ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


В палатку она вернулась через полчаса и удивилась тому, что Келли до сих пор не появилась. Куда же она подевалась?
— Эй, мальчики! — крикнула она, высунув голову. — Вы не видели Мэйбл?
— Нет, — откликнулся Джозеф, подбрасывая толстые сучья в разгоревшееся пламя. — Я думал, она еще спит.
— Да нет же, — слегка раздражаясь, сообщила Бесси Ашер. — Когда я проснулась, то ее в палатке уже не было. Я подумала, что она ушла умываться, но если она умывается, то почему же ее не видно? Далеко от лагеря она бы не пошла. Зачем?
— Незачем, — согласился Джозеф. — Умыться можно и тут, рядом.
— А вы встали намного раньше меня?
— Минут на десять-пятнадцать раньше, — отозвался обстоятельный Уолтер. Он взглянул на часы. — Где-то в восемь ноль пять. А сейчас без десяти девять.
Из палаток начали выбираться остальные члены их небольшого отряда. Они перекликались звонкими голосами — но, как оказалось, никто из них Кел-ли не видел.
— Чего шумим? — спросил, выбравшись наружу и сладко потягиваясь, Роберт Легейт.
— Мистер Легейт, Мэйбл куда-то пропала, — сообщила руководителю Бесси.
— В каком это смысле — пропала? — насторожился Боб.
— Я проснулась, а ее нет.
— И куда же она могла подеваться?
— Если бы я знала, то не беспокоилась бы.
— А давно она исчезла-то? — спросил Легейт.
— Не знаю. Когда я проснулась, ее уже не было.
— А вещи ее на месте?
Девочка осмотрела палатку. Умывальные принадлежности Мэйбл так и лежали в кармашке с левой стороны, где валялся расстегнутый спальник Келли. И щетина зубной щетки оказалась сухой. Значит, зубы с утра соседка не чистила. У входа стояли кроссовки Мэйбл. Неужели она бродит по лесу босиком?
Кроссовки, оставленные у входа, убедили Легей-та в том, что с его подопечной и вправду что-то случилось. Он собрал скаутов, проинструктировал их, и следопыты двинулись по поляне, тщательно осматривая траву.
Отпечаток босой ноги на песчаном мыске, там, где ручей резко поворачивал на север, первым обнаружил Дин Биллер.
— Мистер Легейт! — закричал он. — . Я отыскал следы Мэйбл!
Через минуту уже весь отряд собрался около обнаруженного следа. После недолгих споров скауты решили, что Мэйбл прошла здесь часа три назад. Ну, в крайнем случае, четыре — никак не раньше. Только вот куда она пошла дальше и зачем? Кто же суется в лес босиком? Там же всякие сучья, колючки. А еще и змеи водятся.
Подростки и взрослый перебрались по камешкам на другую сторону ручья. Они чуть ли не тыкались носами в землю, осматривая, куда сдвинуты опавшие хвоинки. Проследили путь Бесси до кустов краснотала и тут…
В земле отпечатался другой след. Босая нога… Нет, ногой назвать этот чудовищный отпечаток не поворачивался язык! Оставила его огромная лапища — раз в пять больше девичьей ступни. Кому мог принадлежать такой след? Да только великану! . Именно поэтому Боб Легейт стал смотреть не только вниз, но и вверх. И через пяток минут обнаружил клок шерсти, намотавшийся на сосновый сучок На высоте примерно десяти футов! .
Йети! Снежный человек, вот кто тут побывал!
Взрослый понял, что дело нешуточное. Он вздохнул, снял с пояса мобильный телефон и принялся тыкать в кнопки, вызывая Службу спасения.
Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, округ Колумбия, 2 июля, 11:00
Специальный агент ФБР Фокс Молдер сидел перед экраном монитора. По столу были разбросаны принтерные распечатки, но все сообщения о встречах со снежным человеком, которые он сумел отыскать в Интернете, не имели никакого отношения к делу. Конечно, забавно было проглядеть материалы с фотографиями гигантских следов, их слепков, рисунков со стрелочками и пояснениями: как выглядели шкура или череп, добытые там-то и там-то, и чем именно череп гоминида отличается от черепа современного гомо сапиенса. Но гораздо забавнее было читать опровержения, потому что все эти сенсации на час непременно оказывались фальшивками.
Памир и прочую заграничную экзотику Молдер сразу же отбросил. Его интересовали встречи только внутри страны — и то не везде, а лишь в Скалистых горах, в их восточной части. Конечно же, среди лунных пейзажей Бэдлендса йети непременно должен был отыскаться. Он и нашелся. И в 1952 году, и год спустя. И еще, и еще. Раз в год снежного человека видели, чуть реже — успевали зарисовать, а то даже и сфотографировать, хотя и весьма нечетко. Его шкурами и черепами чуть ли не торговали сувенирные лавочки городков в холмах Блэк-Хиллс. Намного реже в той или иной резервации сиу обнаруживали крупное племя йети с первобытным многоженством (иногда, правда, матриархатом) и кучей снежных человечков мал-мала меньше. Дакоты или шайены уважительно называли их старшими братьями и делились гнилым мясом, потому что «братья» свежего терпеть не могли. Фотоаппараты и видеокамеры в присутствии снежных людей тут же выходили из строя, поэтому показать их «вживую» было почти невозможно, зато корреспонденты с мест точно знали, какие именно сорта виски предпочитают представители параллельной ветви развития человека. Некоторые йети жить не могли без джинсов «Монтана», другие не желали видеть никакого кофе, кроме низкосортного «Монтеррея».
Короче, девяносто девять процентов информации, собранной Молдером, оказались беспардонной рекламой тех или иных товаров, а потому и не представляли для специального агента никакого интереса. Затратив уйму времени, Призрак лишний раз убедился, что никаких снежных людей в природе не существует. Правда, в этом случае оставалось совершенно непонятно — как тогда объяснить происхождение гигантских следов длиной два фута пять дюймов, найденных именно там, где за последние две недели пропали три девочки-подростка.
Кто мог совершить эти похищения? И главное — зачем? Но кто бы это ни был, свои преступления он пытался свалить на мифического снежного человека. Именно поэтому на месте исчезновения отроковиц оставлялся очень четкий отпечаток босой ступни чудовищного размера. Собаки, пущенные по следу, неизменно теряли его, как будто похититель вдруг обретал крылья и взмывал в небеса.
Молдер прикрыл глаза, пытаясь мыслить рационально. Следует откинуть всякую мистику и постараться представить рациональную причину похищений. Чего добивается преступник или группа лиц? Хотят запугать? Кого? Туристов, посещающих национальный лес? Скажем, чтобы отвлечь их от какого-то определенного места. Мол, сюда соваться опасно. Но при чем тогда гигантские следы? Отвлекая, следует либо создать впечатление, что в других местах гораздо интереснее, либо представить все так, чтобы казалось — именно тут совершенно нечего делать. Тут скучно, и вы, явившись сюда, лишь попусту потеряете время.
Молдер хмыкнул. Хороший способ отвлечь внимание — следы йети! Да там скоро повернуться негде станет от полчищ туристов, желающих заснять на видеокамеру или даже изловить таинственного гоминида.
Но тогда получается, что похищения — ловкий рекламный трюк, чтобы продать побольше сувениров. Хотя что можно продавать в лесу? Никаких лавочек или магазинов там нет и быть не может, Это запрещено законом.
А если вернуться к версии, что кто-то отвлекает внимание от какого-то определенного места? Ступайте вой туда, там водятся снежные люди! А здесь делать нечего, вывихните себе челюсти от зевоты — до того скучно. Но что же это за место и где оно находится?
Федеральный агент вывел на экран карту юго-западной части штата Южная Дакота. Похищения случились тут, тут и вот тут. И что это дает? Призрак кликнул мышкой по опции «Печать», и из принтера выползла страничка с планом реки Шайенн и ее притоков. Молдер подхватил ее и нанес на карту три крестика, потом соединил их и задумался: что это ему дает? Где следует искать? Внутри получившегося треугольника или наоборот — вне его? Но тогда где, с какой стороны?
Ладно, предположим, что кто-то обнаружил в Блэк-Хиллс новое месторождение чего-то. И теперь желает отвлечь от него внимание, чтобы спокойно заниматься разработкой. Недра Бэдлендса принадлежат сиу, и чужакам рыться на своей территории индейцы не позволят. В национальном парке заниматься разработкой ископаемых запрещает закон. И что, собственно, можно обнаружить в районе Блэк-Хиллс? Золото? Его запасы давно разведаны, во время золотой лихорадки 1879 года старатели обследовали каждый ручеек и каждый клочок земли. Что еще добывают в Южной Дакоте? Уран. Ну, это совсем не та руда, которую можно добывать в одиночку или небольшой группой, тем более — тайно.
Еще в Бэдлендсе добывают литий и бериллий. А что, эти металлы очень дороги, задумался Молдер. Стоит ли ради них устраивать дымовую завесу с похищением девочек и следами снежного человека?
Фокс Молдер попытался припомнить, что он знает о литии и бериллии. Это третий и четвертый элементы периодической таблицы. Соответственно, самые легкие из металлов. И в чем же их ценность?
Гадать можно до бесконечности, оборвал себя агент, не проще ли заглянуть в Интернет. В системе поиска он набрал «литий» и быстро выяснил, что литий относится к группе щелочных металлов. Служит материалом для изготовления регулирующих стержней ядерных реакторов. Ага, сказал себе Молдер, тогда, наверное, он недешев. Так, что там еще?
«Изотоп лития — единственный промышленный источник производства трития, горючего для термоядерных бомб». Ого! «Тритий получают при облучении лития медленными нейтронами». Значит, кустарным способом трития не получить, требуется высокотехнологическое производство. Может быть, кто-то добывает литий, чтобы продавать его террористам? А те собрались заняться производством термоядерного оружия? Нет, вряд ли. Чтобы получать тритий, лития наверняка потребуется не одна тонна. Как можно тайно организовать добычу редкоземов в промышленных масштабах? Как осуществлять их тайный вывоз?..
Хорошо. Где же еще применяется элемент номер три? «Литий используется для производства легированных сталей, он входит в состав специальных стекол, термостойкой керамики, применяется в медицине». Да нет же, все не то! «Гидрид лития (LiH) — бесцветное кристаллическое вещество, бурно реагирует с водой. Применяется для получения водорода и как сильный восстановитель в органическом синтезе». Можно себе представить, подумал Молдер, как кто-то, сидя в сосновом лесу, получает водород или изопреновый каучук.
«Литий добывается из минерала сподумена — карбоната лития: LiAl(Si2O6). Это белые, серые, желто-зеленоватые призматические, уплощенные или таблитчатые кристаллы. В районе Блэк-Хиллс добывают до 500 тонн сподуменов в год». Угу, а если добыть еще пару рюкзаков минералов, то миллионером никак не стать! «Сподумен относится к группе пиро-ксепов, в переводе с греческого — „сожженный до золы“, характерна серая окраска. Прозрачные разновидности сподуменов: кунцит и гидденит. Цвета минерала кунцита меняются от розового до сирене-во-розового; гидденита — от желто-зеленого до изумрудно-зеленого. Кунцит и гидденит — драгоценные камни».
Это уже кое-что, решил Призрак. Рюкзачок драгоценных камней — это уже ценность. Если кто-то обнаружил залежи ювелирных минералов, то он может попытаться добыть их по-тихому. А на что похожи эти камни?
«Гидденит легко спутать с бледным изумрудом, зеленым турмалином, бериллом и хризобериллом». Выходит, что берилл тоже драгоценный камень. «Кунцит можно спутать с аметистом, топазом и бериллом». Кстати а что можно узнать про бериллий?
«Бериллий — светло-серый металл, легкий и твердый. Название получил от минерала берилла, в котором был обнаружен впервые. Температура плавления 1284 градуса Цельсия. Сгорает при 800 градусах с образование ВеО (оксид бериллия). Это бесцветное кристаллическое вещество, в воде оно нерастворимо. Используется как огнеупорный и химически стойкий материал для спецкерамики, а также для получения высокопрочных сплавов. Бериллий и его сплавы применяются в электронике, самолето— и ракетостроении. В ядерных реакторах — замедлитель и отражатель нейтронов. В смеси с радием, полонием, актинием — лабораторный источник нейтронов». Так-так. Опять ядерные реакторы. Нет, ядерную промышленность отбросим, остановимся на версии месторождения драгоценных камней. Это более реально.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...