ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Властители рун – 2

OCR WayFinder
«Братство волка»: АСТ; 2001
ISBN 5-17-009255-5, 5-7921-0417-4
Оригинал: Dave (David) Wolverton (Farland), “The brotherhood of the wolf”
Перевод: И. Шаргородской
Аннотация
Это — не просто сериал-фэнтези. Не просто даже «литературная легенда».
Это — САГА. Сага о магии и мече, сага о боли и героизме. Сага о надежде, что остается даже там, где ее уже не должно бы и быть.
Это — мир королевств. Мир хрупких политических союзов и маленьких, но страшных войн. Мир, коим таинственные Властители Рун правят железной рукою — рукою власти. Мир, в котором возможно отобрать у любого его силу — и отдать ее другому. Мир, где повелители обязуются не только править, но и служить. Мир, где снова и снова разгорается битва с теми, кого зовут просто и страшно — НЕЛЮДИ...
...Нет покоя землям Рофехавана.
...Нет покоя Королю Земли Габорну.
Вновь пожаром войны вторгся в Рофехаван с юга могучий Властитель РунРадж Ахтен, способный не просто вобрать в себя силу многих сотен человек, но и жить, не нуждаясь в силу ему отдавших. Вновь плетутся вкруг королевского замка тончайшие сети предательства и крамолы. И, что всего страшней, вновь вырвались из подземных пространств полчища монстров-нелюдей, коим несть числа, как несть предела могуществу их магии!
Сама беда взывает к горстке тех, кто еще способен вступить в схватку с силами Мрака!
Само горе призывает к оружию рыцарей БРАТСТВА ВОЛКА!...
P.S. Автор опубликовал свои первые фэнтезийные романы под псевдонимом «Дэвид Фарланд».
Дэйв Волвертон
Братство волка
(Властители рун — 2)
Пролог
Неделя Праздника Урожая началась в замке Тал Риммон, что на севере Мистаррии, как всегда, весело.
Как всегда, Дух Короля Земли явился в первое праздничное утро. Отцы и матери уже налюбовались подарками для детей — к утру на кухонных столах грудой лежали покрытые сладкими каплями медовые соты, мелкие рябоватые мистаррийские мандарины, жареный миндаль, сладкий виноград, только что снятый с лоз и еще влажный от утренней росы. Все это были дары Короля Земли, который щедро оделяет всех, кто любит землю, «дары лесов и полей».
В то праздничное утро дети, поднявшись на заре, радостно побежали к каминам. Матери прятали там приготовленные подарки, и девочек ждали или соломенная кукла, украшенная сухими полевыми цветами, или корзинка с рыжим котенком; а мальчиков — ясеневый лук или искусно вышитый шерстяной плащ, такой нужный грядущей зимой.
Дети радовались от души, а день Праздника оказался таким теплым и небо таким ясным, словно осень еще не наступила.
«Лето будет всегда», — обещало ясное небо. И спокоен был лес, покрывавший холмы вокруг замка.
Да и на второй день, если кто из родителей и говорил вполголоса о павшей крепости, дети не обратили внимания. Тал Дур был далеко на западе, а герцог Палдан-охотник, исполнявший в отсутствие короля обязанности регента, уже поспешил встретить армии Индопала.
Наступила пора веселья, и об этом напоминало все вокруг. Полы были устланы травами: таволгой, мятой, лавандой, усыпаны розами. На каждой двери и каждом окне, как всегда, висели фигурки Короля Земли, призывая его в жилища. Король Земли правил человеческим родом уже около двух тысяч лет. Издавна его вырезали из дерева, в зеленом дорожном одеянии, с посохом в руке, с венцом из дубовых, вплетенных в волосы листьев и с кроликами и лисами, резвящимися у ног.
Фигурки должны были служить лишь напоминанием о том, что однажды Король Земли явился к людям. Но в тот день старые женщины порой подходили к ним и шептали, словно обращаясь к самой Земле: «Да защитит нас Земля».
Мало кто из детей это заметил.
И когда вечером прискакал Всадник с вестью о том, что далеко на севере в Гередоне появился новый Король Земли и что имя Короля Габорн Вал Ордин Мистаррийский, в Тал Риммоне все разразились криками ликования.
Какое имеет значение, что тот же вестник привез еще и страшный рассказ о том, как были убиты лорды, хозяева дальних замков, как войска Лорда Волка Радж Ахтена покоряют одно за другим королевства Рофехавана? Какое имеет значение, что уже пал в бою отец Габорна, старый король Менделлас Вал Ордин?
Главное, что Король Земли вновь наконец появился и что самое удивительное — им оказался владыка родной Мистаррии.
При этом известии сердца молодых наполнились гордостью, но люди постарше понимающе переглянулись и зашептались друг с другом: «Зима будет долгой».
Тотчас по всему Тал Риммону кузнецы взялись за работу, готовя щиты и доспехи для людей и коней, мечи и боевые молоты. В замок с осенней охоты поспешно вернулись маркиз Брунхарст и другие местные лорды. Собравшись в Большом зале, они долго обсуждали дурные новости — участившиеся нападения колдунов, продвижение вражеских войск и призыв герцога Палдана готовиться к битве.
Мало кто из детей прислушивался к происходящему. Ничто пока еще не омрачало их веселья.
Но что-то вокруг вдруг переменилось, и появилось смутное ощущение тревоги.
Целую неделю молодежь в Тал Риммоне готовилась к турнирам и завершению праздника. Но теперь в глазах юношей появился лихорадочный блеск. И когда начались первые турниры в середине недели, участники их схватились с необыкновенной яростью. Ибо теперь все стремились заслужить не личную славу, а право выступить в бой рядом с самим Королем Земли.
Маркиз заметил перемену, и когда он — не раз и не два — повторил своим лордам: «Славный урожай в этом году, лучшего я не видал», — он имел в виду отнюдь не яблоки.
К середине недели небо потемнело, и после полудня на Тал Риммой, сотрясая дома, обрушилась гроза. Дети жались к родителям, прятались под одеялом в постелях. И в ту же ночь с востока в ответ на призыв герцога Палдана защитить Каррис, самый крупный замок западной Мистаррии, в город прибыли пятьсот могущественных Властителей Рун. По последним сообщениям, Лорд Волк, повернувший было назад в Индопал, внезапно устремился на юг, в самое сердце Мистаррии.
Разместить всех вместе со своими гвардейцами маркиз Брунхарст не смог, и потому многие укрылись от грозы в Большом зале и в гостиницах за стенами замка. Устроившись на ночлег, лорды и рыцари долго не ложились спать и горячо спорили о том, как отразить вторжение.
Войска Радж Ахтена успели взять три пограничные крепости. Но что самое скверное, Радж Ахтен забрал дары по меньшей мере у двадцати тысяч человек. Забрал силу, разум, жизнестойкость и ловкость, превратившись в столь могучего воина, что победить его в открытом бою не смог бы никто. Радж Ахтен решил стать Суммой Всех Людей, а значит, как говорят предания, стать бессмертным. Кое-кто из лордов говорил, будто убить его уже невозможно.
И совсем скверно было то, что он получил неизвестно сколько даров обаяния и затмевал солнце своей красотой. На севере, в Гередоне, когда войска Радж Ахтена обложили замок Сильварреста, люди короля Сильварресты, увидев раз лицо Лорда Волка, бросили оружие вниз с крепостных стен и провозгласили его своим новым королем. А Лонгмот, по слухам, Радж Ахтен взял, прибегнув лишь к силе чудесного Голоса, и каменные стены крепости рухнули, подобно хрустальному бокалу, который разлетается на мелкие осколки, когда запоет хороший певец.
Радж Ахтен появился в Тал Риммоне перед рассветом.
Он пришел, волоча за собою тележку с луком, закутавшись от дождя в потрепанный плащ с капюшоном, который скрывал лицо. Часовые замка не обратили на него внимания, ибо сквозь ворота в ту ночь прошло немало крестьян с тележками. Они спешили укрыться от дождя под карнизом ткацкой мастерской.
Радж Ахтен запел песню, в которой не было слов, но зато слышался стон, низкий, гортанный, невероятно звучный, и камни Тал Риммона откликнулись на него гулом, а барабанные перепонки завибрировали так, словно в голове загудели шершни.
Стражники, ругаясь, потянулись было за оружием. Несколько крестьян, стоявших рядом с Радж Ахтеном, от боли схватились за головы, потому что от песни его начали медленно ломаться черепные кости. Прежде чем умереть, они потеряли сознание.
Каменные башни Тал Риммона отчаянно затряслись. Камни посыпались так, словно по стенам ударили артиллерийские орудия.
Через несколько минут зубчатые стены дрогнули, вздыбились и развалились, словно от удара могучего кулака.
Радж Ахтен стоял в своем рваном плаще и пел до тех пор, пока не рассыпались башни и не рухнул в скрежете сопротивляющихся опор Большой зал.
Властители Рун погибли под обломками зданий. На балки и гобелены, которых в замке было немало, из разбитых ламп вылилось масло, и начался пожар.
Из обычных людей никто не смог бы приблизиться к Радж Ахтену и остаться в живых. Из Властителей Рун лишь двое оказались достаточно сильны, чтобы противостоять Голосу. И все же, стоило им выбраться из-под развалин и обнажить мечи, Радж Ахтен выхватил кинжал и прикончил обоих.
Как только рухнули замок и большинство домов в рыночном квартале, Радж Ахтен повернулся и исчез в темных городских улицах.
Несколько минут спустя он уже был у подножия невысокого холма, где за крестьянским амбаром был привязан его боевой конь. Здесь в темноте Радж Ахтена ждали две дюжины Неодолимых.
Пламяплет по имени Раджим, восседавший на черном коне, жадно смотрел в сторону развалин Тал Риммона, над которым до небес вздымался столб огня. Тал Риммой стал третьим замком, который его хозяин разрушил за ночь. Раджим часто, взволнованно дышал, пуская изо рта струйки дыма, а глаза его горели странным огнем. Волос у пламяплета не было, не было даже бровей.
— Куда теперь, о Великий Свет? — спросил он. Приблизившись, Радж Ахтен ощутил сухой жар, исходивший от кожи колдуна.
— Теперь на Каррис, — ответил он.
— А не на Морское Подворье? — с мольбой в голосе спросил пламяплет. — Столицу можно разрушить раньше, чем лорды заметят опасность!
— На Каррис, — твердо сказал Радж Ахтен, не собираясь вступать в спор с пламяплетом. Он пока еще не хотел уничтожить Мистаррию.
Король Мистаррии по-прежнему оставался в недосягаемости, далеко на севере, в Гередоне, в глубинах Даннвуда, где его хранили духи предков.
— Это был бы хороший удар — разрушить Морское Подворье, — настаивал Рад жим.
— Я не стану его трогать, — тихо, но твердо сказал Радж Ахтен. — Мальчишка не явится, если здесь не останется ничего, что можно спасти.
Он вскочил на боевого коня, но еще минуту не двигался с места. В дыму и пламени Тал Риммой был виден ясно, как днем. Слышны были даже крики людей, пытавшихся затушить пожары и вытащить из-под обломков погибших.
Радж Ахтен смотрел на пылающий город, и в темных его глазах плясали отражения огней.
КНИГА ПЕРВАЯ ДЕНЬ ИЗБРАНИЯ
Месяц Урожая
(День тридцатый)
Глава 1
Голоса мышей
Подъезжая в последний день Праздника Урожая к замку Сильварреста, король Габорн Вал Ордин придержал коня и окинул взглядом дорогу к Даркинским холмам.
Даннвуд начинался в трех милях от города. Солнце уже поднялось, холмы на востоке осветились серебристым сиянием, и на дорогу полосами легли тени облетевших дубов.
Габорн заметил трех крупных кроликов, игравших на повороте дороги в пятне яркого солнечного света. Один, словно часовой, навострив уши, оглядывал местность, второй пощипывал на обочине сладкий золотой мелилот. Третий же просто бестолково носился и прыгал, то и дело нюхая опавшие золотые и бурые листья.
До них было больше ста ярдов, но Габорн увидел кроликов необыкновенно отчетливо. После трех дней, проведенных под землей в темноте, чувства у него будто обострились. Свет теперь казался ему ярче, утреннее птичье пение громче. Даже прохладный рассветный ветерок, долетавший со стороны холмов, обдавал лицо новой, особенной свежестью.
— Не двигайся, — шепнул Габорн волшебнику Биннесману. Потянулся назад, отвязал от седла лук и колчан.
Бросил предостерегающий взгляд Хроно, приказав не двигаться этому тощему как скелет человеку, который следовал за ним всюду с тех пор, как Габорн себя помнил.
Кроме них, на дороге никого не было. Сэр Боринсон со своим трофеем остался далеко позади, и Габорн не стал его ждать, ибо хотел поскорее попасть домой, к молодой жене, и не опоздать к празднику.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

загрузка...