ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я… я сожалею, что не помню вас, – услышал Ворд тихий голос Анны. – Но я догадываюсь… чувствую… между нами… что-то особенное… – Она умолкла и, встретив его взгляд, отвернулась.
– Вы так чувствуете? – неожиданно мягко произнес Ворд.
– Да… да… – заставив Ворда смутиться, Анна подошла к нему близко и нежно дотронулась до его лица тонкими пальцами – лицо ее тут же озарилось радостью. – Не могу узнать и вспомнить вас сейчас, Ворд. Понимаю, как это тяжело – вы ведь переживали за меня. – Она улыбнулась, в углах рта появились очаровательные ямочки.
Боже, она выглядит такой беззащитной, ранимой… И такое доверие в глазах, в прикосновении – у Ворда перехватило дыхание. А если бы в этот момент рядом с ней оказался не он, надежный и честный, а кто-то другой?..
– Я так рада, что вы здесь, со мной, Ворд! – прошептала Анна – Ужасно, когда ничего не можешь вспомнить… Мистер Баннермен сказал, что вы мне не муж…
– Нет, – поспешно подтвердил Ворд.
– Но мы же не чужие, мы связаны. Он сказал, именно вы вызвали «скорую помощь».
Ворд сжал зубы; он никого не просил ввязываться в его дела! Сделали вывод, что он и Анна – пара, основываясь на смехотворном предположении: раз вызвал «скорую», значит, живут вместе.
– Что вы помните? – попытался выяснить он.
Анна отодвинулась на шаг от него, руки ее бессильно упали. Нелепо, но он почувствовал разочарование – какая-то часть его получала истинное наслаждение от ее прикосновений.
– С начала этого года все, и потом… ничего. – Анна горестно улыбнулась. – Не могу вспомнить, как мы встретились и как долго мы вместе.
Глаза ее наполнились слезами, она попыталась смахнуть их; пальцы теребили обручальное кольцо.
– Не стоит беспокоиться об этом. Консультант сказал – память к вам полностью возвратится. Поедемте-ка домой! – И он легонько подтолкнул ее к двери.
Но, несмотря на его попытки держаться от нее на некотором расстоянии, Анна прижалась к нему и взяла под руку.
– Домой… да, домой… По крайней мере я знаю, где мой дом. – Она остановилась, на лицо опять набежала тень печали. – А где мы живем, Ворд? Не могу вспомнить… – Паническое выражение затуманило ее глаза. – Знаю, где мой дом, не…
– Туда мы сейчас и идем… – поспешно прервал ее Ворд.
Что же он делает? – спрашивал себя Ворд, подводя женщину к своей машине. Почему просто не сказал консультанту правду? А сейчас ситуацию уже не исправить. Анна, видимо, считает, что они любовники. А ведь то, что их в самом деле связывает, малосимпатично. Как теперь найти ответы на вопросы, которые она, несомненно, ему задаст?..
Ворд был в растерянности, в смятении. Его мужское начало вступало в противоречие с моральными принципами, доставшимися от матери и отчима. Ему мерещились необъяснимые бесповоротные изменения в характере Анны. Неужели это все из-за амнезии? Неужели потеря памяти превратила ее из беспринципной, бессердечной обманщицы в эту нежную, волнующую, влекущую женщину – она так естественно и доверчиво прижалась к нему… Он слышал, что травма головы, может вызвать изменения в поведении, но чтобы такие разительные…
Уже час ночи; ну и денек у него выдался – сейчас уже нет сил что-то менять. Несомненно, он расскажет Анне всю правду – если, конечно, в течение нескольких следующих дней к ней не вернется память. Но сейчас кто-то обязательно должен находиться с ней рядом, нести за нее ответственность. Невозможно уйти и оставить ее в таком состоянии. Да и кроме того, если он все время рядом, она не исчезнет, не вернув деньги Ричи.
– О, это ваша машина! – удивленно воскликнула Анна, как только они добрались до «мерседеса» и Ворд открыл его.
Почему она так удивлена? Да, это дорогая машина, но, если судить по тому, что он видел у нее дома, она привыкла к комфорту и ей знакомы роскошные машины.
Вдруг Анна заметила собачку, свернувшуюся комочком на заднем сиденье машины, и лицо ее озарилось улыбкой.
– О, Мисси! – прошептала она.
– Вы узнали ее, – непроизвольно произнес Ворд.
– О да, я взяла ее к себе в прошлом году. Ее бросили, и я… – Она помолчала. – Я знаю, Ворд, она моя, но когда был прошлый год?.. – И опять ее глаза наполнились слезами.
– Все хорошо, вы все вспомните! – уверил он ее, открывая дверцу машины.
Но у Анны появилась другая идея – Ворд был к этому совершенно не готов: она повернулась и положила голову ему на плечо, шепча:
– Обними меня, Ворд, пожалуйста! Просто обними меня… Я так боюсь…
Ворд заколебался – вот этого он совсем не предполагал. Его, уверенного в себе, гордящегося умением находить выход из любых ситуаций и кризисов, нежная просьба Анны вывела из равновесия.
– Все хорошо, не волнуйся, я здесь… – Ворд тоже перешел на «ты».
Говоря это, он перешагнул свой Рубикон, хоть и продолжал убеждать себя, как человека практичного, прислушаться к внутреннему голосу, предупреждающему об опасности. Но в чем, собственно, опасность? Для него не секрет, к какому типу женщин относится Анна; когда память вернется к ней, она выгонит его прочь, а отнюдь не прыгнет в его объятия.
Волосы ее пахнут розами – он с наслаждением вдыхал этот легкий аромат, прижимая ее к себе. Неожиданно для себя поднял руку, нерешительно, будто украдкой, погладил ее по голове, а потом внезапно отвел руку прочь.
– Думаю, мы не так долго вместе, – проговорила Анна, смущенно улыбнулась и отодвинулась.
На освещенной стоянке Ворд заметил, как запылало ее лицо, изумленное, недоверчивое. Она объяснила:
– Так говорит мое тело – во всяком случае, то, как я реагирую на тебя. Вряд ли я так дрожала бы в твоих объятиях, если б мы были давным-давно вместе.
Дрожит в его объятиях… Ворд закрыл глаза.
– Мы встретились совсем недавно, – признался он несколько напряженно, помогая ей сесть в машину. Во-первых, это правда; он только надеялся, что она не спросит, как недавно , но, к счастью, когда он занял водительское место, она была слишком поглощена своей Мисси и не стала его ни о чем расспрашивать.
Направляясь к дому Анны, Ворд раздумывал о своем. В отель он позвонит завтра и заплатит по счету; но как насчет одежды? Неизвестно, как долго ему придется пробыть в Рее: того, что в чемодане, едва ли хватит, если он собирается жить у Анны. Кроме того, у него есть и свои дела. Хорошо, что ноутбук здесь и никто не может предъявить претензии за его отсутствие. Надо только позвонить миссис Джарвис, домработнице, приходящей два раза в неделю, и предупредить ее.
Анна прикрыла глаза и прислонила голову к спинке сиденья. Это так неудобно – чувствовать, что не можешь все припомнить. Она знает, кто она и откуда родом; вполне ясно помнит свою семью и друзей, образ жизни здесь, в Рее, и неприятность, которая произошла с ней. Но встреча с Вордом, их совместная жизнь, все события последних нескольких месяцев, даже сам Ворд – все это скрыто тяжелой, темной завесой. Консультант объяснил ей, что она получила сильнейший удар по голове садовыми граблями, наступив на них.
– У вас легкое сотрясение; было много крови, но, к счастью, никаких серьезных повреждений.
– Только потеря памяти, – напомнила ему Анна.
– Да, памяти. Постарайтесь не думать много об этом. Память вернется.
– Но когда?! – взволнованно воскликнула Анна.
– Боюсь, что не могу на это ответить.
– А я… я останусь здесь, в больнице? – страшась положительного ответа, спросила она.
– Нет, – поспешил успокоить ее врач. – Хотя, если нет никого, кто позаботится о вас, решение будет другим.
Кто о ней позаботится? Ворд, тот, кто и привез ее сюда. Анна почувствовала смятение, головокружение, думая о нем, сердце часто забилось. Он такой большой, сильный… мускулистый. Ее щеки запылали. О Боже, женщина ее возраста и положения не должна так восторженно, восхищенно мечтать о своем партнере… своем любовнике…
Ворд… Так уютно, надежно и по-домашнему тепло почувствовала она себя в его объятиях, узнавая его запах, его прикосновения; хотя многое кажется странным. Она постарается снова узнать его. Где же они познакомились? Есть ли у него семья? Женат ли он? Есть ли дети? «Завтра спрошу», – устало подумала Анна, наблюдая, как уверенно въезжает Ворд в ворота ее дома.
По крайней мере она узнает и помнит свой дом. Но почему Ворд живет с ней здесь? Почему они так решили? Должно быть, есть какая-то причина, но она не отрицает; ей приятно, что они останутся здесь вдвоем. Пытаться что-то выяснить сейчас не имеет никакого смысла.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
– Посиди, я поставлю чайник и приготовлю что-нибудь выпить.
– Нет, Ворд, позволь мне сделать это.
Они сидели на кухне; Мисси счастливо посапывала в корзинке, огромный кремово-коричневый кот Виттейкер неодобрительно наблюдал за ней.
Уговаривая Анну отдохнуть, Ворд вдруг вспомнил: считается, что он знает и кухню, и вообще весь дом Анны.
– Хорошо, но только если ты чувствуешь себя нормально, – согласился он. – Пойду достану твои вещи из машины и принесу наверх.
Анна отказалась надеть на обратном пути измазанный кровью жакет; кроме того, в госпитале им дали лекарства, чтобы обрабатывать рану на голове. Под предлогом, что достанет все это, Ворд мог быстро осмотреть дом и окрестности. Утром, перед тем как Анна встанет, ему необходимо заскочить в отель, но это он обдумает позже.
Ворд забрал все из машины и уже был на полпути наверх, когда услышал – Анна тихо зовет его. Бросив жакет и лекарства, он устремился на кухню.
– Что? – задыхаясь, произнес он. – Ты плохо себя чувствуешь? Тебя тошнит? Или глаза?..
– О, Ворд, извини… ничего такого, – успокоила его Анна. – Просто хотела спросить, какой ты любишь кофе. Боюсь, что не помню…
– Черный, крепкий, без сахара, – ответил Ворд. На какую-то секунду он действительно испугался… Закрыл глаза, попытался сосредоточиться и в этот миг почувствовал, как губы Анны коснулись его подбородка.
– Спасибо тебе! – услышал он ее нежный шепот.
Она благодарит его…
– За что? – спросил он почти грубо, открывая глаза и отодвигаясь в сторону, чтобы избежать ее прикосновения и особенно – манящего взгляда серо-голубых глаз.
– За то, что ты здесь… за заботу… за себя, – тихо проговорила Анна.
Взгляд ее, такой доверчивый, зовущий, совсем лишал Ворда сил. Неужели это возможно, чтобы простой удар по голове так сильно изменил личность?
– О, извини! – Сонная Анна опять подавила зевок.
Кофе уже выпили, и Ворд уговорил Анну подождать, пока он уберет посуду.
Дом Анны, хотя она жила одна, был просторный и благоустроенный. Она выросла в большой, постоянно растущей семье; когда Беф и Келли впервые приехали в Рей, она с радостью предложила им устроиться наверху. Там четыре большие спальни, а к ее собственной примыкала отдельная ванная комната.
Внизу, помимо обширной кухни, где можно уютно посидеть и поесть, еще столовая для гостей и две гостиные – очаровательная маленькая и большая, для приемов.
Слишком большой дом для одного человека – гораздо больше симпатичного коттеджа, в котором они жили с Ралфом после свадьбы.
Этот дом Анна купила на часть денег, полученных по страховке (оформленной на Ралфа), а оставшуюся, довольно внушительную часть вложила в ценные бумаги. Сначала она вообще сомневалась, брать ли эти деньги, – ей казалось более справедливым передать их родителям Ралфа. Но родственники с обеих сторон уговаривали взять, и, поддавшись наконец их увещеваниям, она решила: возможно, они и правы – Ралф хотел бы, чтобы она имела их. Вот только родители Ралфа, особенно мать, вряд ли когда-нибудь будут чувствовать себя спокойно в ее присутствии из-за напоминания о гибели сына.
Естественно, что мать Ралфа всякий раз, как видела Анну, заново переживала страшную боль потери, – что ей эти деньги. А Анна, всегда чуткая к горю других, представляла себя на ее месте – и понимала, каково той приходится.
До самой смерти Ралфа она работала личным ассистентом своего отца – архитектора. Он понял, конечно, ее намерение оставить Корнуолл, но не скрыл, как будет скучать по ней.
Дом она обставила в той же благородной, спокойной манере, в какой одевалась и держала себя, – у нее был отличный вкус. И Ворд невольно сравнивал Анну – и в обстановке, которая ее окружала, и в поведении – с бывшей женой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...