ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это была, естественно, полицейская патрульная машина. А в ней сидели сержант Карвер и патрульный Блэйк.
В единый миг в моей голове промелькнула дюжина взаимосвязанных мыслей, главная же из них заключалась в том, что я слишком широко раскрыл свою пасть и выкопал ею собственную могилу.
Сердечный шеф полиции был уже совсем не сердечным. Сейчас он даже не казался мягким и вялым, а выглядел холодным, крутым и опасным.
Глава 10
Я медленно выдохнул. Теперь многое стало ясно. Карвер. Блэйк и, несомненно, сам шеф полиции Турмонд повязаны с Норрисом и его головорезами. Продажностью копов объяснялось, почему даже немногие имевшиеся жалобы на «Сико» были положены под сукно и почему Норрис мог действовать так нагло. И я вляпался по уши, если только не сумею убедить их, что я, глупенький, так и не врубился в их делишки.
Истекла лишь одна секунда, максимум две. Шеф полиции Турмонд наклонился ко мне и спросил:
— В чем дело, Скотт?
Я выдавил из себя жалкую улыбку и зачастил скороговоркой:
— Мне только что пришло в голову, шеф, я же не упомянул Мендосу и Сиберна. Может, тебя заинтересует, как я узнал о них?
Его лицо немного разгладилось, когда он проговорил:
— Да, так как же?
— Ну, ты же помнишь, как я предположил вчера, что убийцы, скорее всего, использовали краденую машину и краденые номера. Но ты воспринял это так, как будто не поверил мне. — Я не мог так сразу остыть, если собирался убедить полицейских парней, что все еще обманываюсь на их счет. Поэтому я взглянул на сидевшего слева от меня Карвера и сказал: — Я засомневался, что наш добрый сержант сможет во всем разобраться, при его-то пустой башке, тогда я отправился сам на поиски отвальной машины.
Карвер приподнялся со своего кресла и воскликнул:
— Эй! Я не позволю...
Но шеф полиции велел ему заткнуться, а мне продолжать.
— Я засек машину на улице Каштанов и посмотрел номера и регистрационную карточку. В дорожно-патрульной службе я узнал, кому были выданы номера, и все стало ясно.
— Почему ты не сообщил об этом, Скотт?
— Когда я осматривал «шевроле», рядом стояла патрульная машина, и я решил, что вам уже все известно или вот-вот будет известно. — Я сделал паузу. — Это доказывает, вне всякого сомнения, что убийство Дэйна было спланировано заранее, задолго до его совершения. А ты так и не дал мне никакого объяснения, откуда возникла «утка» о самоубийстве?
— Я уже объяснил, — парировал шеф полиции. — В самом деле пока нет никакого доказательства того, что не ты убил Дэйна. Такой ловкий парень, как ты, Скотт, тоже мог украсть машину и номера и оставить ее заранее на улице Каштанов на случай, если что-нибудь пойдет не так. Тогда ты мог бы клясться, что гнался за «шевроле» и полудюжиной парней в нем, а полиция вскоре нашла бы «шевроле», и это подтвердило бы, что ты ничего не выдумал.
— Вот это мысль! Глупее я...
Шеф спокойно продолжал:
— Я не утверждаю, что так оно и было, но так могло быть.
— О'кей. Его убил я. Признаюсь. Использовал базуку с гранатой из сухого льда. Мой мотив... ну, его-то как раз у меня не было.
В разговор встрял Карвер:
— Не смешно. Не сомневаюсь, мы обнаружим мотив — стоит только поискать. И не думай, что я шучу. — Он оскалился. — У нас достаточно оснований для твоего задержания, Скотт. — Он многозначительно взглянул на Турмонда, и я последовал его примеру.
Им и не нужны были никакие основания, чтобы задержать меня, а только пустая темная камера, которую можно было бы надежно запереть. Сейчас все зависело от шефа. Если ему покажется разумным упечь меня, в моей камере точно не будет телефона, по которому я мог бы позвать на помощь морскую пехоту.
Я поднялся, не ведая еще, отпустят ли они меня или нет. И мне совсем не нравилось выражение лица Турмонда.
— Сядь! — приказал он. — Карвер прав — нам хватает оснований, чтобы засадить тебя. Теперь, когда Дэйн мертв, у тебя уже нет клиента, однако ты продолжаешь доставлять нам неприятности.
Это прозвучало так, словно шеф полиции пытался сообразить, доставлю ли я ему больше неприятностей в кутузке или на свободе? Я постарался внести свою лепту в двойную игру, не веря ни одному своему слову, но продолжая играть под дурачка:
— Это не серьезно. Арестуйте меня, и через час я буду освобожден под залог и тут же подам на вас в суд за незаконный арест. К тому же у меня есть клиент. Даже два: Лилит Мэннинг и Клайд Барон. Так я думаю. — Я бы назвал своим клиентом даже Бога-отца, если бы мне это помогло.
Однако мои слова сбили шефа с панталыку, и я удивился, почему я не упомянул раньше Лилит и Барона. Какими бы продажными ни были шеф полиции и два его прихвостня, казалось мне, они чертовски поостерегутся вызвать неудовольствие двух таких влиятельных лиц, как Барон и Лилит, если только они не поняли, что я врубился в их игру.
— Вот как? — удивился он. — С каких пор? И что значит это твое «так я думаю»?
— Ну, я работаю на них, хотя и не видел их последнее время. Слишком много всего случилось.
Шеф полиции хотел было что-то сказать, но воздержался, бросив взгляд на Карвера и Блэйка. Поджав губы и насупившись, через минуту он проговорил:
— Посмотрим, Скотт, — подтянул за провод к себе по столу телефон и набрал номер.
Через мгновение он уже говорил елейным голосом, полным уважения:
— Клайд? Здесь Уоллес Турмонд. У нас в участке этот Шелл Скотт. Уверяет, что работает на вас. Что скажете? — Послушав несколько секунд, он произнес: — Ну, мы... допрашивали его в связи со смертью Эмметта Дэйна... Что? Ну, думаем, мы могли бы его задержать... Понятно. Ладно, Клайд. Спасибо. — Положив трубку, он забарабанил пальцами по столу, пристально глядя на меня, потом сказал: — Мистер Барон сейчас приедет.
— Естественно. — Я едва смог проглотить ком в горле.
Барону понадобилось пятнадцать минут, чтобы добраться до участка. Тем временем я поинтересовался у шефа, узнали ли они хоть что-нибудь от Норриса и нашли ли парня, называвшегося Циммерманом. Естественно, ответ был отрицательным, они даже не могли найти Норриса, которого, по словам Турмонда, не видели в городе уже несколько дней. Другого я и не ждал, просто старался поддержать беседу. Наконец приехал Барон и ввалился в кабинет шефа. Он тряхнул руку Турмонда и заговорил быстро и громко. Когда шеф полиции спросил его, был ли он моим клиентом, Барон искоса посмотрел на меня и через пару секунд подтвердил: «Верно». Когда же мы с Бароном собрались уходить, Турмонд даже не пытался меня остановить. Мы вышли из кабинета, и я затворил за нами дверь, неровно дыша.
В дверях главного входа в участок Барон остановил меня словами:
— Боюсь, я чего-то не понял, мистер Скотт. Почему они вас не отпускали?
Поблизости никого не было, но я не собирался ничего говорить, пока не уберусь подальше от полицейского участка, поэтому коротко бросил:
— Они считают, что у них есть основания. Я все расскажу, но сначала уедем отсюда.
Он кивнул, однако не сдвинулся с места:
— Что вы думаете о самоубийстве Дэйна? Почему они допрашивали вас?
— Я обнаружил его тело. Не было никакого самоубийства. Норрис послал своих головорезов, и они убили его.
Он состроил гримасу:
— Я этого и боялся. Вы уверены?
— Еще как!
Он покачал головой и насупился:
— Если они убили Дэйна, как они поступят со мной? И с Лилит? Вы ее видели?
— После вчерашней ночи нет.
— Она пыталась связаться с вами. Звонила мне сегодня утром, хотела узнать, где вас найти. Но я этого не знал.
Интересно, чего она хотела, не того же ли, что и вчера? Или ее опять навестили подручные Норриса? Я спросил Барона:
— Она была встревожена?
— Да. Сказала, что это очень важно. Полагаю, вам следует повидать ее.
— Ладно, поеду узнаю, что ее гложет. Может, позже... — Я замолчал.
Мы все еще стояли в дверях, и сзади себя я услышал скрип кожаного ботинка. Повернувшись, я увидел шефа Турмонда в нескольких футах от нас, направлявшегося в сторону дежурного. Он был достаточно близко, чтобы услышать мои последние слова, но по нему не было видно, что он вообще обратил на нас внимание. Я взял Барона под руку и повел его на тротуар. Его машина была припаркована под знаком «Стоянка запрещена». Он сел за руль, а я облокотился на дверцу и спросил:
— У вас были новые проблемы с парнями из «Сико»?
Он покачал головой:
— Нет. Однако, если откровенно, я не собираюсь больше подставлять свою шею. Я продам все, что у меня есть, даже одежду с себя, но не рискну кончить так, как Эмметт.
— Ну, в ближайшее время в городе может разразиться буря. Ваш «честный» шеф полиции и его подчиненные Карвер, Блэйк, а может быть, и другие оказались такими же прожженными бестиями, как и Норрис.
У него отвалилась нижняя челюсть, и он взглянул на меня так, словно я стал «голубым»:
— С ума сошли!
— Как бы не так! — И я рассказал ему, что случилось прошлой ночью, когда я гнался за убийцами от дома Дэйна, и как мне помешала «ударная» машина.
Он нахмурился еще больше:
— Но это не означает, что они столкнулись с Норрисом.
— По-моему, означает. Может, это и не улика, но я постараюсь найти доказательства, если удастся. — «Если я выживу», — подумал я. — Поразмышляйте над этим. Я навещу Лилит. Благодарю за помощь, за то, что вызволили меня.
— Я просто обязан был сделать это для вас в ответ на вашу поддержку, мистер Скотт. Хотя дела-то не пошли лучше, а?
Холодно взглянув на меня, он попросил связаться с ним после того, как я повидаю Лилит.
Я прошел несколько шагов до своего «кадиллака», завел мотор и отъехал, присматриваясь, не сел ли кто мне на «хвост». В миле от города мое зеркало заднего обзора показывало пустое шоссе за моей спиной, так что, похоже, за мной никто не следил. В следующий миг я увидел справа белое пятно особняка Мэннингов. Свернув с улицы Винсент на подъездную дорожку, я заметил Лилит на веранде. Она встала, когда я припарковался.
Впервые я видел ее одетой, то есть не в одном купальнике. И хотя она все еще выглядела обворожительной, ей, похоже, не следовало бы одеваться вообще. Я поднялся на веранду, а она протянула мне обе руки, сжала ими мои и сказала:
— Привет, Шелл! Я пытался разыскать вас.
— Привет! Я видел Барона, и он сообщил мне, что вы хотите поговорить со мной. В чем дело?
— Даже не знаю. Куча вещей, пожалуй. — Она притянула меня к себе, обвила руками мою шею, поцеловала в губы и отступила на шаг.
— Эй! — воскликнул я, забыв о галантности. — Надеюсь, это не единственная причина вашего желания видеть меня.
Она улыбнулась:
— О? Я уже не кажусь достойной поцелуя, как вчера? — Она снова села на диванчик.
Разумеется, она не могла смотреться так очаровательно, как прошлой ночью, но и сейчас в ней не было ничего отталкивающегося. На ней были светло-зеленая нейлоновая блузка и темно-зеленая юбка, которые превосходно обрисовывали ее роскошную фигуру.
— Вы выглядите замечательно, Лилит. Однако буду откровенен до грубости. Мне нет дела до того, как вы красивы. Слишком много случилось сегодня или еще случится, чтобы я рассиживался здесь, восхищаясь вами, как бы это ни было мне приятно. Если вам больше нечего сообщить, я побежал. Я думал...
— Отнюдь. Я хочу сказать вам нечто важное, — прервала она меня. — Прочитав сегодняшнюю «Стар», я приняла решение. Я имею в виду Эмметта Дэйна. Не думаю, чтобы он покончил с собой.
— Он и не покончил. — Мне пришлось повторить то, что я уже рассказывал Барону.
Выслушав меня, она кивнула:
— Меня это нисколько не удивляет, Шелл. Однако мне уже нет до этого дела. Я уезжаю.
Я ее не осуждал, на ее месте я, вероятно, слинял бы давным-давно.
— Жаль, — обронил я. — Сиклифф больше не для вас, а?
— Никогда. Шелл, ты будешь хоть немного скучать по мне?
— Еще как. Куда ты отправишься?
— Не знаю. Может, на Гавайи или опять в Европу. У меня полно денег, больше, чем мне когда-либо понадобится. Я могу отправиться, куда хочу, и делать, что хочу. Я — одинокая. Ничем не связана. Но я люблю компанию.
— Пожалуй, все любят компанию.
— Шелл, почему бы тебе не поехать со мной? Нам было бы здорово вместе. — Она улыбнулась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...