ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Зачем лгать себе – она хочет его, жаждет его нежности, его прикосновений, его любви. Но как может она чувствовать это, когда все, во что он позволил ей поверить, оказалось химерой?
И что ей делать с собой, если ее эмоциональный и физический ответ ему столь всепоглощающ, что логика не имеет никакого значения? Все ее существо безудержно реагирует на его ласки и помимо воли отвечает ему – нет сил остановить это. Она теряет самообладание от его нежных поцелуев, от ощущения его рук на груди.
В конце концов, почему не добавить еще одно воспоминание к другим, которые уже есть? Не наказать себя за глупость, за уязвимость, опускаясь опять в пучину бесконечного, безумного наслаждения?.. С тихим, отчаянным вздохом она повернулась к Ворду и сразу почувствовала теплоту его тела, окутывавшую ее нежной радостью до кончиков пальцев. Протянула руку, погладила волосы на его груди – и сердце заколотилось, будто пытаясь выпрыгнуть…
– О, я так скучал без тебя! – прерывающимся голосом говорил Ворд. – Эти несколько ночей без тебя… о, они были невыносимы!
Напомнить ему, что это его решение – спать им отдельно?.. Она содрогнулась от горячего касания его руки, а потом от нежного, сладкого поцелуя в сосок, пока полностью не растворилась в пьянящем ощущении, наполняясь изнутри огненным жаром. Раскаленное от удовольствия тело не поддавалось контролю, ее желание, ее стремление ему навстречу неудержимы, и она впитывает его отклик, его желание. Пусть он ненавидит ее, презирает, обманывает, но он хочет ее.
Жестокая горечь понимания обостряла ее чувства, и, злясь на себя, она провела, лаская, пальцами по его телу более откровенно, чем раньше. Может быть, он еще остановит ее, отодвинет от себя… Нет, он полностью погрузился в нее, наслаждаясь ее любовью, издавая страстные, глубокие стоны…
– Мне так хорошо с тобой!.. Так хорошо… – шептал он, тяжело дыша.
Ей так сладостно сознание, что она, именно она, дает ему это утонченное наслаждение и сама испытывает то же. И не показывает ему при этом своего лица…
Под ее мягкими пальчиками его мужское начало стало твердым и большим – даже не глядя, она знает, какое оно. Какое не изведанное ранее чувство восхищения овладело ею, когда она впервые изучала его тело… Ралф… был совсем еще юным, по-мальчишески тонким, худощавым. А Ворд такой сильный, мощный – мужчина в полном смысле слова.
Близость с ним, само появление его в ее жизни подарили ей наслаждение, на которое она не имела права. Что ж, она намерена заплатить ему сейчас свой долг – ее женская гордость, ее честь требуют этого. В темноте она слышала тихие стоны Ворда…
– Мне… я не должен был… позволять тебе делать это… Это мне… я…
– Я хочу делать это, Ворд…
Зато она может как-то контролировать и себя и его. Но что она не желает признавать – так это острое, сладкое удовольствие для нее самой: лаская его так, знать, какое наслаждение дает ему… Ее тело тоже реагирует, отвечает…
– Нет, нет, Анна! Хватит… не надо больше! – стал он умолять ее.
Потом нежно взял за руку, отодвинул, поднял и бережно опустил на себя, страстно целуя.
Не чувствуя в себе сил остановиться, Анна обхватила его ногами.
Кто дрожит сейчас больше – она или Ворд? Она сама, все ее тело отчаянно ждет его, нуждается в нем… о, как осторожно и бережно, как сладко он проникает внутрь… И, откликаясь на его призыв еще сильнее, чем прежде, она вытягивалась, обхватывала его, затягивала в себя глубже…
Где-то далеко-далеко, на самом кончике сознания, она пыталась предупредить себя: это опасно, неправильно – чувствовать такое единение с мужчиной, с которым у нее нет будущего. Волшебство, которое они создают вместе, не более чем стыд и обман. А яростная волна облегчения и восторга в голосе Ворда – лишь еще одна ложь, как и слова любви, что он пламенно шепчет ей сейчас, когда тела их содрогаются в безумном наслаждении…
– Я люблю тебя, Анна! – горячо, уверенно произнес он. – Я люблю тебя!
Анна ждала, пока не уверилась точно – Ворд заснул. И тогда осторожно встала – она знает, что ей делать. Внизу, на кухне, Виттейкер и Мисси спят в своих корзинках; ключи от машины Ворда на столе… Сама судьба помогает ей.
Отнесла корзинки со своими питомцами в машину Ворда и открыла чековую книжку. Пять тысяч долларов для нее большая сумма, чтобы просто выбросить на ветер, но дело того стоит. Рядом с чеком она положила короткую записку: «Я все вспомнила. Машину оставлю на станции в Йорке, ключи отошлю тебе по почте. Этот чек возместит деньги твоего сводного брата, которые, как ты уверен, я присвоила. Прошлой ночью я рассчиталась за все, что должна тебе».
Она села в машину Ворда и включила бесшумно работающий двигатель. Вряд ли Ворд бросится в погоню или постарается как-то с ней связаться.
Теперь ей еще надо предстать перед друзьями там, дома. Мэри Чарлз, конечно, уже успела раззвонить по всей округе о незнакомом мужчине. Но сильнее, чем любопытство друзей, собственные стыд и боль.
Ворд проснулся с первыми лучами солнца и сразу потянулся к Анне. Ее нет рядом. Он подождал несколько минут: она, наверно, в ванной комнате. Но оттуда не доносится ни звука, и нет никаких следов ее пребывания там… Он натянул одежду и поспешил вниз: на столе – записка, он увидел ее в тот же миг, когда понял, что из кухни исчезли корзинки с кошкой и собакой…
Кровь отхлынула от лица, когда он читал записку; рука дрожала, держа чек; но главное, к чему было приковано все его внимание, – одна строчка: «Прошлой ночью я рассчиталась за все…»
Взглянул на часы: половина седьмого. Если она поехала в Йорк, значит, решила добираться до дома на поезде. На хорошей скорости он приедет туда раньше ее. Но у него нет машины с хорошей скоростью, у него нет никакой машины… Ворд застыл на месте при этой мысли – и вздрогнул от неожиданности: пронзительно зазвонил телефон. Сердце его рвалось на части, он схватил трубку: Анна, это она, кто же еще может звонить в такое время? Передумала?..
На другом конце провода раздался женский голос и плач – это его мать…
– Ворд… Альфред в больнице, подозрение на сердечный приступ… О, Ворд, я так боюсь за него!..
– Не волнуйся, мама. Приеду так скоро, как смогу! – попытался он успокоить мать.
Так, он вызовет по телефону такси и поедет до Йорка. Где, черт возьми, запасные ключи? Вот они, в ящике! Последнее, что он сделал, прежде чем выбежать из дома, – разорвал записку Анны и чек.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
– От Анны, как я понимаю, никаких вестей? – осведомилась Ди.
Все три подруги – Беф, Келли и Ди – сидели в квартире над магазином. Ди спешно приехала накануне, поздно вечером, сразу после звонка Келли, обеспокоенной неожиданным исчезновением Анны.
– Никаких, – ответила Беф.
Настороженно взглянув на Беф, Келли спросила неуверенно:
– Ди, думаешь, мужчина, с которым Мэри видела ее, как-то связан с Джулианом Коксом?
– С Джулианом? А почему он должен быть с ним связан? – резко отозвалась Беф.
Ди, предостерегая Келли, покачала головой: обе считали, что не стоит еще больше огорчать Беф – она и так пострадала от козней Джулиана, ни к чему ей знать их планы.
– Джулиан хотел занять у Анны денег, – спокойно объяснила Ди: в конце концов, это правда.
Беф, казалось, поразило это сообщение.
– О… но ведь это не значит… – И она умолкла, затем прошептала со страхом: – Но… но вы же не думаете, что Джулиан сделал что-нибудь с Анной?..
– Ну да! – не выдержала Ди. – Ведь, чтобы сотворить все это с тобой, он долго не думал!
– А что, кто-нибудь знает, куда он уехал? – взволновалась Беф. С тех пор как вернулась из Праги, она совсем не вспоминала о Джулиане Коксе. Отношения с ним, боль, что он ей причинил, – все это казалось сейчас несущественным. А вот когда она получит известия о своем хрустале – это важно. Беф гораздо больше вложила в этот хрусталь, чем могла себе позволить, безрассудно забыв про первоначальный заказ. Не приняла во внимание, что ей следует чрезвычайно осторожно, взвешенно тратить заработанные ею и Келли деньги. Это он, Джулиан, посоветовал обратиться на эту фабрику. Как она вновь могла оказаться такой глупой?
О, теперь ее охватывает бешенство при одной мысли о Джулиане. Но, вероятно, он был по-своему прав, раз она проявила подобную наивность…
– Беф!
Она спохватилась – ох, виновата: Келли что-то ей говорит, а она, вместо того чтобы думать об Анне, размышляет о своем.
– Согласна, Джулиан Кокс вел себя отвратительно, но если Анна исчезла… нет, не думаю, что он как-то с этим связан.
Ди молча слушала; хорошо, что ее крестная, в сущности, излечилась к тому времени, как Келли позвонила ей. Собиралась вернуться домой неделей позже, но, услышав новости, приехала раньше. Пусть Беф верит, что Джулиан никак не связан с исчезновением Анны, – она, хоть почти уже собиралась обручиться с ним, совсем его не знает.
Этот человек абсолютно безучастен к чувствам других, к их интересам и нуждам. Алчность его поистине необъятна – какое ему дело, что он кого-то обидит, огорчит… Ди, пока гостила у крестной, посылала множество запросов, пытаясь выяснить местонахождение Джулиана, – безрезультатно.
Сначала полагала, что обнаружит его в Гонконге – там он вел какие-то дела. Но если он и там, никаких официальных подтверждений она не получила. Возможно ли, что Анна уехала с тем таинственным незнакомцем, которого видела Мэри Чарлз?
– Да, вполне, – согласилась Беф.
Ди поняла, что произнесла свой вопрос вслух.
– Но почему она нам ничего не сказала, пусть даже у нее и появился любовник? Это так на нее не похоже… Мы что же, будем опираться только на слова Мэри Чарлз?
– Если не любовник, то кто же? – рассудила Келли.
– Муж какой-нибудь подруги? – предположила Беф, и на лбу у нее появилась морщинка. – Или кто-то пришел что-то сделать, ну, садовник, рабочий – мало ли.
– Но Мэри уверена: когда Анна представляла его как друга, слово звучало с заглавной буквы.
– А-а… может, мы зря встревожились. Просто решила уехать на несколько дней, не все же нам сообщать, – предположила Беф.
Прозвучало это очень неуверенно, она сама почувствовала. Беф виновато вспомнила, что, когда говорила с крестной по телефону, не набралась терпения довести разговор до конца. Кто знает, не поведи она себя так, Анна, может быть, что-то сказала бы, и это помогло бы им найти ключ к разгадке.
– Машина ее все еще у дома, – уточнила Келли.
– Но Мисси и Виттейкера нет? – поинтересовалась Ди.
– Во всяком случае, я их не видела.
– Хм… все это очень странно. А может, поехала в Корнуолл, навестить родных? – продолжала Келли.
– Нет, – покачала головой Беф, – вчера я звонила домой – мама сказала бы, если бы Анна приехала. Прямо я не спросила – не хотела беспокоить. Они с Анной очень близки.
– И что же нам делать? – Келли посмотрела на Ди.
– Если не узнаем ничего до сегодняшнего вечера… – Ди помолчала, – остается одно: сообщить в полицию.
– Думаешь, тут что-то серьезное? – страшным шепотом спросила Беф.
– Возможно. – Вот все, что позволила себе сказать Ди, глаза ее потемнели. Десятью минутами позже, направляясь на машине домой, она радовалась, что Беф и Келли не могут прочитать ее мысли. Келли очень интересует, почему она, Ди, так ненавидит Джулиана Кокса. Догадывается, видимо, что здесь нечто большее, чем желание отомстить за Беф, – и не без основания.
Но не Келли, а Анне Ди столько раз собиралась рассказать о бушующих в ее душе демонах. Возможно, Анне недоставало способности быстро реагировать, сразу давать ответ, как Келли. Зато Анна обладает спокойной внутренней силой – иногда хочется опереться на человека именно с таким характером.
Ди многие считали слишком самоуверенной, а ее поведение – вызывающим, но никто ведь не знает, что сделало ее такой и почему ей надо так себя вести.
Рассказать кому-нибудь, даже Анне, – значит подвергнуть риску того, кого она любила очень, очень сильно, и ничего с этим нельзя поделать. Она должна нести свой крест столько, сколько сможет, а если люди считают ее бесчувственной феминисткой – что ж, пусть так.
Сейчас у нее еще один груз на плечах. Если что-то случится с Анной, насколько она ответственна за это?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...