ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Неоткуда было в Атлантике взяться чужакам.
Тридцать минут скуки Ц как обычно. Скука в воздухе была лучшим приятеле
м полярных и вообще морских летчиков, привыкших к огромным расстояниям,
какие приходилось преодолевать. Даже пересев на боевые машины, не идущие
по радиусу действия ни в какое сравнение с оранжевыми «полярными корова
ми», они сохранили привычку не испытывать раздражения от отсутствия соб
ытий в ходе полета. Каждые тридцать секунд Ц контроль приборов, каждые с
орок пять секунд Ц осмотр воздушного пространства вокруг, если хочешь ж
ить. Так что полчаса никакой роли не играли.
На конвой действительно удалось выйти из-под солнца, пилот «Бериева» не
наврал со скоростью и, главное, курсом. Скорость «Либерти», которые в нема
лом уже числе ходили под советским флагом, была известна Ц десять-одинн
адцать узлов. Если бы пилот ошибся в определении класса, пришлось бы сдел
ать поправку миль на пять-шесть, все равно ведущие акустический поиск эс
минцы больше 17Ц 18 узлов не выдавали. Переведя машины в пологое скольжение
, пилоты бомбардировщиков убрали газ, разделившись на две, а потом еще на д
ве группы. Пара эсминцев впереди и короткий строй пузатых пароходов Ц д
ействительно, классические «С1» шли ровно, как по ниточке. Радары, которые
наверняка у них имелись, были либо выключены, либо никого не возбудили, по
тому что даже когда «Сухие» почти бесшумно выплыли из солнечной короны в
нескольких тысячах метров на траверзе эсминцев, корабли не изменили ни
курса, ни скорости.
На высоте трех тысяч метров, чуть довернув, чтобы зайти с раковин обоих эс
минцев, Раков перевел свою пару в пикирование, за ним почти сразу последо
вали остальные машины. Выпустив закрылки, он, прищурившись, удерживал ст
рогий анфас эсминца в геометрическом центре бомбардировочного прицела
, собираясь положить «пятисотку» с высшим бомбардировочным шиком Ц «в т
рубу». За долгие годы пикирований и штурмовок полковник нутром впитал ощ
ущение, что бомба пикирующего бомбардировщика должна не бросаться, а выс
треливаться из самолета, продолжая его траекторию. Так атакует на горизо
нтали торпедоносец, выпуская торпеду, курс которой определяется боевым
курсом самого носителя. В трехмерном пространстве это было значительно
сложнее, поскольку на траекторию «выстрела» бомбы влияла масса дополни
тельных факторов, и даже минимальное скольжение машины по фронту «занос
ило» бомбу далеко в сторону. Но в группу не зря набирали специалистов, и по
лковник был совершенно уверен, что в этот раз не промахнется.
В отличие от покойного «Ниобе», эсминец, заполнивший уже все поле видимо
сти его прицела, открыл огонь только когда до падающего почти отвесно пи
кировщика оставалось метров шестьсот. Зенитный автомат на кормовой над
стройке бесшумно заплевался вспышками, возгоняющими похожие на раскал
енные докрасна теннисные мячи трассирующие снаряды вверх, в лоб пикирую
щим «Сухим». Вжав кнопку сброса и почувствовав запах пороха от сработавш
их замков, налившись кровью по шею, Раков вывел бомбардировщик в горизон
тальный полет над самой водой.
Ц Попали! Взрыв у носовой трубы! Второй за нами... Хорошо идет... Хорошо идет
... Хорошо идет... Попал!
Стрелок, скукожившийся в позе эмбриона, орал в переговорное устройство,
захлебываясь гнусавостью.
Ц Третий выводит... Хорошо вышел... Автомат на миделе по нам! Влево!
Полковник, привыкший в таких случаях сначала делать, а потом уточнять ил
и переспрашивать, толкнул педалями руль, и машину вынесло влево, пропуст
ив густую трассу «теннисных мячиков» в десяти метрах по правому борту.
Ц Третий попал, четвертый Ц один столб у дальнего борта. Еще лево!
Раков беспрекословно подчинился. Дистанция от атакованного ими эсминц
а стала уже почти безопасной, второй, промелькнувший сбоку, горел как рим
ская свеча, а огонь с идущих еще в семистах метрах дальше транспортов был
скорее декоративным, чем действенным. Первый раз обернуться комэск-один
решился только через минуту, набрав запас высоты для экстренного маневр
ирования.
Черт их знает, может, это были и не эсминцы Ц больно уж гладко все прошло. О
ба корабля горели, явственно оседая в воду, сотрясаемые вторичными взрыв
ами. На железном, в принципе, корабле может гореть почти все, и те патроны и
снаряды, которые лежали без дела в кранцах прошляпивших зенитчиков, сейч
ас с треском фейерверка разлетались в разные стороны, оставляя дымные бе
лые следы. Кто может быть похож на эсминец, но защищен настолько слабо? Быс
троходный минный заградитель? Нет, он имеет обычно даже больше зениток, п
отому что большую часть работы выполняет у вражеского побережья. Да и не
чего минзагу делать в охранении. Если это перегон в Европу, то вполне объя
сним курс кораблей, но не объяснимо их соседство с «Либерти».
Так и не вымучив ничего из своих извилин, полковник повел собирающуюся з
а ним эскадрилью точно на запад, снова под солнце. Зенитки уже давно остав
или их в покое, но идея была благодарная Ц запад был стороной, куда уцелев
шие суда уж точно не пойдут. Вряд ли на разбитых надстройках эскортных ко
раблей уцелели радары Ц тонкие, чувствительные электрические приборы,
не приспособленные к столкновениям с грубой прозой жизни Ц сталью и амм
отолом 80/20, начиняющем внутренность авиабомб. В бомбе, которую полковник п
оложил рядом с носовой трубой доставшегося ему шедшего чуть восточнее к
орабля пары, находилось двести тридцать четыре килограмма твердого взр
ывчатого вещества, более устойчивого к сотрясениям, чем обычный тротил и
ли ставшая в последнее время популярной жидкая взрывчатка. Еще столько ж
е было в бомбе капитана Челеппса, командира второй пары его звена, настол
ько же редко промахивающегося, насколько редко улыбающегося северомор
ца. И по сто восемнадцать кило того же аммотола в двухсотпятидесятках Ц
из тех, что попали. По сравнению с размерами и весом корабля это, может, и не
выглядело впечатляюще, но пятисоткилограммовая бомба оставляет в почв
е воронку, в которую может спрятаться танк, а больше половины ее веса прих
одится на железо, куски которого, разогнанные до гиперзвуковых скоросте
й взрывным разложением аммотола или синала, пробивают и коверкают сталь
ные переборки и палубы на десятки метров во все стороны от места попадан
ия. Оба корабля были обречены.
В рубке «Советского Союза» адмирал Левченко и все остальные с интересом
слушали перевод перехваченных станциями линкора панических и гневных
радиограмм, данных открытым текстом с транспортов, которые обозначали с
ебя трехбуквенными позывными. Радио атакованных кораблей молчало Ц эт
о могло бы означать, что они уже затонули, если бы не повторившееся нескол
ько раз в тексте радиограмм слово «cripples»
Калеки, инвалиды. В военном сленге Ц тяжело
поврежденные корабли или самолет (англ).
.
Переводчик был гражданским, всего три недели назад надевшим военные пог
оны. С самого начала войны он служил в одном из управлений Флота и имел нес
частье обратить на себя внимание высокого чина, с легким сердцем рекомен
довавшего его Кузнецову в качестве лучшей кандидатуры для заполнения в
акансии в штабе отправляющейся в боевой поход эскадры. Переводчику, не и
меющему в жизни никаких амбиций и страстей, кроме связанных в той или ино
й форме с лингвистикой, сейчас было плохо и тоскливо. Его подташнивало от
постоянного зыбкого движения палубы под ногами, его оглушали команды и м
ат, его пугали постоянные скалящиеся улыбки на лицах моряков, с которыми
он сталкивался каждую секунду. Первый раз за неделю от него потребовали
чего-то связанного с его профессией, это хотя и волновало, но одновременн
о и успокаивало Ц как что-то надежное, придающее смысл самому его сущест
вованию в непривычных условиях.
Ц Это не американцы, Ц заявил он, завершив перевод.
Наклонивший голову к левому плечу и зажмурившийся переводчик выглядел
в форме капитан-лейтенанта как чучело. Он приложил палец к носу и тут же о
тдернул его.
Ц Американец никогда не скажет «Канк» и никогда не скажет «Пи Ди Кью»
Cank Ц дурацкий
, «Пи Ди Кью» Ц «PDQ», Pretty damn(ed) quick, дьявольски быстро (английский сленг).
, это чисто английское!
Ц Уверены?
Ц Та-а-к точно, товарищ адмирал, уверен абсолютно. Это не американцы, не к
анадцы, не австралийцы, не африканцы и не новозеландцы. Все говорившие ро
дом из Метрополии.
Ц Вы что, можете на слух отличить австралийца от новозеландца?
Ц Если они будут говорить по крайней мере минуту Ц конечно. А говорили о
ни достаточно... гм... импульсивно. И искренне.
Ц А если бы они говорили на немецком?
Ц Тогда я мог бы сказать, из каких они земель... Более-менее...
Ц Ваше мнение: это не трюк? Они действительно считают, что их бомбили сво
и?
Ц Мое мнение Ц да. Выражения были очень... образные, я бы сказал. Так не ста
нет говорить человек, играющий какую-то роль. Все было очень естественно
и... по-настоящему. Да, я в этом уверен. Да и не стали бы они употреблять некот
орые там слова, которые не-англичанин или не-американец, скорее всего, да
же не поймет.
Ц А почему же тогда они стреляли? Ц поинтересовался кто-то из штабных о
фицеров.
Ц Потому же, Ц Левченко ответил почти ласково, Ц почему и наши зенитчи
ки стреляют по мудакам, перепутавшим стороны фронта. В этом ничего особе
нного нет.
Ц И что же, они подбирают людей?
Адмирал смотрел на переводчика, приспустив веки, не желая подталкивать е
го к тем словам, которые он хотел услышать.
Ц Да... Я ясно слышал: «shorten a butcher's bill», дословно Ц «уменьшить счет от мясника». Яв
но имеется в виду, что пытаются спасти еще хоть кого-то.
Капитан-лейтенант, моргая, смотрел на Левченко, который, наморщившись, чт
о-то напряженно обдумывал.
Ц Иван Ефимыч, Ц обратился он к кавторангу, стоящему чуть позади. Ц Вы п
росчитали, успеют до темноты еще раз вдарить «Сухие»?
Ц Ударить успеют, Гордей Иванович, а садиться уже в темноте придется. Мог
ут побиться.
Ц А то, что мы им навстречу идем, учли? И если «Чапаев» с «Кронштадтом» пол
ный ход дадут, тогда что?
Капитан второго ранга, начштаба эскадры, покачал головой.
Ц Все равно, Гордей Иванович. Не успеют. Через два с небольшим часа темне
ть начнет. Три четверти часа им всем сесть, полчаса заправиться и бомбы по
двесить, еще сорок минут лететь, даже если без всяких шуток с курсами. Даже
если транспорта все это время с места не сдвинутся, все равно времени не х
ватит.
Ц Подвесить к «корам» бомбы?
Ц Слону дробина. Наоборот, это из них дурь выбьет Ц поймут, что пора свал
ивать, и ищи их потом.
Ц Так... Ц Левченко забарабанил носком ботинка по палубе. Ц Так-так-так
... Сколько у них может уйти времени, чтобы разобраться, что это были не свои?

Ц Сколько угодно. Но там и американцы рядом, и канадцы, и британцы. Пока вс
ех обзвонят, пока все у себя проверят, будут орать друг на друга... Может зан
ять время...
Ц «Меридиан» помнишь?
Ц А как же...
Ц И остальных?
Ц «Туман» и «Пассат»
«Меридиан», «Туман» и «Пассат» Ц советское гидрографическ
ое судно и сторожевые корабли, потопленные германскими эскадренными ми
ноносцами в Заполярье.
. Засекли-то вовремя, но пока почесались, пока передали, пока переспр
ашивали...
Ц Вот именно.
Левченко и кавторанг уставились друг на друга.
Ц Пять часов хода, Ц осторожно сказал штабист. Ц Можем успеть.
Цель была слишком жирной, чтобы ее отпускать. Новый «Либерти» стоил копе
йки, каких-то шестьсот десять тысяч долларов Ц всего лишь полтора самол
ета того типа, что разведчик с «Чапаева» отпустил утром. Но их было четыре
, и они шли на восток, то есть были нагружены.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

загрузка...