ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Добрый Лис очнулся, когда его перепрыгивал чужой конь. Индеец поднялся и успел ухватиться за сапог солдата, сдернув того с седла. «Синий мундир» оказался на удивление увертлив, и они долго катались в пыли, молотя друг друга кулаками и пуская в ход не только ноги, но и зубы.
Лису повезло, его рука случайно наткнулась на чужой нож, и он сумел пустить клинок в дело. Лезвие воткнулось в горло федерала, и тот захрипел в пыли. Юный воин стоял, покачиваясь от усталости, и смотрел, как корчится, умирая, его противник. Из пыли неожиданно выбрел другой солдат и выхватил револьвер. И лежать бы Доброму Лису с простреленной головой, но враг не заметил краснокожего всадника, который, пролетая мимо, раскроил ему череп…
А потом все кончилось.
Пыль медленно оседала, на земле валялись убитые и тяжело раненные, прочие поднялись на ноги и оглядывались, не веря своим глазам. Неужели все завершено?
Вожди криками созывали воинов, и к ним на клич скакали всадники и спешили те, кто потерял своих скакунов, и хромали легкораненые, и ползли те, кто не мог встать на ноги.
— Мы победили? — спросил Добрый Лис.
— Генерал Джон Кастер убит! — громогласно объявил вождь Бешеный Конь и качнул головой с чучелом сокола в черных волосах. — Это был хороший день для смерти, хороший день для сражения! Это был день смерти для «синих мундиров»…
Потом индейцы прочесали поле боя, чтобы подобрать оружие и боеприпасы, а женщины собирали мирные трофеи — ткань мундиров пригодится, чтобы сшить куртки на зиму или жилетки на весну и осень. И хорошие кожаные сапоги не окажутся лишними в осеннюю и зимнюю распутицу.
Добрый Лис увидел, как две шайеннских скво — одна повыше, а вторая — помоложе своей спутницы — остановились над трупом человека в синем мундире с лампасами.
— Ага, да это же сам генерал! — воскликнула она из них.
— Вы знаете его? — спросил юный воин.
— Ну, еще бы нам его не знать! — сказала, сверкнув глазами, та, что повыше. — Это он атаковал наш мирный лагерь у Вашиты!
А та, что помоложе, наклонилась над трупом генерала, сплюнула на землю и злорадно сказала:
— Ты выкурил трубку мира с нами. Наши вожди предупреждали, что ты будешь убит, если когда-нибудь пойдешь на нас войной. Но ты не послушался советов. Что ж, мы сделаем так, чтобы ты лучше слышал!
После этих слов скво, не сговариваясь, вытащили из своих бисерных сумок шила, которыми привыкли прокалывать выделанную кожу, чтобы сшить мокасины или приготовить полог типи. Наклонились над Кастером и воткнули шила ему в уши, каждая со своей стороны.
— Ну что, теперь ты хорошо слышишь? — спросила более молодая и злая скво…
* * *
Когда внуки расспрашивали деда, что же он запомнил из битвы 1876 года, он никогда не вдавался в подробности.
— Об этом написаны сотни книг. Но в основном теми, кто не участвовал в сражении. Я там был, но все, что я помню, — это большое желтое облако пыли…
* * *
Солдаты Рено, поддержанные отрядом майора Фредерика Бентина, окопались на холме ниже по течению реки. Индейцы окружили холм и наблюдали за кавалеристами в течение ночи, а на следующее утро вновь начали сражение. Днем разведчики, высланные вождями, вернулись и сообщили, что большое подкрепление федеральных солдат движется в направлении реки Литл-Биг-Хорн.
На совете было решено сняться с лагеря. Воины израсходовали почти все свои боеприпасы и знали, что глупо вступать в сражение с таким количеством солдат, имея лишь луки и стрелы. Женщинам велели укладываться, и еще до заката индейцы двинулись вверх по долине в сторону гор Биг-Хорн; по дороге племена разделились, и каждое пошло своей дорогой.
Холмы Блэк-Хиллс вблизи горы Харни-Пик, Южная Дакота, 3 июля, 12:20
Молдер отцепил карабин от пояса и полез вверх по стволу, перебираясь с одной толстой ветки на другую. Он добрался почти до макушки дерева — выше подниматься не стал только потому, что утончившийся ствол топырился слишком тонкими и хрупкими веточками и сам опасно качался даже при легком ветерке. Впрочем, и так ясно, что там он ничего не найдет. Теперь предстоял спуск по другой стороне ствола — эту он тоже тщательно осмотрел, уходящие далеко вдаль сучья разглядывал с помощью миниатюрного бинокля.
Канат он обнаружил, когда преодолел половину дистанции до земли. Тот висел на толстом суку неподалеку от ствола, и до него можно было добраться лишь придерживаясь руками за ветви, что росли выше. Молдер ухватился за одну из них и двинулся к находке, стараясь шагать так, чтобы не соскользнули подошвы кроссовок, в которые он переобулся, прежде чем лезть на дерево. Дошел и, зажав в ладони конец страховочной веревки, осторожно наклонился, чтобы дотянуться до каната. Подхватил его и, выпрямляясь, потянул на себя. Встал и вернулся на самое безопасное место — возле ствола. Здесь поднес петлю каната поближе и не поверил глазам. Тот был полупрозрачным и идеально липким, ладони по нему совсем не скользили, а прилипали ровно настолько, что легко отрывались при небольшом усилии, направленном перпендикулярно оси каната. По такому канату карабкаться — одно удовольствие. Никакой веревочной лестницы не нужно. Только вот что это за материал? Федеральный агент никогда не встречал ничего похожего.
Ладно, с эти потом, решил Молдер. Ну, хорошо, представим, что некто — человек, обезьяна, неважно… скажем так — существо. Так вот, это существо связало девочку и подвесило у себя за спиной, оставив свободными руки. Оно забралось наверх по этому удобному канату, упираясь ногами в ствол. Ступни — это все-таки не подошвы ботинок, коре дерева они не повредят. Так, а дальше-то что? Ну, заволокла рыжая обезьяна девочку наверх, и что? Во-первых, зачем ей девочка? Во-вторых, откуда она взяла этот необыкновенный канат? В-третьих, куда зверь подался отсюда, где у него логово или гнездовье, если он живет на деревьях?
Молдер удобно расположился в развилке толстенного сука и сидел здесь не хуже, чем в кресле, подтягивая к себе непонятную эластичную веревку. Тянул он довольно долго, потому что длина оказалась ярдов двадцать пять, а то и тридцать. Но это же высота девятиэтажного дома! А если так, подумал он, то конец должен был лежать на земле. Почему же мы его не заметили? Хм-м…
Да потому и не заметили, решил Призрак, что обезьяна, вскарабкавшись наверх и укрывшись в кроне, втянула его. А потом, а потом… Сколько он ни ломал голову, но ничего не надумал. Почему-то вспоминался только Тарзан, прыгающий с дерева на дерево, раскачиваясь на лиане. Что ж, пожалуй, это единственное объяснение, куда мог подеваться зверь с похищенной девочкой. Он перепрыгнул на соседнюю сосну и ушел, перебираясь с кроны на крону… Хотя нет. И это не обязательно. Сидел себе наверху с пленницей и ждал, пока преследователи разойдутся. А когда все ушли, он спокойно спустился вниз и пошел, куда ему нужно.
Агент порылся в карманах, надеясь отыскать что-то потяжелее, но не нашел ничего, кроме пистолета в плечевой кобуре. Ладно, сойдет и «Зиг Зауэр», решил он. Привязал конец троса к скобе и крикнул, наклонив голову:
— Эй, Скалли, Питер! Вы меня слышите?
— Да, агент Молдер, — отозвался шериф.
— Я сейчас сброшу вниз канат, на конце его привязан пистолет. Будьте осторожны, чтобы он никому не угодил по голове. Приготовились?
— Сбрасывай, — отозвалась Скалли.
Молдер встал, намотал на ногу несколько витков каната, затем размахнулся и швырнул привязанный к другому концу «Зиг Зауэр», стараясь отбросить его как можно дальше от ствола. Стоял и слушал, как потрескивают ветки и шуршит, уползая, канат. Затем его резко дернуло за ногу, и сразу же снизу донесся голос Скалли.
— Он тут!
— Канат достает до земли?
— Нет. До земли примерно полтора ярда.
— Я попробую по нему спуститься, — сообщил Молдер.
— Хорошо, только поосторожней, не сорвись. Федеральный агент освободил ногу от петель, но на всякий случай набросил одну на правую руку, после чего оттолкнулся от ветки, на которой стоял, и прыгнул в сугроб хвои. Пролетел ярда три и повис среди веток. Освободил руку и, перехватывая ладонями липкий канат, принялся прыгать с ветки на ветку, спускаясь вниз. Вскоре оказался на самом нижнем суку. Шагнул с него в пустоту и теперь опускался, упираясь ногами в ствол. Так и добрался до земли.
— Теперь ясно, — спросил он шерифа, — куда исчез зверь?
Шериф почесал затылок и смущенно признался, что никто не подумал, что похититель может укрываться в кроне.
Назад в Рапид-Сити возвращались молча. Когда заглушили моторы около полицейского участка и вышли из машин, в кармане у мистера Фера запищал мобильный телефон. После короткого разговора шериф обернулся к федеральным агентам и сказал, что может сообщить им приятную весть.
— Что такое? — спросила Дэйна.
— Жюля Хилера выпустили из больницы, и вы можете с ним встретиться.
— Когда? — сразу же взял быка за рога Молдер.
— Мы можем поехать прямо сейчас.
— Тогда не будем тянуть время, — решил Молдер. Минут через пять-шесть мистер Фер звонил в дверь аккуратного особняка. Открыла им миссис Хилер.
— Привет, Элен, — сказал Фер.
— Здравствуй, Питер, — отозвалась хозяйка дома.
— Это — федеральные агенты из Вашингтона, — шериф представил спутников. — Агент Скалли, агент Молдер. А это Элен Хилер.
— Миссис Хилер, — сказала Скалли, — вы, конечно, знаете, почему мы явились к вам?
— У меня пропала дочь, — сказала хозяйка и едва не расплакалась.
— Ну-ну, — постаралась ее успокоить Скалли, ласково похлопывая по плечу. — Я вас прекрасно понимаю. И пришли мы к вам потому, что желаем помочь. Но нам нужно поговорить с вашим сыном. Он — единственный свидетель похищения Сильвии.
— Мальчик пережил такой шок, — вздохнула миссис Хилер.
— Но врачи его считают практически здоровым, — вмешался Питер.
— Но я бы не хотела, — заявила Элен, — чтобы это с ним повторилось опять.
— Мы не причиним мальчику вреда, — заверила ее Дэйна. — Прошу понять, мы пришли к вам не из праздного любопытства, мы искренне хотели бы вам помочь. Неизвестно, что видел Жюль, но, возможно, его сведения помогут отыскать вашу дочь.
— Но расспрашивать вы его станете в моем присутствии, — твердо сказала миссис Хилер.
— Нет никаких возражений.
Хозяйка провела их в гостиную, где усадила всех троих на диван, а сама устроилась в кресле.
— Жюль, сынок, — позвала она.
— Да, мама, — в гостиную вошел подросток, светловолосый и синеглазый.
— Эти господа из федерального бюро расследования, — представила гостей миссис Хилер. — Они бы хотели расспросить тебя, что случилось во время пикника.
— Это была Дсоноква, — заявил Жюль.
— Кто? Кто? — наперебой закричали взрослые.
— Дсоноква, — твердо повторил мальчик. Молдер поднял ладонь, призывая всех к молчанию. Дождался тишины и спросил:
— А кто это — Дсоноква?
— Это великанша-людоедка, — казалось, Жюль обиделся, что взрослые не знают таких простых вещей.
— А как она выглядит? — спросила Скалли.
— Как выглядят все великаны, так и она выглядит.
— И какого же она роста? — спросил шериф.
— Около десяти футов.
— Ого! — удивилась миссис Хилер.
— А она покрыта шерстью, как обезьяна? — спросила Дэйна.
— Нет, она одета. На ней кожаные шорты ниже колен и жилетка. Когда она наклонилась, хватая Сильвию, то у нее вывалилась одна титька…
— Жюль! — одернула мальчика мать.
— Ну, я же рассказываю, что видел.
— А откуда она взялась? — спросила Скалли.
— Мы сами к ней пошли.
— Как? — вскинулась мать. — Зачем это вы пошли к великанше?
— Мы же не знали, — мальчик разговаривал со взрослыми, как с идиотами, всем видом показывая, какие глупые вопросы задают ему.
— Так почему же ты говоришь, что вы сами пошли к ней? Вы наткнулись на нее случайно?
— Да нет же! Она нас позвала!
— Как это — позвала?
— Она свистела.
— Ну и что же из этого?
Взрослые задавали вопросы, перебивая друг друга.
— Как она свистела?
— Свистела и свистела. Вот так.
Жюль сложил губы трубочкой и попытался насвистывать. Ничего у него не вышло, только воздух с шипением выходил сквозь стиснутые зубы.
— Именно так и свистела?
— Нет, это я не умею свистеть, а она умеет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...