ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

большой подвесной, на керосине, колесиком можно регулировать освещенность, превращая его в ночник; и обычный ручной на батарейках, чтобы ночью можно было из типи по нужде выйти.
Выстроил я туристов цепочкой, и пошли мы прочесывать поляну, добрались до ручья и обнаружили… Сами знаете, что.
— Следы больших ступней, — отозвалась Скалли.
— Точно. Тут-то я все и понял.
— Что именно? — вскинулся Молдер.
— Что приходила Дсоноква. Чертова же Пора — когда ей еще приходить, как не в полнолуние?
— А вам и раньше приходилось сталкиваться с Дсоноквой? — насторожился Молдер.
— Конечно, приходилось. Меня самого в детстве ома чуть не уволокла, — как о чем-то обыденном рассказал Том. — Я ведь наполовину индеец, у меня и индейское имя имеется. В переводе на английский — Восемь Дыр.
— А как она вас пыталась утащить? — спросила девушка.
— Обычным способом, подманивала свистом. Я и пошел. Хорошо, старший брат это заметил и ухватил меня за штаны. «Стой! — закричал. — Куда это ты собрался? Это же тебя Дсоиоква заманивает! Ты разве не слышал, как они маленьких детей высвистывают, чтобы полакомиться нежным мясцом?» Тут я башкой помотал, стряхивая наваждение, в себя пришел. Вспомнил истории про то, как людоедка детей ворует. Мы с братом вернулись домой и легли спать. А наутро пошли посмотреть, где она там бродила. Нашли гигантские следы и клочки шерсти на сучках. Кстати, тоже была Чертова Пора — полнолуние.
— Эти следы не отличались от тех, которые вы видели в детстве? — спросила Скалли.
— Точь-в-точь такие же.
— Но Дсоноква же сказочный персонаж, — слабо запротестовал Молдер, который упрямо не верил в мифическое существо, хотя все новые и новые факты подтверждали, что мифический персонаж вполне реален. В пути из Кастера в Синик он связался с криминалистической лабораторией в Пирре, и ему сообщили, что спектральный анализ царапин сосновой коры подтвердил наличие меди. Кору царапали медными крючками. Но Молдеру было проще поверить в йети. Сказкам не место в нашем материалистическом мире — а вот реликтовый гоминид при определенных условиях мог бы и сохраниться, проживая параллельно с гомо сапиенс — Может, вы имеете в виду снежного человека?
— Йети я никогда не встречал, — с достоинством ответил Файр, — а Дсонокву однажды видел собственными глазами. Издали. Ночью в полнолуние. Сумел разглядеть и медные когти, и плетеную корзину. И знаю, что она существует всего несколько дней. Потом исчезает — до следующего полнолуния.
— Ладно, — махнул рукой Призрак. — Значит, вы обнаружили следы Дсоноквы. И что же предприняли дальше?
— Связался с полицией и спасателями, отобрал несколько мужчин понадежнее, с ними и пошел по следам. Только сначала захватил ружье из служебного арсенала, а прочих туристов отправил спать, назначив двух дежурных. Они должны были следить, чтобы до утра никто из лагеря не уходил. Еще поручил им поддерживать огонь в костре и дождаться прилета вертолета спасателей. Я ждал собак, без них за Дсоноквой не уследишь, обязательно потеряешь след.
— А не боялись, что Дсоноква заберется на дерево и станет уходить с похищенной девочкой верхами? — спросил Молдер.
— Какие у нас в Бэдлендсе деревья? — удивился проводник. — Там же совсем нет плодородной почвы. Изредка попадется кустик-другой. Ну, еще вдоль ручьев и речушек что-то растет, конечно. А так — глина, песок и камни. Короче, идем мы по следам, хотя и ночь, но с пути не сбиваемся. Светит луна, в руках у нас фонари, а Дсоноква большая, тяжелая. На песке и глине остаются отпечатки ступней, на каменистой почве сдвигаются булыжники.
Когда вертолет сел на месте стойбища, шериф связался со мной по телефону. Я сообщал, где мы находимся, тот оставил в лагере помощника Флэкса опрашивать свидетелей, а сам со спасателями вылетел в направлении ущелья Смока. Когда машина нагнала нашу группу, спасатели спустили свору собак, потом коптер пошел над нами, освещая маршрут прожектором.
— И вы верили, что поймаете великаншу? — спросил Призрак.
— Что сумеем поймать, не верил, а в том, что сумеем спасти девчонку, — был уверен. Дсонокве просто некуда было деться.
— И что же случилось?
— Она исчезла.
— Как так — исчезла?
— Вот так и исчезла. Потопталась на месте в ущелье Смока и растворилась.
— А наверх она взобраться не могла? — спросил специальный агент.
— Там отрицаловка.
— Что-что?
— Стены ущелья имеют отрицательный уклон, то есть нависают над головами. Нужно быть мухой, чтобы забираться по таким каменным стенам.
— Послушайте, а никакого каната вы там не заметили? Я обнаружил такой на старой сосне неподалеку от Харни-Пик. Очень странный канат, липкий. Я никак не мог понять, что это за материал. Отослал кусок его на экспертизу в Пирр, а сегодня созвонился, и мне сказали, что материал ближе всего к природной паутине. Хотя, конечно, не бывает пауков, у которых паутина толщиной с детскую руку.
Проводник внезапно побледнел, потом звонко треснул себя раскрытой ладонью по лбу.
— Я идиот! — заявил Файр. — Паутина! Так вот в чем, оказывается, дело! Выходит, я — дикий осел!
— Ну, ты, конечно, не очень умен, — согласился шериф Баркли. — Но не настолько же. Ослом я бы тебя не назвал.
— Нет, я именно осел, — настаивал Том. — Оказывается, нет никакой загадки!
— О чем это вы? — спросил Молдер. — О какой загадке говорите?
— Я знаю, куда подевалась Дсоноква со Сью Лэнг!
— И куда же?
— Она там, в ущелье Смока.
— А почему вы так уверены? — спросила Скалли.
— Потому что не было никакой Дсоноквы.
— А кто же был? Кто утащил Сью и еще пару девочек ее возраста?
— Иктоми, вот кто! Как только вы сказали про паутину, я все и понял! Конечно, пауку-то ничего не стоило взобраться по стене с отрицательным уклоном!
— Да погоди ты! — перебил свидетеля Призрак. — Еще раз объясни толком, кто такой Иктоми.
— Да паук же!
— Но пауку не утащить девочку! — ничего не понял федеральный агент.
— Смотря какому. Это же Иктоми!
— А кто он такой? Тоже персонаж из индейских мифов?
— Ну, конечно. Иктоми — паук-шутник, сеятель раздоров. Способен принимать любой облик. Выходит, что никакой Дсоноквы не было, а был шутник Иктоми. И похищение — никакое вовсе не похищение, а остроумная шутка. Конечно, с его точки зрения.
— Но ради чего ему это понадобилось?
— Да просто так. Ему кажется, что это смешно, вот он и шутит… Ладно, хватит пустых разговоров, — оборвал сам себя Том, — нужно ехать и спасать похищенных девчонок. Хотя я почти уверен, что ничего плохого с ними не случилось. Поехали!
Минут через пятнадцать Файр седлал трех лошадей. Молдер стоял рядом и, чтобы как-то отвлечься от боли в бедрах, принялся расспрашивать метиса о Бешеном Коне. Оказалось, что Том Файр знает немало, а его дед был вождем одного из небольших отрядов, на которые делилось племя оглалов.
Форт Робинсон, ручей Вундед-Ни, Южная Дакота, 5 сентября 1877 года
— В пору холодрыги на стыке семьдесят шестого и седьмого годов генерал Крук буквально рыл землю, разыскивая Бешеного Коня. На этот раз битый много раз, — проводник засмеялся нечаянной игре слов, — Трехвездный собрал огромную армию — пехоту, кавалерию и артиллерию. Любой дурак знает, что раз нет ума, нужна необоримая сила. Только для транспортировки продовольствия этой прорвы солдат потребовалось 168 фургонов, а порох и боеприпасы, надрываясь, волохали на своих спинах 400 вьючных мулов. До идиотизма мощная колонна Трехзвездного Вождя двигалась через долину реки Паудер. Шла, словно стая медведей гризли, сметая все на своем пути, давя и разоряя встречавшихся индейцев.
Солдаты искали Бешеного Коня, но сначала обнаружили селение шайешюв Утренней Звезды!
— Тупой Нож! — обрадовались эти сволочи. Большинство краснокожих, попавшихся на пути федералов, не участвовали в битве при Литл-Биг-Хорн. Они тайно ушли из агентства Красного Облака в поисках пищи, когда армейское командование прекратило там выдачу продовольствия. Против поселка шайеннов, состоящего из 150 вигвамов, генерал Крук направил Трехпалого Макензи (индейцы отстрелили ему указательный палец и шутили, что он стреляет теперь третьим пальцем).
Стоял Месяц Случки Оленей. Было очень холодно, глубокий снег на открытых местах покрылся ледяной коркой. Макензи за ночь подтянул своих кавалеристов, готовясь к атаке. Едва развиднелось, федеральные войска ударили по шайеннам. Наемники пауни выступили первыми. Они атаковали селение на резвых лошадях, которых Макензи отобрал у индейцев сиу. Войска застигли шайешюв врасплох, солдаты врывались в вигвамы и убивали тех, кто не успел толком проснуться.
Но не все позволил» подстрелить себя, как фазанов. Воины выбегали раздетыми на пронизывающий холод и пытались отогнать солдат, чтобы женщины и дети успели уйти. Несколько отважнейших воинов пожертвовали своей жизнью в первые, самые яростные мгновения боя. Одним из них был старший сын Утренней Звезды. В конце концов Тупой Нож и Волчонок сумели сформировать заградительный отряд вдоль верхних вигвамов каньона, но скудные боеприпасы вскоре истощились.
В Волчонка попало семь пуль, когда он вместе с Утренней Звездой прорывался к женщинам и детям, которые что есть мочи бежали в сторону гор Биг-Хорн. В это время Макензи поджег их вигвамы, а затем приказал своим людям согнать захваченных лошадей к одной из стен каньона и перестрелять. Так он в свое время уничтожил лошадей команчей в каньоне Пало-Дуро.
Было ужасно холодно, а у людей Утренней Звезды осталось всего несколько лошадей и почти не имелось ни одеял, ни одежды, ни мокасин — все сгорело в типи. Шайенны решили пробиваться к селению Бешеного Коня.
В течение первой ночи от холода умерло двенадцать младенцев и стариков. На следующую ночь мужчины убили нескольких лошадей, выпотрошили их и запихнули внутрь маленьких детей, чтобы уберечь от мороза. Старики там же грели свои руки и ноги. Три дня индейцы шли по обледенелому снегу, и их босые ноги оставляли кровавые следы.
Бешеный Копь разделил пищу, одеяла и кров с людьми Тупого Ножа, но предупредил, что у его оглалов слишком мало боеприпасов, чтобы принять бой. Медвежий Мундир Майлс разыскивал их на севере, а Трехзвездный Вождь Крук шел с юга. Чтобы выжить, люди Бешеного Коня метались взад и вперед по стране.
В месяце Хвойного Дерева Бешеный Конь разбил лагерь на реке Тонг, затаившись неподалеку от нового форта, в котором Медвежий Мундир со своими солдатами стоял на зимних квартирах. Холод и голод стали настолько невыносимыми, что некоторые вожди роптали:
— Бешеный Конь, пора вступать в переговоры с Медвежьим Мундиром. Нужно узнать, чего он хочет. Женщины и дети плачут от голода, им необходим теплый кров, они уже не могут бежать и бежать.
Бешеный Конь знал, что Медвежий Мундир собирается заключить их всех в резервацию как военнопленных, но объявил, что вожди могут отправиться на переговоры, раз они так решили. Он пошел вместе с группой из тридцати вождей и воинов к одному из холмов и встал так, чтобы его люди увидели военное укрепление. Он-то знал, что случится, но молчал из гордости. Его вожди ему не верят, это горько…
Восемь дакотов добровольно вызвались поехать к форту. Один из них нес большое белое полотнище на копье. Но едва парламентеры приблизились к форту, как навстречу им ринулся отряд индейцев кроу, наемников Медвежьего Мундира. Не обращая внимания на белый флаг, кроу принялись в упор стрелять в делегацию. Только трое из восьми сумели уйти. Сиу, наблюдавшие с холма за этим коварным убийством, хотели скакать вниз, чтобы отомстить предателям, но Бешеный Конь велел возвращаться в лагерь. Он приказал укладываться и бежать. Вождь понимал: теперь Медвежий Мундир знает, что дако-ты поблизости, и кинется искать их в снегах.
Медвежий Мундир нагнал их утром 8 января 1877 года возле Батл-Бат и послал своих солдат в атаку через снег глубиной в фут. У Бешеного Коня оставалось слишком мало боеприпасов, чтобы защищаться, но индейцы знали много хитростей, с помощью которых могли отбиваться или сбить с толку солдат. Нужно было выиграть время, чтобы основная группа дакотов успела укрыться в горах Биг-Хорн.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...