ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

За кого эти дамы ее принимают!
Ну конечно, леди Берчингтон не хочет, чтобы ее камеристка позволяла себе подобные вещи.
Но слово «любовь» напомнило ей о сэре Гекторе. Поэтому Лина добавила:
- Уверяю вас, миледи, меня воспитывали в самых строгих правилах, и я никогда не позволю себе ничего подобного!
Леди Берчингтон с победной улыбкой посмотрела на своих подруг.
- Я была уверена в этом, - сказала Китти. - Мне хотелось бы знать наверное, что, если какой-нибудь мужчина потребует от вас чего-то, что не понравилось бы вашим родителям, вы ему откажете.
Лина хотела было оскорбиться, но подумала, что, должно быть, все леди задают такие вопросы своим будущим служанкам…
- Могу вас заверить, миледи, - сказала она, - что мужчины меня не интересуют. Мне нужна работа, и я готова сделать все, чтобы вы остались мною довольны.
Судя по выражению лица леди Берчингтон, она снова угадала и сказала именно то, что требовалось.
- Мисс Кроумер, - сказала Китти, - я хочу сделать вам одно предложение. Вам лучше сесть и выслушать меля.
Лина огляделась и увидела у софы, на которой сидела леди Берчингтон, мягкий стул. Она опустилась на его краешек, решив, что сесть слишком вольготно было бы неуместно для будущей камеристки.
Некоторое время леди Берчингтон, казалось, находилась в затруднении, не зная, как начать. Наконец она спросила:
- Вам никогда не случалось играть в пьесах?
- Только в шарадах на Рождество, - ответила Лина.
Ей вспомнились званые вечера, которые устраивала ее матушка, и как все дети из соседних поместий съезжались туда со своими родителями…
И ее тоже приглашали в гости. Пока дети были совсем маленькими, они играли в «апельсины и лимоны» или в «поющие стулья», а сделавшись постарше, развлекались танцами и игрой в шарады…
- Мне нужно, чтобы вы сыграли одну роль, - приступила к делу Китти.
- Какую? - удивилась Лина.
- Давайте пока не будем вдаваться в подробности, - сказала Китти и обернулась за помощью к Дэйзи.
- Вы, конечно, можете отказаться, - обратилась к Лине Дэйзи, - но мне думается, Китти, нам следует дать мисс Кроумер понять, что, если она сыграет эту роль хорошо, мы щедро вознаградим ее за труды.
- Да, конечно! - поспешно согласилась Китти.
Она догадалась, что Дэйзи хочет предупредить ее, что такая честная девушка, как Лина, может отказаться изображать из себя то, чем она не является.
Да, об этом они не подумали. Китти поняла, что было очень опрометчиво с ее стороны не подумать о том, что девушку придется вознаградить.
- Да, мисс Кроумер. Если вы исполните все, что от вас требуется, и успешно сыграете свою роль, то, когда мы вернемся в Англию, я заплачу вам сто фунтов.
Лина была ошеломлена. Сто фунтов! Это же огромная сумма! Гувернанткой или камеристкой ей и за год столько не заработать!
Но тут Лине пришло в голову, что эти дамы могут потребовать от нее чего-нибудь предосудительного. Поэтому она поспешно сказала:
- Миледи, прежде чем я приму ваше предложение, мне хотелось бы все же услышать, чего именно вы от меня хотите.
- Да, разумеется! - кивнула Китти. Она перевела дыхание и сказала:
- Я хочу, чтобы вы отправились со мной в Париж и сыграли там роль знатной дамы. Мне думается, для вас это не составит большого труда - вы ведь говорили, что получили хорошее воспитание?
- Я… - Лина замялась. - Боюсь, я не совсем понимаю. Зачем это вам?
Если они хотят, чтобы Лина играла на сцене, лучше сразу отказаться. Матушка всегда говорила, что актрисы не принадлежат к приличному обществу, а матушкины гостьи часто рассуждали о том, что молодые люди тратят на лондонских актрис целые состояния… Их это приводило в настоящий ужас, особенно если эти «молодые люди» были их сыновьями.
- Мы не просим вас играть на сцене, - поспешно сказала Китти, словно прочитав ее мысли. - Мы скажем, что вы моя подруга и приехали из провинции. В следующую субботу мы должны быть на балу у герцога Савернского. Постарайтесь понравиться ему - впрочем, любая леди на вашем месте захотела бы ему понравиться. Я думаю, он найдет вас привлекательной…
Лина изумленно раскрыла глаза.
- Я… я все-таки не понимаю, - сказала она. - Зачем это вам?
- Это уже наше дело! - резко ответила Китти. - Вам незачем знать больше того, что мы вам уже сообщили. Мне кажется, любая женщина в вашем положении сходила бы с ума от радости, что ей предоставят возможность посетить Париж, не говоря уже обо всем остальном!
- Да, конечно… - сказала Лина. - Мне очень хочется побывать в Париже, но… Я просто не понимаю, чего вы от меня хотите, и боюсь… боюсь вас подвести.
- О нет, - сказала Китти. - У меня такое чувство, что вы прекрасно справитесь.
Она оглянулась на своих подруг, как бы ища подтверждения своим словам, и те кивнули в знак согласия.
Лина не знала, что все три дамы единодушно решили, что перед такой очаровательной и простодушной девушкой не устоит ни один мужчина. Что уж говорить о герцоге Савернском!
- Ну что ж, решено! - торжествующе провозгласила Китти.
- Мне кажется, мы не вполне убедили мисс Кроумер, - заметила Дэйзи. - У меня есть одно предложение.
- Какое? - спросила Китти.
- Вы заплатите мисс Кроумер сто фунтов, когда мы вернемся, а я дам ей еще пятьдесят до отъезда, и, думаю, Эви сделает то же самое. Так что она получит двести фунтов за работу, которая, мне кажется, будет не слишком обременительной для нее.
- Двести фунтов? - У Лины перехватило дыхание.
Она не верила своим ушам. Она знала, что эта сумма позволит ей не возвращаться в замок до тех пор, пока сэр Гектор не утратит всякую надежду отыскать ее.
Конечно, это очень заманчиво… Но и подозрительно. Что за всем этим кроется?
Но тут Лина подумала, что ее матушка как раз была бы рада, что она поедет на бал. Да еще в Париж!
Если на этом балу будут леди Берчингтон и ее подруги, значит, о нем напишут в газетах, в разделе светской хроники, как об одном из самых значительных событий сезона.
- Большое вам спасибо, - сказала Лина вслух, обращаясь к Китти. - Я с радостью принимаю ваше предложение и обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы угодить вам.
- Вот и прекрасно, - с облегчением улыбнулась Китти. - А теперь у нас есть четыре дня на то, чтобы одеть вас и научить, что вам говорить и как держаться. Мне понадобится ваша помощь, - продолжала она, обращаясь к Дэйзи и Эви. - Особенно в том, что касается нарядов. Невозможно ведь сшить платья на заказ за четыре дня!
- Да, конечно, - сказала Эви. - Но мы с мисс Кроумер примерно одного роста, и фигуры у нас похожи. Я подберу ей что-нибудь из своего гардероба.
- Нет, для бала ей надо найти что-нибудь особенное, - возразила Дэйзи. - Я заказала себе одно платье - оно еще не совсем готово, и его легко будет переделать. Я пожертвую им, а себе закажу что-нибудь другое. Согласись, Китти, что я свою долю внесла сполна.
- Спасибо, Дэйзи, - сказала Китти. - Я знаю, как важно появление героини в первом акте. Но все же хотелось бы знать, что будет в последнем!
- Мне это тоже очень интересно, - сказала Дэйзи.
Внезапно она рассмеялась:
- Ах, Китти! В свое время ты устроила немало сумасшедших выходок, но эта самая безумная из всех, честное слово! Но в то же время и самая захватывающая. Впрочем, я всегда говорила, что ты на редкость умна и изобретательна!
- Хвалить меня ты будешь потом, - скромно улыбнулась Китти. - Сейчас главное - не забывать о Фабиане и о том, чем все мы ему «обязаны».
- О да! - рассмеялась Дэйзи. - Мы обязаны ему весьма многим, и в благодарность он получит от нас такой сюрприз, который запомнится ему надолго!
Глава 3
Лина ехала в поезде, идущем в Париж, и все не могла поверить, что это происходит не во сне, а наяву.
Она то и дело спрашивала себя, неужели все, что произошло с ней за эти пять дней, было на самом деле.
Но тут же успокаивала себя, что теперь бояться глупо. С теми деньгами, что Лина увезла из дома, да еще с сотней фунтов, которые она благоразумно положила в банк, она могла считать себя независимой.
Если ей придется плохо или от нее потребуют чего-то, что ее матушка сочла бы предосудительным, она всегда сможет вернуться в Лондон и вернуть леди Берчингтон и ее подругам половину тех денег, что ей заплатили. А потом она найдет себе другую работу и отдаст остальные деньги.
За то время, что Лина прожила на Белгрейв-сквер, она успела обнаружить, что леди Берчингтон - женщина очень решительная. А ее пылкий темперамент помогал ей неизменно добиваться того, чего она хочет.
Слуги ее побаивались. Лина тоже, хоть она и убеждала себя, что ей-то бояться нечего.
Но все происходящее было столь интригующим и неожиданным, что Лине казалось, будто она и впрямь играет роль, но не на сцене, а в каком-то сне, который не имеет ничего общего с реальностью.
Лина никак не могла поверить, что у нее могут быть роскошные наряды. Леди Берчингтон дала ей сразу три платья из своего гардероба. Лина сказала:
- Какая прелесть! Не беспокойтесь, я буду очень аккуратно обращаться с ними, и они вернутся к вам в целости и сохранности.
- Они ваши! - резко ответила Китти. - Они мне больше не понадобятся, могу вас заверить!
Лина поняла, что дело тут не столько в щедрости, сколько в том, что леди Берчингтон испытывает отвращение при мысли о том, что кто-то мог подумать, будто она станет носить одежду, которую надевал кто-то другой. Что касается Лины, то ей в ее положении не полагалось быть столь щепетильной.
Лина улыбнулась, но тут же подумала, что ей не стоит задирать нос. Леди Берчингтон подарила ей платья, которые не только стоят уйму денег, но и очень идут ей, Лине, превращая ее в изысканную светскую красавицу.
Так что Лина и в самом деле должна быть ей благодарна.
Примеряя платья и разглядывая свое отражение в огромном зеркале, Лина видела, что совершенно преобразилась.
Она и не мечтала, что когда-нибудь у нее будут шелковые нижние юбки, шелковые чулки и роскошные наряды, в которых она чувствовала себя совершенно другим человеком.
Как глупы те, кто считает, будто одежда не имеет значения!
Лина прекрасно сознавала, что если раньше она была всего лишь хорошенькой, но невзрачно одетой барышней, то теперь, в платье леди Берчингтон, она была похожа не столько на самую себя, сколько на сказочную принцессу.
Она все еще не вполне понимала, чего от нее ждут и зачем ее вырядили для участия в этом непонятном представлении, задуманном тремя благородными дамами, которые ехали в Париж на бал.
Они все время перешучивались и обменивались репликами, которых Лина не понимала. Все же она чувствовала, что они плетут какую-то интригу. И это тревожило Лину.
Но в то же время она думала, что было бы верхом глупости отказаться от дара, предложенного ей судьбой. Поездка в Париж!
«Мне так хочется показать тебе Париж, дорогая! - частенько говорила ей матушка. - Мы с твоим отцом провели там свой медовый месяц. Этот город не только романтичен, но и прекрасен. А для меня это город Любви…»
Матушка произносила это с таким мечтательным видом, что Лина от всего сердца желала, чтобы когда-нибудь и с ней произошло что-нибудь такое, о чем она могла бы вспоминать с такой же теплой, задумчивой улыбкой.
Даже на карте слово «Париж» казалось ей окутанным каким-то волшебным ореолом.
А что может быть замечательнее, чем попасть во Францию и проверить, в самом ли деле она так хорошо говорит по-французски или ей это только кажется?
«Слава богу!»- говорила Лина по вечерам, укладываясь спать в маленькой, но уютной комнатке, которую выделила ей леди Берчингтон в своем доме на Белгрейв-сквер.
Не говоря уже о неслыханной роскоши, комфорте и изысканном питании, здесь Лина была в безопасности. Она прекрасно знала, что сэру Гектору никогда не удастся войти в этот мирок, в котором, подобно звездам, сияли леди Берчингтон и ее подруги.
«Благодарю Тебя, Господи!»- повторяла она в своих молитвах и понимала, что ей невероятно повезло.
- Мы будем с самого начала вести себя так, как будто вы знатная дама, - сказала леди Берчингтон в первый вечер тоном классной наставницы. - Я пошлю кого-нибудь за вашими вещами, хотя, должно быть, там нет ничего, что могло бы вам понадобиться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...