ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV


24
Барбара Картленд: «На па
русах мечты»


Барбара Картленд
На парусах мечты




«На парусах мечты»: Эксмо-Пресс; Москва; 1999
ISBN 5-04-004373-2

Аннотация

Капитан Марк Стэнтон снискал с
ебе славу не только отчаянно храброго моряка, но и покорителя женских се
рдец. В своей кузине Корделии он видит прежде всего подругу детских игр, е
ще совсем юную, легкомысленную особу. И только когда Корделия спасла жиз
нь тяжело раненному в сражении Марку, молодой капитан понял, что обрел на
конец своего ангела-хранителя.

Барбара Картленд
На парусах мечты

Глава 1

1788 год
Ч Долго ли нам еще придется здесь пробыть?
Нотка нетерпения прозвучала в голосе молодого человека, стоявшего у кра
я террасы, увитой зеленью, и глядевшего на раскинувшийся перед ним Неапо
литанский залив.
Трудно было представить что-либо прекраснее вида, открывавшегося с терр
асы палаццо Сесса, в котором находилась резиденция посла Великобритани
и.
Ровные, окрашенные в персиковый и кремовый цвета фасады домов полого спу
скались по склону горы к морю. Слева виднелись величественные стены коро
левского дворца, чуть дальше Ч форт Кастель дель Ово, который, казалось, б
ыл сотворен магической силой волшебника, а не человеческими руками. Все
вокруг выглядело как в сказке.
В морской дали, окутанный легкой голубой дымкой, виднелся остров Капри, а
причудливой красоты линия берега тянулась далеко, пока не скрывалась у п
одножия горы Везувий с дымящимся кратером.
Ч Они ожидают корабль со дня на день, Ч ответил ему нежный голос, и леди К
орделия Стэнтон, простучав каблучками по розовым мраморным плитам терр
асы, приблизилась, встала рядом с братом и посмотрела на залив Она была ув
ерена, что вид лазурного неба, отражавшегося в зелено-голубых водах моря,
яркие краски гавани, заполненной кораблями, и вечнозеленые кипарисы, рос
шие ровными рядами на склонах гор над городом и походившие на часовых, ох
ранявших покой этого райского уголка, никогда ей не наскучат и не вызову
т желания покинуть эти места.
Корделия прежде и представить себе не могла такого обилия красок, открыв
шегося ей в садах Неаполя.
Несравнимые ни с чем нежные цветы апельсиновых деревьев, богатые по разн
ообразию оттенков заросли благоухающих роз, сирени и олеандра сопернич
али с белыми звездами цветков мирта, яркими вкраплениями розмаринов и пу
рпурных бугенвиллей.
Еще до приезда в Неаполь Корделия представляла, что этот город красив, но
то сказочное великолепие, которое предстало ее глазам, могло существова
ть, как она думала, только в ее воображении.
Ч Мы здесь уже почти три недели, Ч сказал брат с явным раздражением, Ч а
я так и не приблизился к своей цели. Пойми, я спешил сюда не для того, чтобы
любоваться морем и нюхать розы.
Ч Тебе совсем не пристало жаловаться, Дэвид, Ч ласково сказала Кордели
я. Ч К тому же сэр Уильям и леди Гамильтон так добры к нам.
Ч Я ценю их гостеприимство, но ты же знаешь, Корделия, как давно я стремлю
сь на Мальту. Для меня каждый дюйм пути сюда был поистине крестовым поход
ом, и вот теперь Святая земля близко, но…
Он замолчал, плечи его подавленно поникли. Корделия в порыве сочувствия
крепко сжала руку брата.
Ч Я знаю, что ты чувствуешь, милый, Ч сказала она, Ч но не могу избавитьс
я от мысли, что ты, став рыцарем Святого Иоанна, расстанешься со мной.
На минуту оба замолчали, но затем молодой граф Ханстэнтон изменившимся г
олосом спросил:
Ч Ты считаешь, что я слишком себялюбив, оставляя тебя?
Ч Нет, конечно, нет! Ч поспешно возразила Корделия. Ч Мы обсуждали твои
планы на будущее много раз и пришли к согласию, что каждый из нас волен вес
ти свою жизнь. Стать рыцарем Ч к этому ты стремился с самого детства.
Ч Это правда, Ч ответил Дэвид. Ч Я помню, как мама рассказывала мне исто
рию крестовых походов: с какой доблестью крестоносцы воевали с сарацина
ми, а затем с великим смирением рыцари-госпитальеры ухаживали за ранены
ми обеих армий в своих госпиталях в Иерусалиме!
Он помолчал и добавил, очнувшись от воспоминаний:
Ч Это истинное христианство, Корделия, это идеал, которому я решил посвя
тить всего себя с самого детства.
Ч Да, я знаю, Ч ответила Корделия, Ч но если я вернусь в Англию, то Мальта
окажется так далеко.
Ч Если? Ч Граф Ханстэнтон повернулся и внимательно посмотрел на сестр
у. Ч Ты сказала «если». Значит, все еще обдумываешь мое предложение?
Ч Да, Дэвид, но не хочу говорить об этом сейчас. Мы говорим о тебе. Давай сн
ачала дождемся прибытия корабля, а потом обсудим мое будущее.
Он улыбнулся, и лицо его просветлело.
Ч Я жду этого счастливого дня так долго, что для меня словно века прошли
в ожидании, Ч сказал Дэвид, Ч хотя в действительности минуло всего три
года. Сначала ждал известия, что мое прошение принято Великим Магистром,
затем ждал одобрения папы римского, а теперь ожидаю обычного транспортн
ого корабля, что доставит меня туда, где я смогу дать обет служения христи
анству.
Он замолчал и снова обратил взор к поверхности сверкавшего на солнце мор
я, словно ожидая увидеть входящий в порт корабль с изображением креста О
рдена иоаннитов на парусах.
Однако среди множества кораблей, сновавших в гавани одного из самых ожив
ленных портов Средиземного моря, не было того, который высматривал Дэвид
.
Корделия вздохнула и, отойдя от брата, погрузившегося в свои мысли, косну
лась бело-розового цветка камелии, пробившегося сквозь каменную балюст
раду террасы.
Она сама своим видом походила на камелию. Одетая в белое муслиновое плат
ье и кружевную косынку-фишу, спадавшую мягкими складками на плечи, с разв
евавшейся на ветру голубой лентой, опоясывавшей тонкую талию, девушка на
поминала нежный цветок.
Несмотря на ярко светившее солнце, Корделия была без шляпы, и на открытой
лучам головке блестели светло-золотистые волосы, завитые в локоны и обр
амлявшие небольшое точеное личико.
Большие глаза с темной бахромой ресниц были не голубыми, как могло показ
аться на первый поверхностный взгляд, а серыми с легким фиолетовым оттен
ком.
Эти необычные глаза придавали ее лицу пикантность и таинственность, ред
ко встречавшуюся в выражении лиц столь юных особ.
Со временем приезда в Неаполь Корделию постоянно одаривали комплимент
ами и выказывали восхищение пылкие темноглазые итальянские аристократ
ы, жившие в изящных дворцах Ч настоящих архитектурных шедеврах, украшен
ных гербами своих древних родов. Дворцы, или, как их здесь называли, «палац
цо», можно было лишь с трудом разглядеть сквозь ажурные створки высоких
ворот, отделявших внутренние дворы, засаженные цветами, от любопытных пр
охожих.
Фонтаны рассыпали радужные брызги в мраморных бассейнах, по краям котор
ых чаще всего красовались изваяния тритонов, трубивших в морские ракови
ны. В прохладных, элегантных салонах хозяева и гости чаще всего были заня
ты обсуждением различных слухов о политических заговорах, предательст
вах и пребывании французских военных кораблей в Тулоне.
Корделии порой казалось, что они с братом совершили ошибку, приехав в Неа
поль в то время, когда вся Европа была охвачена страхом, а Англия, оставшис
ь без союзников, в одиночку противостояла Бонапарту, который напоминал ч
удовище, чья грозная темная тень нависла над самыми отдаленными уголкам
и Европы.
Но поскольку брат знал, что его прошение о принятии в рыцари Ордена Свято
го Иоанна было благосклонно принято, то ничто, даже угроза смерти, не могл
о удержать его вдали от Земли обетованной.
Могло показаться странным, что граф Ханстэнтон, обладавший обширным пом
естьем в Беркшире, огромным родовым особняком в Лондоне и множеством дру
гой недвижимости, разбросанной по британским островам, решил от всего от
казаться, чтобы стать рыцарем Ордена иоаннитов. Но как он сам говорил, в эт
ом заключалась цель его жизни, к служению этому ордену Дэвид стремился с
детства.
Теперь, когда их с Корделией родители умерли, он стал хозяином своей судь
бы, и ничто и никто не могли остановить молодого графа в достижении своей
цели Ч попасть на Мальту.
Для Корделии эта поездка дала возможность увидеть новые прекрасные кра
я и вернуться в свет, от которого она была оторвана трауром по родителям, п
родолжавшимся до начала года.
Девушка черпала большое удовольствие в посещении балов, театров, ассамб
лей и приемов, которые не пропускала со времени прибытия в Неаполь.
Она немного побаивалась встречи с леди Гамильтон, женой британского пос
ла, о которой слышала множество удивительных историй и о чьей красоте хо
дили настоящие легенды.
Но Эмма Гамильтон проявила к ней доброжелательность, а ее обезоруживающ
ая жизнерадостность заставила Корделию забыть о владевшей ею робости с
того момента, как она переступила порог палаццо Сесса.
Приближавшаяся к своему сорокалетию леди Гамильтон, история жизни кото
рой порождала разного рода слухи в среде аристократии, была все еще пора
зительно красива.
В возрасте Корделии она была тоненькой, изящной и отличалась ангельской
красотой, которую только художник Джордж Ромней сумел превосходно запе
чатлеть на известном портрете. Теперь ее фигура утратила ту стройность,
что сравнивали с грацией молодой лани. Но она по-прежнему отличалась вос
хитительной красотой и продолжала демонстрировать перед публикой позы
греческих богинь, что еще недавно было главным развлечением знати столи
цы королевства, и до сих пор ее искусство в этой области оставалось непод
ражаемым.
«Она восхитительна! Просто обворожительна!»Ч неоднократно восклицала
Корделия, рассказывая о леди Гамильтон брату.
Однако Корделия знала, что Дэвид сторонился представительниц прекрасн
ого пола и оставался холоден к женской красоте, коль скоро готовился при
нять обет целомудрия, а вместе с ним обречь себя на скромный образ жизни, п
олный лишений, и послушание.
Корделию же живо интересовало все, что она примечала в причудливом мире
высшего света.
Случалось ей видеть неаполитанскую королеву, отличавшуюся от своих сму
глолицых подданных гладкой бело-розовой кожей, так как была родом из Габ
сбургов. Природные недостатки своей внешности королева возмещала ошел
омляющими драгоценностями, замысловатыми фасонами платьев, пышно отде
ланных перьями и мехами. Ее царственный вид и величественные манеры вызы
вали благоговейный трепет у большинства окружающих, особенно у ее собст
венного мужа Ч внешне неприметного и весьма глуповатого.
Его Величество король Фердинанд IV одаривал Корделию напыщенными компли
ментами, которые скорее удивляли ее, чем радовали. Корделия быстро понял
а, что правящего монарха ничуть не беспокоило происходившее в собственн
ом государстве и за его пределами, а когда его оставляли в покое, он с удов
ольствием предавался чревоугодию и развлечениям, на которые только был
а способна его убогая фантазия.
Он совсем не походил на короля, каким его себе представляла Корделия.
Фердинанд славился тем, что любил удить рыбу в заливе, а затем продавал св
ой улов на рынке в Неаполе, умело торгуясь с местными рыботорговцами.
Особое пристрастие Его Величество питал к макаронам, которые предпочит
ал есть руками, и делал это там и тогда, когда ему этого хотелось. Корделия
сама была свидетельницей того, как однажды в опере он из своей ложи урони
л горсть макарон прямо на зрителей, сидящих в партере.
Но Фердинанд страшно боялся королевы и, стремясь избежать ее бурных исте
рик и злого языка, передал ей управление почти всей государственной влас
тью и вовсе не стыдился этого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...