ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ч Умри, Фабиан! Надеюсь, поцелуй смерти придется тебе по душе! Ч и нажала
на спусковой крючок.
Раздался грохот Ч Лина думала, что она оглохнет.
Девушку пронзила невыносимая, жгучая боль. Лина вскрикнула Ч и темнота
накрыла ее.

Глава 7

Лина пришла в сознание Ч словно вырвалась из бесконечного темного тонн
еля.
В первые минуты она не могла думать ни о чем, кроме того, что жива и может ды
шать. Это казалось странным, ведь, помнится, с ней произошло что-то ужасно
е…
А потом она снова провалилась куда-то во тьму.
Когда Лина вновь пришла в себя, первым, что она услышала, было пение птиц. Р
ядом кто-то ходил Ч она слышала шорох одежд и мягкие шаги.
Лина медленно, боясь возвращения боли, открыла глаза.
Комната, в которой она находилась, была ей незнакома. В ней царил полумрак
. Лина сперва подумала, что сейчас ночь, но потом сообразила, что темно отт
ого, что на окнах опущены шторы.
Кто-то наклонился над ней, бережно приподнял ее голову и поднес к губам ст
акан с питьем. Только теперь Лина заметила, что ей хочется пить и во рту вс
е пересохло.
Ч Dormez, ma petite ! Ч сказал добрый, ласковый голос.
Лина восприняла это как приказ, закрыла глаза и снова провалилась в забы
тье.

Прошло много времени Ч несколько дней или даже недель, Ч прежде чем к Ли
не вернулась способность думать и чувствовать. Ей показалось, что кто-то
сильно стиснул ее левую руку. Она попыталась шевельнуть ею и застонала о
т боли.
Тотчас кто-то очутился возле ее кровати, и тот самый голос, который она сл
ышала, лежа в забытьи, произнес:
Ч Вы проснулись, мадам? Лина подняла глаза и увидела добродушное лицо, об
рамленное монашеским убором.
Как бы отвечая на незаданный вопрос, монахиня сказала:
Ч Все в порядке. Вам нечего бояться. Опасность миновала.
«Опасность?»Ч удивилась Лина.
И тут она вспомнила!
Ужасная картина снова встала у нее перед глазами: графиня целится в герц
ога и визжит: «Умри, Фабиан! Надеюсь, поцелуй смерти придется тебе по душе!
»
Потом грохот Ч и боль…
Ч Она… она стреляла в меня! Ч в ужасе прошептала Лина.
Ч Да, она стреляла в вас, Ч мягко сказала монахиня, Ч но, по милосердию Б
ожию, рана оказалась куда менее опасной, чем могла бы быть.
Лина медленно повернула голову, пытаясь разглядеть свое левое плечо. Оно
было скрыто под тугой повязкой.
Ч А… а рука цела? Ч с испугом спросила она.
Монахиня улыбнулась:
Ч Цела, цела! Кость не задета. Но пуля засела в мышце, ее пришлось вынимать
, так что рана заживет не так быстро, как хотелось бы. Но вы молоды и сильны,
и мы молимся за вас…
Ч Спасибо… Ч сказала Лина. Монахиня отошла к столу и принесла стакан с п
итьем. Питье пахло медом и лимоном.
Она напоила Лину, потом спросила:
Ч Не уложить ли вас повыше, мадам?
Ч Да, пожалуйста! Ч сказала Лина.
Монахиня очень бережно приподняла ее и подсунула ей под голову еще одну
подушку. Потом подошла к окну и слегка отодвинула штору. В комнате стало ч
уть светлее.
Лина огляделась.
Она находилась в большой красиво убранной комнате со стенами, обитыми па
рчой, на которых были развешаны очень милые пейзажи.
Подняв глаза к потолку, Лина обнаружила, что он расписан нимфами и купидо
нами.
Она лежала в широкой кровати под золотым балдахином, с занавесями из кру
жева и шелка.
Она уже поняла, где находится, но все же спросила:
Ч Где я?
Ч Вы в доме герцога Савернского, мадам, Ч ответила монахиня. Ч В том сам
ом, где был бал.
Лина затаила дыхание, когда воспоминания вновь нахлынули на нее.
Бал! Тот самый бал, на котором графиня стреляла в нее! Тот самый, где герцог
объяснился ей в любви и простился с ней навеки!
Она жаждала задать один вопрос, жаждала, но не решалась, ибо боялась, что о
твет убьет ее.
Вопрос был самый простой: в Париже ли герцог? Или он уехал, как и собирался?

Если он уехал, значит, она и в самом деле никогда больше его не увидит.
И тут Лина вспомнила, что спасла ему жизнь.
Если бы она не закрыла его своим телом, графиня убила бы его, как и намерев
алась. Револьвер был направлен ему в сердце!
Лина попыталась связать все это воедино, но почувствовала, что это еще сл
ишком тяжело для нее. Она прикрыла глаза и постаралась уснуть.
Ч Посмотрите, мадам, какие прелестные цветы! Ч сказала монахиня. В рука
х у нее была ваза с орхидеями.
Это была одна из двух монахинь, которые ухаживали за Линой. Она была младш
ей из них и, видимо, еще не успела утратить вкуса к красотам мира сего, в отл
ичие от своей пожилой подруги.
Ч Они великолепны! Ч воскликнула Лина.
Ч Да, его светлость каждый день посылает вам что-то новое. Цветы скоро ст
авить будет некуда.
И в самом деле, спальня была вся заставлена букетами. Это напоминало Лине
ту беседку, где герцог поцеловал ее.
В эти несколько дней, пока Лина выздоравливала, она остро чувствовала, чт
о герцог думает о ней не меньше, чем она о нем.
Она вновь ощущала соединявший их таинственный трепет. Только теперь она
поняла то, чего не сознавала раньше: цветы напоминали ей о нем.
Лина уже вставала с постели, спускалась вниз, бродила по изысканно обста
вленным комнатам и все время думала о нем. Она надеялась, что герцог пришл
ет ей записку, но он присылал лишь цветы. Ей хотелось думать, что они говор
ят с нею без слов.
И в то же время она не могла не беспокоиться о том, что происходит.
Ей не хотелось спрашивать монахиню, чтобы узнать наверное, но она предпо
лагала, что Китти, Дэйзи и Эви уехали домой, в Англию.
Во всяком случае, никто из них не навестил ее и ей ничего от них не передав
али.
По словам монахинь, доктор прописал ей полный покой и тишину. Лина и в само
м деле нуждалась в покое. Она лишь накануне стала чувствовать себя норма
льно.
Сегодня, несмотря на то что рука двигалась с трудом и ныла, когда Лина дела
ла резкое движение, она сочла себя совсем здоровой.
Ее перевязали. Лина взглянула на рану чуть ниже плеча и в ужасе отвернула
сь. Ей казалось, что она непоправимо изуродована.
Утром к ней зашел доктор. Осмотрев ее, он сказал, как бы догадавшись о том, ч
то она испытывает:
Ч Вы очень хорошая пациентка, мадам. Я вами просто горжусь. Не пройдет и г
ода, как вы забудете и думать об этом несчастном случае.
Ч Но… но ведь, наверно, останется ужасный шрам? Ч робко спросила Лина.
Врач улыбнулся:
Ч Не могу обещать, что шрама не останется вовсе, но это будет всего лишь б
елая полоска на плече, и она всегда будет скрыта под одеждой, даже когда вы
будете в декольтированном вечернем туалете.
Ч Вы… вы уверены? Ч недоверчиво спросила Лина.
Ч Разумеется! Ч кивнул доктор. Ч За это я могу поручиться! Я в самом дел
е горжусь вами. Вы прекрасный образец моего врачебного искусства.
Врач тоже был француз и сумел сказать так, что это звучало как комплимент.

Ч Благодарю вас! Ч импульсивно воскликнула Лина. Ч Спасибо вам большо
е, господин доктор! Я… я так боялась, что эта рана обезобразит меня на всю ж
изнь…
Ч Вы не менее прекрасны, чем всегда! Ч заверил ее врач.
Он поднес ее руку к губам и добавил:
Ч Merci, madame! Вы были примерной пациенткой! И прекраснейшей из дам, кого мне дов
одилось лечить…
Лина вспыхнула и смутилась, но, когда он вышел, не могла не спросить себя, п
ридерживается ли герцог того же мнения.
И тут она впервые осознала страшную вещь. Ведь Китти, должно быть, перед те
м как уезжать, рассказала герцогу, кто она такая!
Уж разумеется, ни болезнь, ни рана Лины не заставили бы Китти, Дэйзи и Эви с
жалиться над ней! Они не могли не довести до конца столь тщательно разраб
отанный план мести герцогу!
И тут, словно в подтверждение, монахиня принесла письмо и положила его на
кровать рядом с Линой.
Ч Мне велели передать это, когда вам станет лучше, мадам, Ч сказала она.
Ч Раз господин доктор так доволен вами, наверно, уже можно его вам отдать

Увидев письмо, Лина сперва затрепетала от радости Ч она решила, что оно о
т герцога.
Но, увидев почерк, она тотчас поняла, что письмо не от него.
Ч Вы… вы не могли бы распечатать его? Ч спросила она дрожащим голосом.
Монахиня разорвала конверт и вынула оттуда листок бумаги.
Лине хватило одного взгляда, чтобы понять, что это такое. Это был чек, кото
рый обещала ей Китти, если она успешно сыграет свою роль.
Поскольку Лина молчала, монахиня, рассмотрев бумажку и увидев, что это не
письмо, а чек, сказала:
Ч Я уберу его в ящик вашего столика, мадам.
Она положила чек в ящик, взяла со столика поднос с пустой посудой и удалил
ась.
Лина откинулась на подушки и утомленно прикрыла глаза.
Как это ни трудно, нужно посмотреть истине в лицо.
Китти прислала чек. Это значит, что контракт Лины с тремя грациями выполн
ен и она должна искать себе новую работу.
Правда, если она оставит этот чек себе, она сможет прожить очень долго, не
нанимаясь ни на какую работу.
И в то же время ей от души хотелось порвать его в клочки.
В одном Лина была уверена: герцог, конечно, благодарен ей за спасение свое
й жизни, но вряд ли он захочет иметь с ней дело в будущем.
Лина представила себе, как Китти поведала герцогу о том, как его провели, и
лицо ее запылало от стыда. Гордому герцогу Савернскому подсунули переод
етую дочку фермера, чтобы посмеяться над ним!
Лина живо представляла себе, как торжествовала Китти, как улыбались Дэйз
и и Эви, надеясь, что эта новость не только унизит, но и ранит герцога!
«Я не должна, не должна была допускать этого! Ч думала Лина. Ч Мне следов
ало признаться ему во всем, рассказать об этом заговоре и о том, кто я така
я на самом деле…»
Но тут ей пришло в голову, что все, что бы она ни сказала, только погубило бы
их любовь.
Она осознала, что сама, своими руками разрушила их чувство, такое же прекр
асное и хрупкое, как те орхидеи, что прислал ей герцог.
Ч Зачем, зачем только я приехала в Париж! Ч горько восклицала она.
Но нет! Что бы ни случилось, она не могла заставить себя сожалеть о том, что
встретилась с удивительнейшим человеком в мире и он, хотя и недолго, люби
л ее так же сильно, как она любила его.
Но теперь он думает, что Лина лгунья, что она жестокая, бесчестная девица,
которая решила обмануть его, прикинувшись замужней женщиной. А ведь он в
ерил ей, так верил, что готов был оставить ее, лишь бы не осквернить со «неб
есной чистоты»!
Теперь Лина понимала, почему он не написал ей, не навестил ее…
Он посылал ей цветы, но то была лишь благодарность за то, что она спасла ег
о от пули этой сумасшедшей.
А она-то думала, что чувствует таинственную связь с ним! Лина просто обман
ывала себя, вот и все. Хотела верить в то, чего не было.
Теперь он, должно быть, не испытывает к ней ничего, кроме презрения. И, что с
амое худшее, по ее вине он оказался в неловком положении. Она выставила ег
о на посмешище перед женщинами, которые только и мечтали, что отомстить е
му!
Роскошная комната теперь казалась ей темницей. Ей хотелось умереть, пров
алиться сквозь землю, убежать и забиться в угол, так, чтобы никто ее не наш
ел!
Она уже принялась обдумывать, каким способом ей выбраться из дома так, чт
обы этого никто не заметил. Но тут же поняла, что это невозможно. Хотя бы по
тому, что она была еще слишком слаба…
«Что же мне делать? Что делать?»Ч спрашивала она себя.
Лине хотелось расплакаться от собственной беспомощности. Но тут ей приш
ло на ум, что, возможно, ей и не надо ничего делать.
После всего, что произошло, герцог, несомненно, не захочет ее видеть. Когда
она окончательно оправится от ранения, он попросту отправит ее обратно
в Англию, и они никогда больше не увидятся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

загрузка...