ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В ожидании приказа т
анкисты начали умело разворачивать имеющиеся средства, оседлывая доро
гу. В ночной атаке у них были хорошие шансы потрепать головные русские ча
сти, но близкое соседство противотанковых пушек не располагало к излишн
ему безрассудству. Ганс-Ульрих, как звали немецкого командира, предпочи
тал дождаться хоть какой-нибудь определенности. Если перед ними находят
ся лишь небольшие мобильные части, пусть и усиленные артиллерией, их ата
куют с рассветом Ц возможно, получив дополнительную поддержку частей д
ивизии. Русские к тому времени тоже смогут что-то подтянуть, и если ни одн
а сторона не добьется решительного успеха в первые часы, то начнется гон
ка за то, кто успеет подойти первым: продвигающаяся по той же дороге дивиз
ия вермахта в более-менее боеспособном состоянии или же русский корпус.
Силы будут наращиваться до тех пор, пока одна из сторон не получит такое п
ревосходство в массе, которое позволит ей подавить средства другой стор
оны и пройти сквозь ее позиции. Времена, когда героизм одного человека мо
г оказать влияние на ход сражения, давно прошли. Теперь имела значение то
лько масса.
В половине седьмого, когда видимость стала приемлемой, «тигры» двинулис
ь вперед. По сообщениям разведбата, половину ночи проводившего разведку
боем, в трех километрах впереди находились остановившиеся при столкнов
ении с разведчиками подвижные силы русских Ц некоторое количество сре
дних и легких танков, самоходные орудия, пехота. Одна из рот попала под ого
нь противотанковой батареи, удивительным образом успевшей подготовить
себе позиции, Ц эту батарею они и слышали ночью. Все, что стало известно ш
табу дивизии, было нанесено на крупномасштабную карту окрестностей Оль
денбурга, которую Ганс-Ульрих держал развернутой на броне идущей в цент
ре ромба командирской машины. Британец, подписав какие-то бумаги, отправ
ленные им с посыльным в штаб дивизии, остался с ним за члена экипажа.
Дивизия СС, почти все части которой уже вышли на исходный рубеж, наносила
контрудар по наступающим русским частям, стремясь перерезать идущую в н
аправлении Бремена автостраду, по которой русские гнали войска на запад
. Времени на дополнительную разведку, координацию с авиацией или местным
и частями «Frontschwein»
Презрительное название германского Ландсвера в кадровых частях.
, влившимися в гренадерские полки по пути, уже не было. Скорость, удар
ная мощь и внезапность были единственными козырями дивизии, которая в ее
теперешнем состоянии не имела никаких шансов в обороне, если бы русские
первыми нанесли сильный удар.
Над головами по плечи высунувшихся из люков танкистов пронеслись неско
лько тесных групп истребителей-бомбардировщиков Ц чудное зрелище для
тех, кто не видел самолетов с крестами уже почти целый год. «Фокке-вульфы»
ушли в сторону русских позиций, где рвалось и трещало, немногочисленные
пушки дивизии спешили использовать имеющиеся снаряды до того, как «тигр
ы» вклинятся в наспех подготовленную оборону русских.
Приближающийся шелест вдруг оборвался, когда перед танковым ромбом, иду
щим параллельно дороге по полю, уставленному рыжими скирдами, встал перв
ый куст разрыва. Ганс-Ульрих с треском вдвинул люк на место, защелкнул зам
ок и протиснулся в командирскую башенку, приникнув к смотровой щели. Раз
рывы кучно испятнали поле перед его танками, рядами перемещаясь вправо и
влево, как строй деревьев, растущих вдоль аллей. Русская артиллерия став
ила заградительный огонь, причем не слишком плотный, он видал и похуже. Та
нки прошли колыхающуюся цепь разрывов, не отклонившись от курса ни на йо
ту. Британский майор считал, что решение штаба дивизии атаковать южнее д
ороги было неверным, но немецкий командир был уверен, что именно так и над
о было поступить при том недостатке сил, который они испытывали.
Снаряд разорвался буквально в нескольких метрах перед их танком, и «тигр
», по броне которого звонко стукнули осколки, ослеп и оглох, проходя через
столб дыма и пыли. Когда они выскочили из оседающей позади темноты, коман
дир одного из взводов выкрикнул направление на цель и почти тут же откры
л огонь. Развернувшись, Ганс-Ульрих, прищурившись, вгляделся в ряд неболь
ших строений километрах в полутора, принадлежащих к обозначенному на ка
рте фольварку.
Ц Что там за цель?
Опущенные вниз морщины делали майора похожим на суку французского буль
дога. Теперь он глядел на немецкого командира снизу вверх, вцепившись в с
вое сиденье.
Ц «Большой Слон», я «Росомаха-один», фольварк в квадрате сорок-Бруно, се
веро-западная окраина, несколько легкобронированных целей, пехота. Прош
у огня, прием.
В наушниках раздавалось свистящее шипение, но слышно было вполне хорошо
. По короткой цепочке запрос быстро добрался до гаубичной батареи, котор
ая открыла огонь уже через несколько минут. В бинокль было хорошо видно, к
ак взлетела крыша какого-то сарая, вздернутая изнутри разрывом крупного
снаряда. Вся окраина занятого русскими фольварка, по которому перебегал
и микроскопические фигурки пехотинцев, покрылась вертикальными столба
ми дыма, сверкающими багровым и желтым, когда снаряды попадали во что-то,
что могло гореть. Огневой налет был коротким, но плотным, и сразу за ним с п
равого фланга выдвинулась цепь «хорниссе»
«Шершень» Ц неофициально
е название германского самоходного орудия «Nashorn» («Носорог»), популярное в
войсках.
с пехотинцами на броне, пошедшая прямым ходом на фольварк, от которо
го к ним тянулись редкие штрихи пушечных выстрелов. Русские, хотя их нель
зя было за это винить, оказались в безвыходном положении Ц поля, окружав
шие отдельно стоящий блок строений, не позволяли им контратаковать, а от
ступить они не могли, так как «тигры» уже обошли фольварк несколькими ки
лометрами северо-восточнее и теперь могли расстреливать отдельные цел
и на открытом пространстве без большого для себя риска. Заметив какое-то
шевеление среди домов, Ганс-Ульрих подстроил оптику, с некоторыми усили
ями разглядев перемещавшуюся за горящими строениями гусеничную машину
. Он не был полностью уверен, но ему показалось, что это американская М10
Поставлявше
еся Советскому Союзу по ленд-лизу самоходное орудие, носящее в войсках н
еблагозвучное прозвище «пердун».
, и это ему не понравилось.
Ц Черт.
Он оторвался от окуляров и посмотрел на британца, все еще сидящего, задра
в голову.
Ц Герр майор, вы можете быть уверены, что перед нами нет американских или
ваших собственных частей?
Ц Там могут быть только отступающие германские части или уже русские. Н
ас никто не мог обогнать, потому что мы находимся в авангарде марша, да и з
адержка перед рассветом была слишком незначительной.
Ц Это хорошо, герр майор, потому что я только что видел М10. По фольварку ба
рабанит наша артиллерия, и вот-вот к ней присоединятся панцергренадеры.

Ц Это русские, Ц с уверенностью сказал тот. Ц Никто другой не может там
быть. Каковы ваши действия?
Ц Продолжаем движение. Если это действительно М10, то «Хорниссе» справят
ся с этими пукалками без большого труда, а уйти русские не смогут, мы их уж
е обошли.
Германские танки шли геометрически правильным строем по черной богато
й почве, урожай с которой был снят совсем недавно Ц скорее всего, теми люд
ьми, кто жил в горящем сейчас фольварке, откуда отстреливались русские с
амоходки. Три десятка тяжелых танков не были той силой, которая может пов
ернуть ход даже одного крупного сражения, но это было ядро истерзанной д
о десятков процентов былой мощи элитной дивизии, и в умелых руках они спо
собны были на многое. Они прошли через ряды скирд, правильными цепочками
выстроенных на границе двух полей, и, снизив скорость, позволили подтяну
ться к себе бронированным транспортерам, полумесяцем охватывающим оба
их фланга и спину. Такое построение, удобное для открытых пространств, жи
во напоминало строй германской рыцарской конницы в золотое время Средн
евековья: танки заменили закованных в броню конных латников, самоходки
Ц копейщиков, а пехота осталась пехотой, ландскнехтами германских княж
еств, объединенных единой волей в Райх.
Ганс-Ульрих ощущал все большую настороженность. Он кожей чувствовал опа
сность, как она сгущалась в воздухе, как по горизонту пробегали черные те
ни, исчезающие, если начинаешь глядеть прямо в ту сторону. Они продвинули
сь уже на три с лишним километра и за исключением оставшейся далеко поза
ди отдельной части, зажатой среди пылающих строений, не встретили пока н
и одного русского. Склонившись на своем сиденье, Ганс-Ульрих еще раз пров
ел пальцем с коротко обстриженным ногтем по нанесенному на карту маршру
ту, предназначенному его танкам. На том месте, где они сейчас находились, п
о данным ночной разведки должны были быть русские легкие танки, лакомая
и ценная цель для его «тигров». Позиции русских «ратсч-бумов», которые со
жгли несколько машин разведбата, располагались чуть севернее и не предс
тавляли угрозы маневру немецких танков Ц если только русские пушки все
еще оставались на том же самом месте. По замыслу командования танки долж
ны были вклиниться между русским бронированным острием и более уязвимы
ми пехотными и тыловыми частями, поставив не слишком устойчивые в мобиль
ном бою средние и легкие русские танки в опасное положение между основны
ми силами дивизии с приданными им «хуммелями»
«Шмель» Ц германское само
ходное орудие, находящееся на вооружении танковых и некоторых гренадер
ских дивизий.
и его ударной группой из «тигров» и 88-мм «хорниссе». Отсутствие же ру
сских частей в пределах видимости было плохим признаком Ц это означало
, что они успели перегруппироваться, воспользовавшись предрассветной з
адержкой противника. Глупо. Ничего они, выходит, не выиграли, и выспаться о
н все равно не смог.
Командир батальона сунул в рот таблетку первитина, сильного стимулирую
щего средства, разжевал всухую, поморщился. Двигатели выли, гусеницы ляз
гали, танки, раскачиваясь, пробирались по полю, обрывающемуся в километр
е впереди редколесьем, сквозь который просвечивала желтизна ноябрьско
й травы на следующем поле. Это был не запад Германии с ее лесами и не горы ю
га, на таких равнинах обороняться было сложно.
Ц Стой! Ц Ощущение опасности стало настолько сильным, что больше терпе
ть он не мог.
Танки остановились, за несколько секунд прекратив монотонное вязкое ля
зганье.
Ц «Барсук», я «Росомаха-один», продолжить движение вперед двумя группа
ми, по нашим флангам. «Росомаха-два, три, четыре», перестроиться в клин, дви
жение малой скоростью с максимальной осторожностью.
Ганс-Ульрих бросил микрофон коротковолновой рации и перелез к люку. Отк
рыв замки, он осторожно сдвинул в сторону массивный броневой блин и высу
нул из него голову и плечи. Первым делом он оглянулся назад: да, «тигры» с н
еторопливой грацией хищников перестраивались в соответствии с его при
казом, вновь формируя боевой строй, подобный рыцарской коннице. Когда ма
шины слева и справа почти поравнялись с ним, водитель включил передачу, и
командирский танк тоже тронулся с места. Ганс-Ульрих поднял бинокль, раз
глядывая небольшую рощицу, состоящую из тонких, прозрачных без листьев о
син. Оптика позволяла разглядеть даже отдельные стволы деревьев, роща бы
ла совершенно прозрачна, а над ней кружились бестолковыми кругами ворон
ы. Метров восемьсот. Очень опасно, хуже не бывает. И уходить, главное, нельз
я. Разве что пятясь.
Тщательнейшим образом танкист проглядел рощу справа налево и слева нап
раво. Ни одного стеклянного отблеска, ни одной перебегающей фигуры.
Ц «Большой Слон», я «Росомаха-один», прошу двухминутный огневой налет н
а полоску леса в квадратах сорок два-Дора и сорок два-Цезарь, замаскирова
нная артиллерия.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

загрузка...