ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вы будете жить здесь под именем моей подруги леди Литтлтон.
Китти и ее подруги обсудили этот вопрос - Лина в обсуждении участия не принимала - и решили, что ей следует назваться именно так.
Сперва они листали справочник знатных семейств Англии. Но наконец Дэйзи сказала:
- Я уверена, что мы зря тратим время. Фабиан все равно доверяет своему чутью больше, чем любому справочнику, так что вряд ли он станет наводить справки о подлинности титула Лины.
Поэтому дамы оставили Лине имя, данное ей при крещении. Китти, хотя и скрепя сердце, вынуждена была согласиться, что оно довольно милое.
- А как же Бейтсон? - спросила Эви.
- О, на этот счет не беспокойтесь! - ответила Китти. - Бейтсон - это воплощенная сдержанность. Если я скажу ему, что имя Лины миссис Литтлтон, он тотчас забудет, что она явилась сюда совсем под другим именем.
- Да, Литтлтон звучит довольно приятно, - согласилась Дэйзи. - А где же ее муж?
- Удит рыбу в Шотландии, - ответила Китти. - И не интересуется ничем, кроме своего улова. Мужчины все одинаковы!
- Да, и еще он должен быть намного старше Лины, - добавила Эви, - и совсем не интересоваться ею. Вот тут-то и появится Фабиан в роли странствующего рыцаря.
- О да, в этой роли он великолепен! - саркастически заметила Дэйзи.
К тому же это несколько меняло первоначальный замысел. Дамы снова рассмеялись. Лина слушала их разговор, но ничего не понимала.
Интересно, кто такой этот Фабиан? Впрочем, в следующие несколько дней Лине некогда было размышлять. Голова у нее была слишком занята нарядами и инструкциями, выданными ей Китти.
Инструкции касались того, как Лина должна держаться, и сведений о людях, с которыми ей предстояло встретиться, так что в конце концов голова у Лины пошла кругом, и она временами чувствовала себя, как Алиса в Стране чудес на чаепитии у Шляпы.
Примерять платья и часами стоять неподвижно, пока их подгоняют по твоей фигуре, было ужасно утомительно.
Поэтому ей не казалось ни странным, ни обидным, что Китти Берчингтон оставляла ее дома, отправляясь с визитами к знакомым, и отсылала ее спать после ужина, а сама уезжала на приемы, куда Лину, разумеется, не приглашали.
«Зато я побываю на балу в Париже!»- говорила себе Лина. Да, это, несомненно, будет самым восхитительным событием в ее жизни!
Платье, которое дала ей маркиза, было таким красивым, что Лине не верилось, что она появится в нем на званом балу. Теперь-то она знала, как должна была чувствовать себя Золушка, когда на ней по мановению палочки ее крестной-феи возникло бальное платье.
Китти отвезла Лину к Люсиль. Она объяснила модистке, что эта дама только на днях прибыла в Лондон и должна ехать с ними в Париж, поэтому маркиза решила отдать Лине свое незаконченное платье.
Белое с серебром платье, расшитое мелкими алмазами, было таким великолепным, что, увидев его, Лина окончательно уверилась, что ей все это снится.
- Как вы решились отдать мне такое дивное платье? - спросила она у маркизы. Та только загадочно улыбнулась и сказала:
- Я готова многим пожертвовать ради благородной цели.
Лина понятия не имела, о какой «благородной цели» идет речь, но предположила, что это, должно быть, как-то связано с человеком по имени Фабиан, о котором беспрестанно говорили леди Берчингтон и ее подруги.
Только накануне отъезда во Францию Лина поняла, что Фабиан - это тот самый человек, кто дает бал, на который отправлялись все три прекрасные подруги.
Только тогда Лина задумалась над тем, почему эти дамы так много говорят о нем и почему в этих разговорах всегда чувствуется какой-то неясный ей подтекст.
Единственное, о чем она смогла догадаться, - это то, что леди Берчингтон по несколько часов в день возится с ней, одевает, наставляет и воспитывает ее именно ради этого Фабиана.
Липа заметила также, что леди Берчингтон немало изумлена умением Лины вести себя за столом, ее хорошими манерами и тем, что она вполне свободно, не смущаясь, беседовала с лордом Берчингтоном, когда он бывал дома. Лину это немало позабавило.
Она не знала, что муж Китти однажды сказал ей:
- Какая приятная дама эта твоя новая подруга! Воспитанная, умная, образованная. Как жаль, что не все твои подруги таковы!
- Я рада, что она тебе нравится, Джордж, - сдержанно ответила Китти.
- И к тому же она благоразумна, - продолжал лорд Берчингтон. - Таких женщин в наше время мало! Интересно, каков ее муж?
- О, я с ним так давно не виделась! - ответила Китти. - Могу только сказать, что он намного старше ее.
- Что ж, присматривай за ней, когда будете в Париже, - посоветовал лорд Берчингтон. - Этим французикам доверять не стоит, а твоя подруга слишком привлекательна.
- Постараюсь, Джордж, - пообещала Китти с улыбкой.
Несомненно, Джордж побеседовал с Линой, и она пробудила в нем инстинкт защитника. Китти подумала, что с Фабианом скорее всего должно случиться то же самое.
При мысли о герцоге Савернском у Китти сжались кулачки - так ей хотелось наказать Фабиана за то, что он бросил ее.
Правда, в глубине души она знала, что месть эта будет обоюдоострой. Если Фабиан действительно влюбится в Лину, Китти будет страдать от ревности. Несмотря на все муки, которые причинил ей Фабиан, Китти продолжала думать, что быть любимой Фабианом, пусть даже и недолгий срок, все же лучше, чем не встречаться с ним вовсе.
Нет! - говорила она себе. Она ненавидит его. О, как она его ненавидит! Она никогда не простит Фабиану, что он пресытился ею и отверг ее, как и многих других женщин, которые познали его короткую, пылкую, пламенную любовь и испытали неизбежное разочарование.
«Поделом ему будет, когда все раскроется!»- думала Китти.
То-то она порадуется, когда все узнают, что Лина - дочка простого фермера и что ее подсунули ему, чтобы выставить его на посмешище! А Фабиан скорее согласился бы умереть, чем выглядеть смешным в глазах общества.
Была ночь. Рядом похрапывал спящий Джордж, а Китти лежала и думала о Фабиане. Она вспоминала, что его любовь охватила ее словно стихийное бедствие. До сих пор ни одному мужчине не удавалось пробудить в ней подобных чувств. И не удастся…
Но теперь с этим покончено. Фабиан исчез из ее жизни. Но воспоминания остались… Так что отомстить ему будет очень приятно!
Дэйзи и Эви были изумлены тем, как легко и свободно играла Лина назначенную ей роль.
- Каким бы проницательным ни мнил себя Фабиан, она его обманет, я уверена, - говорила Эви.
- Я согласна, - отвечала Дэйзи. - К тому же нам поможет то, что Фабиан француз. Вряд ли он обратит внимание на мелкие ошибки, которые заметит англичанин.
- На это полагаться не стоит! - предупредила их Китти. - Фабиан много лет учился в английском пансионе, а потом в Оксфорде. Он часто бывает в Англии, и многие его любовницы были англичанками, как и мы.
- Да, это верно, - согласилась Эви. - Так что важно, чтобы девушка не совершала очевидных ошибок, которые может заметить Фабиан.
Китти подумала, что Лина совершает на удивление мало ошибок. К тому же девушка оказалось достаточно умна, чтобы спрашивать о том, чего не знает.
Лине не объяснили, зачем ее везут в Париж и заставляют изображать замужнюю даму, но она интуитивно догадалась, что три грации, как она называла про себя Китти, Дэйзи и Эви, хотят как-то наказать герцога. Но что он такого сделал и почему эти дамы хотят наказать его, Лина понять не могла.
Она знала только, что дамы считали необходимым, чтобы она, Лина, убедительно сыграла свою роль и чтобы герцог поверил, что она в самом деле леди Литтлтон и всю свою замужнюю жизнь провела в провинции, на севере Англии.
- Это объяснит, почему вы немного отстали от светской жизни и не знаете в лицо известных людей, - сказала Китти.
Она помолчала, потом добавила:
- Вы живете в Йоркшире, в поместье своего мужа. Он пользуется уважением и любовью в округе…
- И я богата? - спросила Лина.
- Вы достаточно богаты, чтобы позволить себе такие туалеты, как те, что вы будете носить, - ответила Китти. - Отец ваш тоже знатного рода. Ах да, как же ваша девичья фамилия?
Она не стала ждать ответа Лины.
- Ну, скажем, Коумб подойдет. Я была знакома с семейством Коумб, которые жили в Йоркшире. Предположим, что это соседи вашего мужа…
Лина чуть было не сказала, что не стоит называть ее настоящую фамилию. Но вовремя спохватилась. На самом деле, Коумб - фамилия довольно распространенная, и Лина знала, что у них есть множество родственников, которые рассеяны по всем Британским островам.
Однако ей показалось странным это совпадение. Надо же, чтобы леди Берчингтон, сочиняющей вымышленную историю, пришла на ум ее настоящая фамилия!
Потом Лина подумала, что это и в самом деле забавно. Жаль, что нельзя ни с кем этим поделиться! «Ничего, когда-нибудь потом из этого выйдет очень интересная история», - подумала Лина, а вслух сказала:
- Да, по-моему, Коумб - приятная фамилия.
- Смотрите не забудьте ее, - сказала Китти. - Впрочем, старайтесь не распространяться о себе. Разве что кто-нибудь спросит… А то и ошибиться недолго. К тому же люди все равно предпочитают говорить в основном о себе.
Лина улыбнулась. Что верно, то верно!
Все друзья ее отца, приезжая в замок, говорили о себе и только о себе: о дичи, которую они подстрелили, о рыбе, которую они наловили, о скачках, которые они выиграли…
Она обнаружила, что и лорд Берчингтон с удовольствием рассказывает ей о своих делах и увлечениях.
Накануне отъезда в Париж Китти Берчингтон устроила у себя небольшой званый ужин.
Китти пригласила маркизу и графиню. Их мужья были заняты, поэтому Китти позвала вместо них двух хорошо знакомых мужчин из числа дальних родственников, чтобы услышать их мнение о Лине.
Лина появилась на ужине в платье, которое раньше принадлежало Эви. Волосы ее были уложены в сложную прическу, которая делала ее более взрослой и элегантной.
Успех Лины был бесспорен. Она была достаточно умна, чтобы понять, что слишком много говорить не следует, потому что появится риск выдать себя. Поэтому она предпочитала больше слушать своих собеседников. Слушала она их столь же внимательно, как своего отца. Матушка много лет назад объяснила ей, что мужчины ждут от девушки именно этого.
- Нужно иметь свое собственное мнение, дорогая, - говорила матушка, - но, ради бога, не старайся навязывать его другим. Слишком многие женщины забывают, что их призвание в жизни - внимательно слушать. Женщине куда легче повлиять на мужчину, слушая его, чем наставляя его.
- Но как же она может повлиять на мужчину, если не скажет, что ему следует делать? - удивилась Лина. Матушка рассмеялась:
- Когда мужчина любит женщину и восхищается ею, это пробуждает все лучшее, что в нем есть. А ведь ни от кого нельзя требовать большего, не так ли?
Лина обдумала слова матушки и поняла, что она хотела сказать.
- Я предвижу, дорогая, что в будущем ты сможешь легко влиять на мужчин, просто оставаясь самой собой, - продолжала матушка. - И не забывай, что вести мужчину за собой всегда легче, чем тащить.
Лина много думала об этом после смерти матери и признала, что матушка была права.
Поэтому она внимательно слушала все, что говорили джентльмены, сидевшие рядом с ней за столом. Потом в парадной гостиной они вполголоса беседовали с леди Берчингтон, и, хотя этот разговор не предназначался для ушей Лины, она догадывалась, что они хвалят ее.
- Самая привлекательная и умная молодая дама, какую я встречал за последние несколько лет! - говорил один из джентльменов. - А каков ее муж?
- Стар и довольно скучен, - не моргнув глазом отвечала Китти.
Она увидела, как загорелись глаза ее гостя, и не удивилась, когда он сказал:
- Надеюсь, Китти, когда вы вернетесь из Парижа, вы снова пригласите меня к себе на ужин. А может быть, вы позволите пригласить вас с леди Литтлтон в театр?
Джентльмен, сидевший слева от Лины, был куда энергичнее.
- Великие боги, Китти! - восклицал он. - Где вы ее достали? Это же настоящее чудо! Вы не поверите, но я чувствую, что готов влюбиться в нее!
- А почему бы и нет, д'Арси? - улыбнулась Китти. - Вы ведь всю жизнь только и делаете, что влюбляетесь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...