлер. «Премия для наших companeros», – пошутил Джордж. Я же прикинул, что легче взять оружие с собой, чем закапывать в снег.
В трейлере оказались также вещи из армейского «форда» и наш багаж. Что-то следовало уничтожить, но сортировкой мы могли заняться и в более спокойной обстановке.
Помятую легковушку мы трогать не стали. Через нее, как и через «крайслер», выйти на нас не могли. Куда больше волновал меня взятый напрокат автомобиль. Я, конечно, стер отпечатки пальцев, но от него тянулась ниточка к майору Джону БВИ Уолкеру, а от него – к Линчу. Они все равно вышли бы на Линча, так что особой разницы не было. Однако мне это не нравилось. Я сказал Джорджу, что «шеви» следовало загнать в кузов одного из грузовиков. Он ответил, что я поднимаю бурю в стакане воды. Но нашелся с дельным предложением:
– Врубись на «шеви» в легковушку. Вот тебе и авария, из-за которой перекрыли дорогу. А если не хочешь, облей «шеви» бензином и подожги. Или сложи и сунь в карман. Можешь закопать в снег.
Я сел за руль «шеви» и на скорости двенадцать миль врезался в легковушку. Скорее всего потому, что в глубине души давно хотел попасть в такую передрягу. Я, конечно, подготовился к столкновению, а за несколько секунд до него сбросил газ, да и двенадцать миль в час – невелика скорость, но ощущения действительно остались незабываемые. И машины помялись сильнее, чем я ожидал.
Когда я вылез из кабины, Джордж сказал мне, что зрелище доставило ему удовольствие.
– Мне тоже, – ответил я. – Если хочешь повторить, «крайслер» совсем рядом. Три столкнувшихся автомобиля выглядят более впечатляюще, чем два.
На мгновение я даже подумал, что он согласится.
– К черту, это потеря времени. Что еще мы забыли?
– Куртки Спрэга и его команды.
Куртки мы забросили в трейлер. Вместе с бумажниками всей пятерки. Наверное, мы могли бы и Дальше заметать следы, но время поджимало. Поэтому мы залезли в кабину трейлера, и Джордж завел мотор. Он дважды глох, пока Джордж разбирался, где какая передача, но уж потом все пошло как по маслу.
В выпуске новостей о нас ничего не сообщили. Разумеется, это не означало, что о краже оружия до сих пор неизвестно. О таких ЧП прессу обычно не уведомляют. «Через три месяца в колонке одного из ведущих обозревателей появится соответствующий абзац, – заметил Джордж. – Потом этому обозревателю позвонит какая-нибудь шишка и попросит писать о чем-нибудь еще. И он начнет разоблачать подрядчиков, которые нажились на строительстве автострады».
Новости давно сменились музыкой. Кто-то наяривал на гитарах. Джордж сбавил скорость, выключил радио и сказал, что мы приехали. Я было подумал, будто он свихнулся. А потом увидел между двумя изгородями зазор шириной в десять футов. Деревья в зазоре не росли. Иных указаний на то, что это дорога, не было.
– Там же два фута снега!..
– Проедем. Я загоню его задом.
Мы раз за разом застревали, но Джордж, раскачивая трейлер, вырывался из снежной западни, и в итоге мы достаточно быстро оказались в сарае. Во всяком случае, частично: кабина и четверть кузова остались снаружи. Я уже хотел указать на это Джорджу, но он опередил меня.
– Соседей рядом нет, а с дороги нас не видно. Пошли.
– Куда?
– За метлами. Надо замести сотню ярдов следов.
Метлы мы нашли в сарае. Пошли к дороге по колеям, проложенным колесами трейлера. Замели их снегом. Верхние десять дюймов только выпали, так что труда это не составило. Мог бы помочь и ветер. Но он, как назло, стих.
А вот времени мы потратили немало. Все-таки сто ярдов – дистанция не самая короткая. Чуть короче моего острова. Но пересечь остров из конца в конец – это одно, а пятиться назад по снегу...
Я напомнил себе, что дал зарок не думать об острове.
Мы перестали мести снег, пройдя ярдов восемьдесят. Действительно, зачем? Если бы кто-то захотел заглянуть между изгородей, он бы увидел не только примятый снег, но и сам трейлер. Поэтому оставшиеся двадцать ярдов мы прошли по колеям и прислонили метлы к стене сарая.
– Теперь помолимся о снегопаде, – улыбнулся Джордж.
– Только не очень сильном, – поправил его я. – А не то нам отсюда не выбраться.
– Выберемся. Подумай обо всех революционерах, которые рассчитывают на нас. Извини, о контрреволюционерах.
Запаса еды хватило бы на неделю, но Джордж заверил меня, что мы не проведем в сарае и двадцати четырех часов. Есть действительно хотелось.
Я посмотрел, что он заготовил. Хлеб, масло, четыре сорта копченого мяса, курятина, двенадцать бутылок пива, молоко, шотландское, шоколадные батончики. Что-то еще, не мог я всего упомнить.
Я полюбопытствовал, что отравлено. Он откинул назад голову, расхохотался:
– Шотландское!.. Ни при каких обстоятельствах не пей виски.
Этот сукин сын не забыл даже стаканы и открывалку для бутылок. Я налил нам по полстакана виски. Он взял свой и спросил, за что мы выпьем.
Я предложил выпить за братство.
– За человеческое братство? – переспросил он.
– Просто за братство.
– Прекрасно. За братство!
Видимо, он рассчитывал, что я выпью виски лишь после того, как он пригубит свой стакан. Я мог бы подыграть ему, но очень уж хотелось выпить. Поэтому я одним глотком осушил стакан. Джордж, похоже, хотел подначить меня, но передумал и последовал моему примеру.
Глава 15
Когда мы поели, он включил пропановую печку и расстелил на полу два армейских спальника.
– Ночевать будем со всеми удобствами. Думаю, снаружи печки не видно.
Я вышел из сарая. Посмотрел. Не видно.
Он предложил спать по очереди. Я с ним не согласился. Если нас обнаружат, вырваться все равно не удастся.
– А если забредет какой-нибудь бродяга? – обеспокоился он.
– И убьет нас во сне? Если б ты предложил рассчитать вероятность этого варианта компьютеру, он бы долго над тобой смеялся.
Джордж задумался.
– Да, ты прав. Не будем преувеличивать опасность.
Он принял таблетку снотворного. Я отказался. Лишь сказал ему, что когда-нибудь он по ошибке проглотит черную пилюлю. Джордж добродушно послал меня сами знаете куда. Я разделся и залез в спальник. Начал было обдумывать планы на будущее, но быстро заснул.
Улеглись мы где-то в половине шестого. Проспал я добрых восемь часов. Если мне что и снилось, в памяти ничего не осталось. А разбудила меня мысль о том, что надо просмотреть вещи Бурка и О'Гары. Я взглянул на часы. Три сорок две.
Джордж тихо похрапывал. Будить я его не стал. Открыл заднюю дверцу трейлера, но в кузове царила кромешная тьма. Я вспомнил про фонарь, висевший на стене сарая, нашел его, взял.
Выглянул из ворот. Снег так и не пошел, зато подул ветер. И полностью занес колеи.
Забравшись в кузов, я огляделся. Отыскал среди груды барахла чемоданы О'Гары и Бурка, а в них миниатюрную фотокамеру и отснятую, но непроявленную пленку. Насколько я знал, О'Гара только раз сфотографировал мое удостоверение и, возможно, еще не проявил пленку. Если так, отпечатки моих пальцев уже никогда не попадут в Вашингтон.
А только они могли связать меня и Ричарда Джона Линча...
Я не знал, сколько еще проспит Джордж. Но в шесть утра решил, что двенадцати часов сна ему должно хватить. Потряс его за плечо.
– Поднимайся. Уже утро, и я хочу тебя кое о чем спросить.
– Попытаюсь. Господи, должно быть, барбитуратное похмелье. Дай мне что-нибудь поесть. Я ужасно себя чувствую.
Мы съели сандвичи с ветчиной, выпили молока. Джордж медленно приходил в себя. Тем временем я положил на снег крышку от мусорного бака, развел костерок и начал сжигать на нем все то, что следовало сжечь. Главным образом документы и бумаги.
Несколько минут спустя Джордж присоединился ко мне, принес ворох бумаг. Я, не глядя, бросил их в костер.
– За сараем колодец. Для одежды и вещей. Избавься от формы. У меня есть для тебя рабочий комбинезон. Один костюм оставь. Наденешь потом. Остальное – в колодец.
– Они туда заглянут.
– Если найдут этот сарай. Да и черт с ними! По вещам им нас не найти, так?
Я возражать не стал, тем более что вырыть яму в промерзшей земле нам бы не удалось. Мы откинули крышку и покидали все в колодец, закрыли крышку, набросали сверху снега. Когда вернулись в сарай, я начал задавать вопросы.
– Прежде всего маршрут. Мы едем на юг вдоль Миссисипи или сначала поворачиваем на восток?
– На восток. Чуть дальше, но, по-моему, безопаснее.
– Ясно. Как поедем? Наверное, не по главным автострадам. В то же время появление трейлера на местных магистралях может вызвать подозрение.
– Обязательно вызовет. Поэтому поедем по автострадам. – Он развернул карту США со всеми главными автострадами, изданную корпорацией «Шелл». – Едем на восток до Висконсина, там сворачиваем на Висконсин-фриуэй. Далее на юг, мимо Милуоки и Чикаго, по транснациональной автостраде, что пересекает Иллинойс, Индиану, Огайо и Пенсильванию и выходит к побережью. Да конца мы ее не проедем, в Пенсильвании повернем на юг по Пен-Канадиен. Эта дорога приведет нас...
– Как мы сумеем доехать туда?
– Без проблем. Будем вести трейлер по очереди.
– Слушай, при въезде на каждую автостраду трейлер взвешивается. Мы должны предъявлять документы, накладные...
– Они у нас есть.
Я вытаращился на него.
– Домашняя заготовка, так?
– А ты как думал? Сейчас я тебе все покажу.
Джордж ушел в глубь сарая, вернулся с большим конвертом из плотной бумаги и выложил передо мной его содержимое. Он позаботился обо всем. Накладные, счета за погрузку, водительские удостоверения, карточки членов Международного профсоюза водителей грузового транспорта.
– Видишь? С такими бумагами нас пустят на любую автостраду. Мы – «Торнхилл хаулинг корпорейшн». Так написано во всех документах, эта же надпись появится и на трейлере, когда мы его перекрасим. Краска у меня есть, трафареты тоже. Я поработал за свой миллион, Пол. В пути будем останавливаться лишь на заправках. Залили полный бак, поменялись местами – и в дорогу. Доберемся до Орландо, там свернем на запад, к Тампе, и мы у цели. От Орландо до Тампы проложена отличная дорога. Я проверял.
– Я потрясен.
– Иногда я сам себе удивляюсь. Что еще?
– Ты. Какая у тебя «легенда»?
– У меня?
– Да. В понедельник утром тебя послали в Амарилло. Ты там не объявился и ничего им не сообщил. По какой причине?
– Я в Гватемале.
– Где?
Джордж усмехнулся.
– Ты не ослышался. В понедельник я позвонил в контору из Чикаго и слезно просил снять меня с операции в Амарилло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...