ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Не подведи нас, старшой, Ц серьезно сказал т
от, сжав ладонью кисть лейтенанта с зажатыми в ней часами. Ц Твой черед».
Тот кивнул, всем сердцем ощущая близость друзей, с которыми он готов был р
азделить любую судьбу. Единственный страх, испытываемый им в эту минуту,
был страх подвести товарищей, сделав что-то не так или растерявшись в кри
тический момент. Оглядев напряженные тела членов своего расчета, лейтен
ант мысленно поклялся, что ничто не сможет заставить его оставить свой п
ост.
На стремительно сужающемся пятачке морской поверхности тысячи людей г
отовились убивать друг друга. Ни один не был уверен, что победит, но странн
ое дело Ц абсолютно каждый был убежден, что точно останется в живых, несм
отря ни на что. Моряки с обеих сторон перебирали в памяти свою жизнь, гляде
ли на фотографии любимых, молились вслух или про себя, искренне или на вся
кий случай, просто сидели, тупо глядя в переборки в ожидании приказа. На мо
стике «Дьюк оф Йорка» семнадцатилетний сигнальщик дрожащими руками на
бирал флагами на фал классическое изречение Нельсона «Англия ожидает, ч
то каждый исполнит свой долг», все равно не видимое в темноте. Адмирал Мур
, стоя перед смотровой щелью боевой рубки, сжимал и разжимал челюсти, как б
ульдог в предвкушении свалки Ц желваки ходили под кожей, перекатываясь
вверх и вниз. Ожидаемая речь о долге и славе произнесена не была, и у некот
орых офицеров осталось чувство, что упущено что-то важное. Три линкора вы
строились кильватером, разомкнув интервалы и постепенно увеличивая хо
д до полных тридцати узлов, охватывая голову русской колонны. Наличие по
искового радара с большим радиусом действия позволяло англичанам выйт
и в выгодное положение еще не будучи обнаруженными русскими и затем «пос
тавить палочку над Т», обрушившись на головные русские корабли всей мощь
ю бортовых залпов главного калибра линкоров.
Подойдя к столу Элксенсона, Мур внимательно осмотрел карту с прокладкам
и курсов всех трех эскадр. Соотнесение черчения по карте с реальным поло
жением вещей было высшим пилотажем флотоводческого искусства, в которо
м сорок лет прослуживший на раскачивающихся палубах адмирал мог дать фо
ру любому обшитому галунами кабинетному любителю военно-морских игр. В
данную минуту Гонт со своими фокстерьерами на полном ходу обходил русск
их справа. Мур не сомневался, что у Гонта хватит выдержки и здравого смысл
а удержаться от соблазна первого торпедного залпа из темноты по ничего н
е подозревающему противнику. Будь у него больше эсминцев, он и сам начал б
ы с этого, но эсминцы будут нужны для завершения боя: пример «Бисмарка» яс
но показал, что потопить современный линкор одной артиллерией практиче
ски нереально. Пример «Худа», с другой стороны, не менее убедительно прод
емонстрировал, что и такое вполне может случиться. Адмирал надеялся, что
Всевышний не сыграет с ним подобную шутку, но жизнь научила его, что полаг
аться на чувство юмора Вседержителя не стоит Ц оно у него весьма своеоб
разное.
Напряжение все возрастало. Британская эскадра уже прошла траверз русск
их и с каждым оборотом винтов уходила вперед. Восточная сторона горизонт
а скоро должна была начать светлеть, обрисовывая силуэты русских корабл
ей, в то время как «Кинг Джорджи» нанесут удар из тени. Солнце даст им полч
аса превосходства, пока не посветлеет настолько, что они окажутся в том ж
е положении. Тогда придет очередь Гонта. Если бы догнать врага удалось хо
тя бы на час раньше, судьба боя решилась бы еще в темноте, теперь же приход
илось думать о классических, времен Ютланда, проблемах плюсов и минусов
светлой и темной сторон горизонта. То, что Большому флоту приходилось об
ращать на это внимание, было национальным позором. Скупой не просто плат
ит дважды. Проигравшему придется расплачиваться за свою скупость до кон
ца жизни.
В течение пятнадцати минут британские линкоры ушли на тридцать кабельт
овых вперед, и Мур наконец отдал приказ о сближении. Еще через пять минут р
азвернутые вправо башни дрогнули, поймав цель, Ц артиллерийский радар
выдал на них первые достоверные сведения. Правый ряд цифр в окошке счетч
ика дальномерных показателей в постах управления стрельбой, тренькнув,
провернулся и пошел вращаться, со щелканьем отсчитывая ряды от девятки д
о нуля и снова на девятку. Мур не отрывался от окуляров, ворочая в щели бое
вой рубки тяжелым адмиралтейским биноклем. Ему показалось, что что-то че
рное, воздушно-неуловимое и размытое мелькнуло и тут же пропало где-то на
самой границе горизонта, через несколько минут уже слезящиеся от напряж
ения глаза адмирала снова поймали это «что-то» на том же почти месте, и Му
р внутренне охнул, пораженный.
Тонкие черты вынырнувших из темноты силуэтов были непередаваемо прекр
асны той жестокой красотой архитектуры, которая могла восхитить только
профессионального моряка классической линкорной школы. Детали невозмо
жно было разглядеть, расстояние скрадывало их черты, но сердце замирало
от красоты хищных созданий человеческого гения. Так был красив «Худ», пе
реставший существовать в одной мгновенной вспышке разлагающегося корд
ита, такими были линейные крейсера эскадры Битти, идущие навстречу своей
судьбе, таким был, наверное, даже немецкий «Шарнхорст», когда Фрейзер пой
мал его в декабре сорок третьего. Похожие на бронированные утюги «Кинг Д
жорджи» и два «Нельсона», составляющие ныне основу боевой мощи Британск
ой Империи на морях, были отвратительны, хотя и функциональны, и от этого б
ыло еще тяжелее принадлежать к ним в это страшное и интересное время.
Опомнившись, Мур оторвался от бинокля, обернувшись к ждущим его офицерам
.
Ц Дистанция?
Ц Сто двадцать четыре кабельтова. Ц Элксенсону даже не пришлось загля
дывать в записи, чтобы ответить на адмиральский вопрос.
Ц Я, вероятно, слишком хотел увидеть их собственными глазами, Ц огорчен
ным тоном сказал Мур. Ц Теперь нам придется уменьшить ход. Угол «А» все е
ще открыт?
Ц Так точно! Ц флаг-офицер качнул стиснутым кулаком, лицо его исказила
гримаса радости и злобы.
Ц Не будем больше медлить. Да поможет нам Бог.
Мур, сдернув с головы фуражку и на мгновение склонив голову, быстро перек
рестился, его примеру последовало большинство офицеров. Вскинув фуражк
у на седую голову и повернувшись ко всем спиной, упершись взглядом прозр
ачных глаз в черную смотровую щель, ясным и простым голосом он приказал:

Ц Ход уменьшить до двадцати шести, маневрирование индивидуальное... Ого
нь.
В секундную паузу, длиной в три удара сердца, оглушительная, ватная тишин
а наполнила комнату, а затем воздух вдруг взорвался десятками отдаваемы
х во всех направлениях команд. Приказы, впитанные телефонными мембранам
и, ушли по проводам и через неуловимые хронометрами мгновения по цепочке
взрывающихся химическими сигналами натянутых ожиданием в струну нерв
ов добрались до мозга башенных командиров, замкнув отработанный до безу
словного рефлекс выполнения команд. И еще раз Ц по нервам членов расчет
ов, превратив цепочку запущенных одним словом сигналов во вспышку безды
много пороха в каморах стволов пяти-с-четвертьюдюймовых орудий. Рявкну
в, универсальные установки правого борта на флагманском линкоре выпуст
или первые снаряды, за ними последовали залпы идущих в кильватере «Кинг
Джорджа» с «Энсоном». Через сорок секунд сияющие огненные шары с треском
лопнули над двумя головными русскими кораблями, беспощадно осветив их а
натомическим белым светом. Тут же был дан первый бортовой залп главным к
алибром. Четырнадцатидюймовые снаряды британских линкоров не успели п
окрыть и половину расстояния до лежащих как на ладони русских кораблей (
если можно употребить это выражение по отношению к объектам, находящимс
я в двадцати двух километрах), как по смутным профилям линкоров противни
ка вдруг пробежали различимые даже на таком расстоянии блестки красно-ж
елтых огоньков Ц русские открыли огонь. Выражение злобной нетерпеливо
й радости у флаг-офицера адмиральского штаба за одну секунду сменилось
на испуг: из безнаказанного профессионального убийства бой за одно мгно
вение превратился в поединок равных противников, и хладнокровие только
что казавшихся беззащитными русских не могло не пугать.
На шедшем третьим «Энсоне» после первого же залпа главным калибром в кор
мовой четырехорудийной башне перекосило стояк, поддерживающий лотки п
одачи снарядов, сведя пять снарядов в его первом залпе к трем уже во второ
м. Командир не захотел, да и не имел большой возможности доложить об этом М
уру, и распределение целей осталось тем же: два головных линкора концент
рировали огонь на головном русском, «Энсон» должен был заняться вторым л
инкором. Британцы успели дать еще один залп, когда в воздухе повис раздир
ающий уши вой приближающихся снарядов. Звук проникал сквозь самоубийст
венно тонкую сталь противопульного бронирования боевой рубки
Рубки тяжелых брита
нских кораблей, построенных после Первой мировой войны, действительно н
е несли тяжелой брони Ц в отличие от обычно чрезвычайно хорошо брониров
анных рубок кораблей остальных морских держав. Ошибочность этого решен
ия была доказана, по крайней мере, дважды Ц тяжелым крейсером «Эксетер»,
получившим в рубку попадание 11-дюймового снаряда с «Адмирала графа фон Ш
пее» в бою у Ла-Платы, и линейным кораблем «Принц оф Уэльс», рубку которог
о пробил, взорвавшись, 8-дюймовый снаряд.
как через бумагу, заставляя пригибаться, закрывать глаза, бороться
с желанием лечь ничком и закрыть голову руками, чтобы только не слышать э
того невыразимого кошмара. Не выносимый никакими нервами визг достиг ма
ксимума и оборвался совсем рядом, глухим ревом и дробью тонких перестуко
в за ним, когда три огромных, выше клотиков мачт, столба черной воды выплес
нулись из океана в двух сотнях ярдов перед носом «Герцога» и еще три Ц ме
жду ним и «Георгом Пятым». Прицел противника, неизвестно сколько времени
настраивавшего свою оптику, по самоуверенному флагманскому линкору и е
го мателоту был безупречен, корабли выручило лишь снижение скорости ход
а. Впрочем, первый залп британцев тоже пропал даром Ц оба русских корабл
я, развернувшись, рванулись вперед, буквально выпрыгнув из освещенной зо
ны, куда через полминуты рухнули полтора десятка бронебойных снарядов. Р
астянутая во времени игра началась.

Левченко и Иванов не были единственными людьми на корабле, кто вполне по
нимал всю шаткость развивающейся ситуации. Удачное использование рада
ра дало им неоспоримое моральное преимущество в завязке боя, но три к одн
ому Ц это три к одному, и одной передовой идеологии недостаточно, чтобы у
равнять вес залпов. Американцы ввели специально для таких случаев показ
атель, названный ими «Поправка на "И"», что, собственно, означало «на Иисус
а». Фактически это было то, чего всегда не хватало старой формуле боевых к
оэффициентов Джейна. Сейчас судьбой команд советских кораблей непосре
дственно распоряжались двое: во-первых, несомненно, Иисус (чего, разумеет
ся, в трезвом уме вслух никто бы не признал), а во-вторых, Бородулин, который
, запершись в центральном артиллерийском посту, манипулировал шестой ча
стью экипажа, кончиками пальцев перекидывая «ленивчики» тумблеров.
Максимальная скорострельность на такой дистанции должна была составит
ь шесть трехорудийных залпов в минуту, то есть по залпу каждые десять сек
унд, но с тревогой прислушивающиеся к ни с чем не сравнимому рявкающему г
рохоту своих орудий и рушащихся вокруг залпов противника командиры чув
ствовали, что Бородулин стреляет чуть ли не втрое реже возможного. Целая
вечность проходила от одного залпа до другого, и в тридцатисекундную пау
зу английские линкоры успевали вкладывать по два, по три своих залпа, каж
дый из которых мог принести конец всем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

загрузка...