ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Возьмем их с собой.
Поехать с ним, увидеть его дом; быть может, познакомиться с его друзьями…
– О, Ворд, мне очень хотелось бы!
– И это все об Анне и о мужчине, который у нее живет? – с любопытством спросила Келли у Беф.
– Какой мужчина? Не знаю, о ком ты говоришь. Может, это и неправда: мы бы знали, Анна сказала бы нам. Кроме того, она… не такая.
Келли, конечно, поняла, что имеет в виду Беф. Не то чтобы Анна не была привлекательной и интересной женщиной, но ее всегда окружал некий ореол печали, облако воспоминаний, если так можно выразиться. Вот почему ее трудно представить даже флиртующей с мужчиной, тем более – поверить, что кто-то живет с ней под одной крышей.
– Это какая-то ошибка, – возразила Беф.
– Нет, Мэри Чарлз не могла ошибиться. Сама лично видела его в доме, и Анна ей представила его как друга.
Молодые женщины в недоумении переглянулись.
– Ди, может быть, знает, – предположила Беф. – Они с Анной довольно близки последнее время.
– Возможно, – согласилась Келли. – Но она сейчас в Нортамберленде, у тетушки.
– Ах да, конечно, я и забыла.
Келли задумчиво смотрела на Беф: та стала какой-то отстраненной, озабоченной; не знай она ее так хорошо, подумала бы – подруга что-то скрывает. Но нет, Беф не такая, как и ее крестная, – обе они не того типа женщины, которые живут с мужчиной под именем «друг».
– Думаешь, кому-то из нас надо поехать и навестить Анну? – наконец спросила Беф.
– Ну-у… частная жизнь Анны, конечно, не наше дело. Тем не менее… поговорю с Бру, узнаю, что он думает по этому поводу.
– Да, Бру знает, что делать, – согласилась Беф.
Крестная ее не такая уж состоятельная, но и не бедная; насколько Беф понимает, нашелся бы такой, кто не прочь разделить достояние одинокой затворницы. Вот сама она, к примеру, попала ведь в лапы Джулиана Кокса, позволила убедить себя, что он ее любит, а на самом деле его интересовали только деньги и состояние, которое ей предстояло унаследовать. Она хорошо запомнила этот урок и никогда не повторит своей ошибки. Лучший способ не распускать мужчин – это держать свои эмоции от них подальше, как они сами делают в отношениях с женщинами. И ничего нет аморального, если при этом получаешь удовольствие от секса, то есть используешь мужчину, как он обычно использует женщину, вот и все. А кто думает иначе – что ж, это его дело.
– Беф, хватит мечтать! – насмешливо пропела Келли.
Спохватившись, Беф попыталась сосредоточиться.
– Мэри могла все понять неправильно, Келли. Человек, которого она видела, возможно, и правда просто друг Анны.
– Будем надеяться, что ты права, – согласилась Келли.
– Бру, я беспокоюсь насчет Анны.
Бру оторвался от газеты, которую внимательно изучал.
– А что с ней такое? – спросил он спокойно. – Если она плохо себя чувствует…
– Нет, дело не в этом! – Келли энергично замотала головой. – Она… ну, исчезла, что ли, – похоже, никто не знает, куда она отправилась. Вчера я ездила к ее дому – он закрыт, и никакого намека на ее присутствие, как и Мисси и Виттейкера.
– Ну, может, она решила устроить себе каникулы, – предположил Бру.
Келли яростным жестом отвергла этот вариант.
– Подумать только – не сказать никому ни слова! Хотела бы я, чтобы Ди была здесь!
– А ты спрашивала у Беф, она ничего не знает?
– Нет, ничего! Да и нет никакого смысла обсуждать с ней что-нибудь сейчас – ушла в себя и живет только в своем собственном мире. Что-то с ней случилось в Праге! – уверенно заключила Келли, вдруг сопоставив про себя исчезновение Анны и необычное поведение Беф. – Не знаю что, и пока мне не удалось разузнать, хоть и пытаюсь. Чем-то она озабочена, встревожена.
Келли умолкла, размышляя.
– О, Бру, я так волнуюсь за Анну! Это так не похоже на нее – провалиться как сквозь землю, не сказав никому ни слова.
Бру отложил газету и подошел к Келли – ее переживания были ему далеко не безразличны.
– Анна давно живет своей внутренней жизнью – с тех пор как стала вдовой.
– Да, знаю, как и то, что ты думаешь: я стала несдержанной, слишком эмоциональной… Возможно, ты и прав, Бру, но я не могу не волноваться.
И, взглянув на него после паузы, объявила:
– Джулиан Кокс тоже испарился…
Выражение ярости тут же появилось на лице жениха – не надо ей было произносить имя Джулиана Кокса. Бру имел все основания не любить этого человека, да и для нее самой не найти худшей темы для разговора. Однако переживания за подругу заставили ее вернуться к этому неприятному предмету.
– Я слышала это в городе, и Гарри подтвердил. Кажется, он уехал, пока нас здесь не было, без предупреждения, задолжав кому только можно. Никто не имеет представления, где он.
– Чем дальше, тем лучше, насколько я понимаю, – хмуро проговорил Бру.
Гарри был женихом его сестры Евы и кузеном Ди. Именно благодаря ей он с Келли вместе; вот почему Бру решил пересмотреть свое отношение к Ди – он считал, что она манипулирует людьми, – и помочь ей в войне, которую она начала против Джулиана Кокса.
– Бру, ты думаешь, исчезновение Анны никак не связано с Джулианом Коксом? – неуверенно спросила Келли.
– Она знает о нем столько, что вряд ли могла влюбиться в него.
– Конечно, нет! – нетерпеливо оборвала его Келли. – Я совсем не про то. Я имею в виду… – И остановилась, не находя в себе сил облечь в слова страшное предположение. – Бру! – прошептала она с пересохшим горлом. – А если он заставил ее уехать с ним? Ты знаешь, какой он алчный в смысле денег.
– Но Анна же не так состоятельна… Конечно, она довольно обеспечена, но, Келли, причина не в этом. – Бру прищурился. – Ты чего-то недоговариваешь, так?
Келли разрывалась между своим обязательством по отношению к друзьям и чувством долга. Наконец последнее победило.
– Ну, вот что, Бру. Ди и Анна пытались вывести Джулиана на чистую воду. Он последнее время все подкатывался к Анне по поводу вложений и… Это слишком длинная история… Короче, Анна убедила его, что у нее есть большая сумма денег, которую она хочет инвестировать…
Несколько минут Бру молчал, потом спокойно сделал вывод:
– Что ж, это совершенно меняет дело. Ты говорила Ди об исчезновении Анны?
– Нет, она в Нортамберленде.
– Хм… Знаешь, Келли, в стремлении Ди наказать Джулиана Кокса, мне кажется, скрывается что-то большее, чем у всех вас.
– Да, думаю, ты прав… Я часто спрашивала себя, но…
– Она никогда не намекала тебе на что-нибудь?
– Да нет… Вообще Ди не из тех, кто поощряет вопросы личного характера. Я думала сначала, может, она сама влюбилась в него, но нет, вроде никаких признаков.
– Да, пожалуй.
– А не знает ли Гарри что-нибудь? Он же кузен Ди.
– Возможно, но для нас сейчас гораздо важнее выяснить, что случилось с Анной. Кто еще, кроме Беф, может знать, куда она поехала?
– Или Ди, или она сама. Но, Бру, ты забыл – я же говорила тебе, что, когда Мэри Чарлз забегала к Анне вчера, она видела там мужчину.
– Мужчину? – Бру непонимающе взглянул на нее.
– Ну да. Мэри даже подумала… Ну, Анна представила его как друга.
– Друга? И как это понимать?
– Я думаю, это не просто друг, и тогда… – Келли остановилась: стоит ли вводить жениха в тонкости женской психологии? Все равно не поймет.
Бру спросил:
– А эта… Мэри Чарлз сказала хоть, как его зовут? Тогда мы бы связались с ним и проверили, известно ли ему что-нибудь об исчезновении Анны.
– И да, и нет. Анна представила его – Ворд, но не назвала фамилии.
– Что и говорить, ценная информация. – Бру, кажется, растерялся. – Ты решила, не так ли, что, если Анна… находится с ним в особых отношениях, с этим Вордом, кем бы он там ни был, у нее есть свои причины не обсуждать это с вами.
– И именно поэтому она не представила его полностью Мэри Чарлз, – подхватила Келли. – Но знаешь, Анна не из таких, непохоже это на нее. Она застенчивая, Бру, и… ее воспоминания… Я правда здорово беспокоюсь о ней, Бру. Мы оба знаем вспыльчивость Джулиана. Если вдруг он каким-то образом обнаружил, что задумали Анна и Ди…
– Но тогда первое, что мы должны сделать, – связаться с Ди и выяснить, знает ли она что-нибудь о планах Анны и об этом загадочном друге.
– Но, Ворд, ты ведь сказал, что живешь в старом фермерском доме! – воскликнула Анна, когда он остановил машину во дворе перед большим, внушительным каменным зданием.
– Ну, что-то вроде того, – проворчал Ворд.
«Нечто среднее между человеческим жилищем и маленькой крепостью», – решила Анна, пока Ворд открывал ей дверцу машины. Даже здесь, во дворе, воздух гораздо прохладнее, чем в Рее. Так она и сказала Ворду. А он в ответ объяснил:
– Это потому, что мы здесь несколько повыше. Этот дом построен по специальному проекту, для семьи богатого торговца из Йорка. Несколько лет он пустовал, прежде чем я купил его.
– Здесь довольно уединенно… – заметила Анна.
Прежде чем достигнуть цели, они долго ехали по пустынной местности. Анна находила что-то завораживающее в бескрайней синеве неба над ними, убегающих вниз очертаниях Далласа…
– Да, случайные посетители здесь довольно редки, – согласился Ворд.
Анна по его голосу почувствовала – он гордится домом. Будь это ее дом, она расцветила бы дворик растениями, настенными корзинами цветов…
– Сюда, – пригласил ее Ворд и указал на старинную, тяжелую дубовую дверь.
Взгляду ее открылся узкий, темный коридор. Она поежилась, пока Ворд включал свет. Пол и стены стерильно чистые – казалось, здесь никто никогда не бывает. Единственная дверь, находившаяся в коридоре, вела в большую, хорошо оборудованную кухню. Анна с одобрением отметила добротную деревянную мебель: большой дубовый стол, удобные, в тон ему стулья; каменный пол устлан плетеными, ручной работы ковриками.
– Как красиво! – восхитилась Анна.
– Это мама выбирала. Сказала – никогда не найду никого, чтобы готовить и убирать, если не благоустроена кухня. Давай я покажу тебе дом, а потом мы приготовим что-нибудь поесть.
По дороге они остановились перекусить только раз, в Йоркшире, но Анна, взволнованная предстоящим знакомством с домом Ворда, почти ничего не ела.
Спустя полчаса ее восхищение поутихло, уступив место более сложным чувствам. Жилище Ворда трудно назвать домом – это чистый холст, на который надо нанести краски. Ни одна из комнат, которые он ей показал, включая его собственную спальню, ничего не говорила о характере хозяина. Даже кабинет, где он работает, безлик.
Сам дом хорош – комнаты просторные, хорошо распланированы, мебель простая, ее немного, но она безупречного качества. Но он какой-то… стерильный – ни жизни, ни теплоты, ни сердца. Анна всматривалась в Ворда в его доме и переживала за него: в этих безупречных помещениях нет главного – любви. Вот если бы она распоряжалась здесь…
Анна позволила себе немного помечтать. Непомерно огромную спальню хозяина она смягчила бы спокойными, мягкими шторами, отвечающими характеру и возрасту почтенного дома; статуэтками, гобеленами и эстампами разных оттенков: сочно-синего или небесно-голубого – это сочеталось бы с видом из окна. Пустые, скучные потолки надо согреть лампами и настенными бра. В большую, ничем не декорированную ванную комнату повесить яркие, пушистые махровые полотенца. Мрачный коричневый ковер заменить светлым и веселым. На большую двуспальную кровать положить уютное, сложной расцветки покрывало, подушки переодеть в солнечные наволочки. На пустые столики поставить вазы с цветами и семейные фотографии в рамках.
Да, семейные фотографии – вот что этому дому нужно в первую очередь: ему недостает семьи, тепла человеческих чувств. Ворд был лишен этого, пока они не встретили друг друга. Комок сострадания перехватил ей горло; она так любит его, так тянется к нему… А увидев его дом, сразу поняла: она застала Ворда в такое время жизни, когда ему приходится очень нелегко.
Ее реакция не укрылась от хозяина – он обратил внимание, как меняется у нее выражение лица. Он явно наблюдал уже когда-то такое у женщины – ну да, конечно: у своей матери видел тот же любящий, сочувственный взгляд, когда она убеждала его поселиться поближе к ним с отчимом. «Мне здесь нравится», – отвечал он тогда упрямо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...