ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я ведь никогда не видел ни настоящую Лилит, ни Дороти Крэйг. Барон представил мне Дороти как Лилит. Когда в среду вечером я вышел из больницы, то первым делом отправился к Барону. Он знал, что от него я поеду к Лилит, и немедленно позаботился о том, чтобы она была на месте. Он при мне позвонил ей, а потом продержал меня в офисе еще минут пять. Разумеется, я думал, что он звонит в поместье Мэннингов, а он звонил Дороти в ее городскую квартиру. Забавно, если бы я поехал в особняк Мэннингов, не дав Барону возможности предупредить о моем приезде, я бы там никого не застал. Теперь-то я понимаю...
Я замолчал в шоке. Спазмой свело желудок, и тошнота подступила к горлу. В ту ночь Дороти, должно быть, едва успела добраться до поместья Мэннингов до моего появления, сбросила с себя одежду — ее я обнаружил на качелях под балдахином — и бросилась в бассейн. И пока она пыталась заманить меня в койку и запудрить мне мозги мыслями о ней, Барон спокойно отдал приказ своим шавкам убить Дэйна. К тому времени его планам грозил срыв: я досрочно выписался из больницы, чего он не ожидал, и он сразу же узнал, что я не собираюсь покидать город. Я сам сказал ему это. Пока я прохлаждался с Дороти, он успел организовать убийство Дэйна. Если бы я уехал от нее хоть на пять минут раньше, возможно, остановил бы убийц и Дэйн мог бы остаться в живых.
Гнев все сильнее овладевал мной, буквально душил меня, даже донимавшая меня тошнота утихла. Эмоции выплескивались через край, и теперь появился точный адрес ненависти, вернее, конкретный человек — Клайд Барон. Моя уверенность росла. Барон заправлял всем, организовал подкуп, избиения, убийства. Я припомнил свои прежние размышления, увязал с рассказанным Бетти, и убежденность крепла — в каждом случае за каждой мерзостью стоял Барон!
Я постарался отделаться от мыслей об уже случившемся, о том, чего я не мог изменить или поправить, и заставил себя думать только о данном моменте, о том, что еще можно было сделать.
Бетти я спросил:
— Вы имеете хоть какое-то представление о том, как все серьезно? Не только для меня, но и для вас?
— Полагаю, что да.
— Вам непременно следует это знать. Вам здорово повезет, если удастся выбраться из города живой.
— Но я не собираюсь покидать город.
— Послушайте, не спорьте со мной, как в прошлую ночь!
— Об отъезде не может быть и речи. Я приняла решение.
«Ну что за Бетти! — думал я. — Она менее благоразумна и уж гораздо смелее, чем я». И я сказал:
— Ладно, поговорим позже. А сейчас нам нужно исчезнуть с улицы. Все выезды из города будут перекрыты подвижными полицейскими группами. Была только одна свободная дорога, но после моей недавней перестрелки с копами, они, должно быть, уже сообразили, как я попал в город, и блокировали ее. Может, одна вы еще сумеете выбраться, но вместе со мной вам это точно не удастся.
— Я не...
— Выслушайте меня! К настоящему моменту шеф полиции или Карвер наверняка уже объявили вас в розыск. Если вы еще не сообразили, как все серьезно, знайте: в ресторане я убил двух парней.
Она сделала судорожное глотательное движение:
— Вы уверены, что они...
— Еще как уверен! — Я посмотрел на состоящий из отдельных бунгало мотель. Такие часто попадаются на побережье. — Перейдите через улицу и снимите бунгало. Если заметите какого-нибудь знакомого, кого-то, кто мог бы узнать вас, немедленно возвращайтесь в город. Если все спокойно, возьмите бунгало на имя Мэри Оуэн — для себя и брата. Нет, это может навести дежурного клерка на непристойные мысли. Запишите его на себя и мужа.
Бетти наградила меня долгим, странно напряженным взглядом. Губы ее приоткрылись, и она провела языком по нижней губе, сглотнула и мягко проговорила:
— Хорошо, Шелл.
— Кстати, я не собираюсь оставаться здесь всю ночь. — Я попытался улыбнуться. — Но нам надо многое обсудить. Скажем, завещание Дэйна. Я приеду чуть позже.
— Разве мы не можем пойти в мотель вдвоем?
— Не хотелось бы, чтобы нас видели вместе. Надо еще отделаться от машины. Если ее найдут здесь, копы будут тут как тут уже через час.
Достав револьвер, я откинул барабан — осталось только два боевых патрона. В кармане я нашел еще один, вставил его на место стреляной гильзы и привычно сунул мой кольт обратно в кобуру. Три патрона — это на сотню меньше, чем мне хотелось бы, но должно хватить и их. Не скоро еще мне удастся залезть в багажник моего «кадиллака».
Бетти продолжала сидеть, глядя на меня.
— Ну, поехали! — сказал я.
— Вам обязательно грубить мне?
— Извините, золотце! Просто я на жутком взводе. И я вспомнил массу неприятных вещей, случившихся за последнее время.
— Понятно. — Она помолчала, потом мягко улыбнулась. — Полагаю, вы всех называете «золотце», а?
— Только не мужчин, — ухмыльнулся я.
— Мне это нравится. Всегда называйте меня так... — Она пристально посмотрела на меня, и лицо ее было по-прежнему странно напряженным. Неожиданно она попросила: — Шелл, пожалуйста, будьте осторожны и обязательно возвращайтесь. Я... — Внезапно ее руки обвили мою шею, и ее губы — мягкие и дрожащие — нашли мои. Она судорожно сжала мою шею и поцеловала меня с почти первобытной страстью. Потом отстранилась, глядя мне прямо в глаза и прерывисто дыша полуоткрытым ртом.
Выскочив из машины и захлопнув за собой дверцу, она перебежала через улицу. Я проследил, как она зашла в мотель и через несколько минут появилась вновь в сопровождении полной женщины. Они прошли вдоль ряда бунгало, остановились у четвертого справа. Бетти зашла туда, а полная женщина вернулась к себе в конторку. Я завел машину и уехал.
Глава 14
Я постучал и услышал тихий голос Бетти:
— Да?
— Это — я, Шелл.
Она открыла дверь, и я проскользнул вовнутрь. С собой я принес пакет из машины и, уронив его на пол, снова запер дверь. Бетти смотрела на меня как-то неуверенно, и я постарался изобразить беззаботность:
— Миссис Мэри Оуэн? Позвольте представиться — ваш муж.
Она улыбнулась, ее мягкие теплые губы округлились, а нижняя чуть выпятилась вперед.
— Я никак не могла понять, куда вы подевались в тот далекий уже день. Вам придется уйти. С тех пор я несколько раз побывала замужем.
— Многомуженка! Я-то воевал и вернулся требовать восстановления своих прав. — Я нахмурился. — Послушай-ка, женушка, я не забыл про полагающиеся ветерану преимущества.
Она тряхнула головой:
— Как вы можете разговаривать так несерьезно, когда... происходит все это?
— У вас у самой неплохо получается. Нельзя же оставаться серьезным всю дорогу. Мы просто не выдержим темпа. Но, пожалуй, вы правы. Присядем?
Она села на краешек кровати, а я подтащил поближе к ней стул и сел на него верхом, опершись на спинку.
— Слушайте внимательно. — Несколько минут я рассказывал ей то, чего она еще не знала, и то, до чего я додумался сам. В заключение я сказал: — За всем этим стоит жажда денег, больших денег, миллионов долларов. И власти, связанной с деньгами. Судя по всему, задумал все Барон. Скупить всю землю и недвижимость на побережье, а по возможности и другие землевладения и разбить их на коммерческие участки. При той власти и влиянии, которыми уже располагают Барон и его дружки, полагаю, им будет нетрудно провернуть это дельце. Однако появилась упомянутая вами зацепка с фондом Лилит Мэннинг. Афера кажется даже более крупной, чем я себе представлял.
Пока я говорил, Бетти постепенно расслаблялась и сейчас уже лежала на постели, подсунув пару подушек под голову, и выглядела не менее, а даже более завлекательно, чем когда она застряла в окошке туалета. Вздохнув, я произнес:
— Теперь появились законные основания для передачи права собственности на городской пляж фонду. Не так ли?
— Верно. И тот, кто контролирует фонд, — а в нем семь директоров — возьмет под контроль и землю.
— Несомненно, Барон прекрасно владеет ситуацией. Ведь он один из директоров фонда. Другим был Дэйн. Сейчас его место освободилось, и могу поспорить, что его займет один из приятелей Барона. — Помолчав, я продолжал: — Вы знаете еще что-нибудь о завещании Эмметта? Где оно находится? У кого? Вы его видели?
— Не видела, но думаю, оно находится в офисе адвоката Ферриса Гордона. Когда я пришла туда, у него была Дороти Крэйг, и я разговаривала с ними обоими. Они сообщили мне только то, что я уже вам рассказала. Полагаю, они как раз обсуждали завещание Эмметта. На моих глазах Гордон собрал со стола какие-то бумаги и спрятал их в сейф. Действовал он как-то таинственно.
— Очень может быть. Что за сейф?
— Один из обычных больших зеленых сейфов, стоит в углу кабинета. А что?
— Где его офис?
— Брэден-Билдинг, комната 420. На улице Платанов, в квартале от Главной улицы. Зачем вам это?
— Может, попытаюсь забраться туда. Вся собственность на побережье отходит Крэйг? — Она кивнула, и я продолжил: — Завещание, несомненно, подделано. Значит, адвокат Дэйна замешан в афере. Дэйн не собирался продавать свою землю «Сико», хотел бороться с ней и даже призвал меня на помощь. И выход был найден: убрать его и унаследовать его собственность. — Задумавшись на мгновение, я снова заговорил, но не столько с Бетти, сколько рассуждая вслух с самим собой. — Поначалу я думал, что «Сиклиффская компания развития» в стремлении захватить земли оказывала давление на трех самых крупных землевладельцев: Дэйна, Барона и Лилит Мэннинг. Однако оказалось, что всю аферу задумал сам Барон, вложив в дело свои огромные «Баронские Имения». Следующим важным шагом стали обман и убийство Дэйна и фабрикация поддельного завещания, для чего была использована Дороти. Остается только настоящая Лилит Мэннинг, которая не любит Сиклифф и в любом случае продала бы, вероятно, свою недвижимость Барону. Тем временем все прекрасненько вытанцовывалось. Барон имел возможность предложить ей хорошую цену, ибо вместе со своими сообщниками он уже владел бы всем остальным в городе. Если бы им удалось каким-либо образом наложить лапу хотя бы на часть собственности фонда, они бы завладели буквально всем чертовым городом. — Я повернулся к Бетти: — Так что сказала красотка Крэйг во время вашего интервью?
— Ее смутили мои вопросы, но она все же рассказала про частые встречи с Дэйном, про его влюбленность и даже намерение жениться. — У меня отвисла челюсть, однако Бетти жестом руки велела мне помолчать и договорила: — Это сказала она.
— Угу. Полагаю, раз они сумели сфальсифицировать завещание, они могут подделать и свидетельство о браке или что там еще необходимо.
— Я могу сообщить вам некоторые любопытные детали о Дороти Крэйг. Немного, но все же. Когда несколько лет назад она появилась в Сиклиффе, с ней был связан один скандал. Ходили слухи о ее более чем дружеских отношениях с Джозефсоном...
— С тем самым? — прервал я ее.
— С ним, с издателем «Стар». Он женат, и у него, хотите — верьте, хотите — нет, семь детишек младше четырнадцати лет. Поговаривали, что у Джозефсона и Дороти были частые свидания, но тайные. Скандал, правда, был не очень громкий. Позже Дороти видели с другими довольно известными в городе мужчинами. — Бетти сделала красноречивую паузу. — Самое интересное — последний, с кем она, предположительно, поддерживала интимные отношения, был Клайд Барон.
— В самом деле любопытно. Просто превосходно! Ясно, что из этого получилось. Пламенная красотка Дороти Крэйг, до того интимно «дружившая» с издателем Джозефсоном, наверняка собрала на него достаточно компромата, чтобы заставить его прыгать в огненное кольцо. И теперь мы знаем, что она не менее Барона заинтересована в том, чтобы правда об их рэкете не попала в газеты. Это объясняет, почему Джозефсон так озабочен и «рубит» под корень все ваши статьи. Любопытно, что Дэйн не знал ее, особенно если — как вы говорите — весь город знал. Когда у нее была связь с Джозефсоном?
— Если не ошибаюсь, где-то в сорок девятом.
— В сорок девятом? Тогда понятно. В тот год Дэйн совершил кругосветное путешествие.
Она кивнула:
— Припоминаю. С тех пор она вела себя скромнее, и все же я постоянно встречала ее в городе.
Я задумался на минуту, потом сказал:
— Знаете ли, ведь, кроме Барона и его мазуриков, вы и я единственные из живых, знающие, что Дороти Крэйг выдавала себя перед Дэйном за Лилит Мэннинг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...