ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

», вылетающее из дыхала спящего дельфина, поднимающегося к поверхности за свежим воздухом, да редко-редко локационный луч какого-нибудь проснувшегося на минуту дельфина ощупывал окрестности. И снова спокойствие над водой и в океане.
Рано утром - ещё солнце не выползло из-за волн - стадо дельфинов пришло в движение. На завтрак пришлось немного потрудиться, прежде чем большая стая сельдей была окружена и изрядно прорежена проголодавшимися дельфинами. Солнце уже поднялось довольно высоко, когда…
- Под нами недалеко дно! - раздался сигнал какого-то дельфина.
- Скоро должны быть Калло-Ри-Нусные острова, - откликнулся Чи, один из старых самцов, много раз бывавший здесь. - Нигде я не видел столько Ри-Нусов вместе, сколько их бывает у берегов этих островов.
Словно в подтверждение его слов, вдали послышались странные звуки: они принадлежали стайке Ри-Нусов, или морских котиков. Они спешили в том же направлении, куда плыло стадо Гука. Через час стадо котиков сильно увеличилось. Всё море наполнилось коротким треском, который нёсся и справа, и слева, и сзади. А впереди был слышен шум волн, разбивающихся о берег, и шуршание гальки, перекатываемой по дну у невидимых в тумане островов. Дельфины, осторожно лавируя между многочисленными котиками, приближались к острову. Судя по звукам волн, до берега осталось не более ста длин, но густой туман скрывал впереди всё. Глубина здесь была довольно большая: не меньше десяти длин, но двигаться вперёд приходилось с большой осторожностью. И вот стадо почти замерло на месте. Гук не понимал, зачем старейшины привели их так близко к берегу. Вряд ли они увидят что-нибудь интересное. Наконец туман клочьями полез вверх и отодвинулся под нажимом ветерка, дувшего с берега. Гук от неожиданности даже подпрыгнул в воздух: перед ним расстилался неширокий, но очень длинный пляж, сплошь занятый шевелящейся массой тюленьих тел. Котики лежали тесными группами по двадцать - тридцать штук. В центре или у края каждой такой группы возвышался огромный самец. Он был раза в три-четыре больше любой из окружавших его самок. Между светло-коричневыми самками тут и там чернели совсем маленькие тёмные, пушистые котята, родившиеся, видно, совсем недавно и ещё не отходившие далеко от своих мамаш. Воздух над котиковым лежбищем звенел и дрожал от рёва старых самцов, тявканья самок и жалобного писка маленьких.
То и дело то один, то другой самец с неожиданной ловкостью и лёгкостью сдвигался с места и хватал зубами за загривок самку, направившуюся было к другому самцу или просто к морю.
Всё это Гук рассмотрел, конечно, не сразу. Стадо дельфинов медленно плыло вдоль огромного лежбища, и любопытные морды дельфинов то и дело высоко высовывались над поверхностью воды. Смотреть было неудобно: большие и маленькие скалы, торчащие из воды у самого берега, часто закрывали от дельфинов панораму лежбища, и видны были лишь отдельные одинокие котики, гордо восседавшие на вершинах и по склонам этих скал. Здесь преобладали молодые самцы, которые не смогли, вероятно, отвоевать себе место на лежбище. Между ними то и дело вспыхивали стычки и - Гук это уже не видел издалека - только шерсть летела во все стороны, когда два полных силы и задора молодых громадных котика-секача ожесточённо рвали друг друга зубами, сшибались грудь с грудью. Побеждённый отступал к воде, а иногда и просто удирал вплавь. От такого бойца с ещё не остывшим жаром битвы шарахались в сторону самки, плававшие около лежбища, и проходило немало времени, пока не сникал его воинственный пыл.
- Осторожно, Гук! - крикнула Эч, едва увернувшись от рассерженного секача, который, не разбирая дороги, промчался сквозь стадо дельфинов.
Да, такого количества тюленей сразу Гук ещё ни разу не видал, и, конечно, стоило сюда плыть, чтобы посмотреть на такое чудо природы - котиковое лежбище. Но где же эти бедные котики находят себе пищу?
Кругом лежбища на много сотен длин море было пустым - рыбьи стаи боялись заплывать в это бурлящее и кипящее от тел тюленей место. Так вот почему стайки котиков уходят пастись так далеко от берегов!
Наконец лежбище на берегу кончилось. Сразу чище и вкуснее стала вода. У лежбища Гук старался вообще не разжимать рта, чтобы не чувствовать этого резкого запаха тюленей, наполнявшего всё море. Стадо остановилось для короткого совещания: плыть ли дальше на север или задержаться здесь подольше?
В совете участвовали, конечно, только старейшие, которые уже не раз были в этих водах и знали, что ещё надо показать молодым дельфинам и что интересно посмотреть самим.
- Сейчас середина тёплого сезона, - взял слово Заз, - и поэтому сейчас лучше всего плыть как можно дальше на север: пока тепло и льды ушли к северу, нам надо пробраться к Ледяной Земле и увидеть длиннозубых гигантских тюленей, Одо-Бе-нов. Через две луны на севере станет холодно и неуютно.
- Рахиа-Нектесы, ракушечные киты, тоже в это время уходят на север, а уж они-то знают, когда лучше жить на севере, - поддержал Заза Крач. - Сейчас - на север, а на обратном пути посмотрим всё остальное.
Наконец затрещал Сэпп:
- Кажется, все согласны идти дальше на север, не задерживаясь особенно здесь. В нашем распоряжении - до наступления плохой погоды - только две луны. Мы должны посмотреть не только Одо-Бенов и Рахиа-Нектесов у Ледяной Земли, но и познакомить молодежь с Эн-Хидрами и, главное, с добродушными Ре-Тинами. Все эти твари - вершины пищевых цепей в океане. И каждый дельфин должен хорошо знать, что и как происходит в океане, знать содержание Всеобщего Равновесия в природе.
- Теперь - вперёд! Я думаю, до Ледяной Земли отсюда плыть не меньше чем пол-луны. Да столько же обратно… Времени у нас мало и потому - в путь!
НА БОКУ ЛЕЖАТЬ ОПАСНО
Все были согласны с мнением старейшин, и к концу этого дня Туманные острова с котиковым лежбищем остались далеко позади. Снова полетели дни, а в пути дни бегут незаметно. Изменялась разве что вода, которая стала совсем холодной. Холодной вода была даже в верхних слоях, а внизу так просто можно было замерзнуть. Даже в Антарктике Гук не встречал такой холодной воды. Молодые дельфинчики, впервые попавшие в полярные воды, пока держались хорошо, но было видно, что им приходится трудновато. К счастью, вместо туманов и дождей, которые преследовали дельфинов около Туманных островов, то и дело стал выпадать снег, с которым очень понравилось играть молодым дельфинам. Вылетят из воды в самый разгар снежного бурана, засыпающего поверхность воды снежной крупой, и попискивают от удовольствия, когда снежинками исколет всю их нежную кожу. После снега и вода кажется теплой.
Каждый день приносил что-то новое. То встретится стайка холодолюбивых рыб, которые раньше не попадались на зуб дельфинам, то над морем пронесется в стремительном полете стайка смешных птиц-топорков, голова у которых несёт не обычный клюв, а целый костяной шлем, да ещё с ярко-красной полосой поперёк.
Через несколько дней пути Гук, как обычно, решил нырнуть насколько может глубоко и посмотреть, что делается там, в глубине моря. С давних пор он привык ожидать от глубин чего-то нового и интересного: будут ли это новые удивительные рыбы со светящимися глазами и плавниками, или взрывающиеся голубым огнём медузы, или таинственные кальмары… Десять, двадцать, сорок, пятьдесят длин вниз. Мимо чуткой кожи проносятся слои воды с разной температурой, язык чувствует, как меняется и солёность моря на разной глубине. Стоп! Локатор показывает, что впереди, на глубине ещё нескольких десятков длин, перед Гуком находится дно! Быть этого не может! Ведь стадо далеко от берегов в открытом море. Ещё вчера никакого дна локаторы дельфинов не могли нащупать даже при самых глубоких нырках. Но ошибки быть не может. Вот и Эч, и Чу-Гец, вместе с Гуком ушедшие под воду, недоуменно защелкали, то усиливая, то уменьшая мощность локатора. Значит, тоже обнаружили дно. Посмотрим, что там, на дне этого холодного моря.
И тут уж даже Гуку пришлось недоуменно защелкать: перед ним в густом полумраке лежало ровное плоское дно. Небольшие возвышения, углубления лишь подчеркивали его общую плоскость. И насколько можно было видеть, тут и там распластались на дне огромные плоские тела неизвестных Гуку рыб. Некоторые из них не уступали по длине дельфину, а вот эта, что прямо под Гуком спокойно примостилась в небольшой впадине, наверное, вдвое длиннее Гука.
Между этими громадинами изредка мелькали рыбины поменьше. Их было даже трудно различить на фоне дна, и только когда Гук приближался, он замечал, что от дна отделялся кусочек и, перебирая длинными боковыми плавниками и маленьким хвостом, превращался в небольшую камбалу. Это было настоящее царство камбал.
Правда, зоолог, если бы попал сюда вместе с Гуком, наверняка определил бы среди них, по крайней мере, десяток видов различных камбал: камбаловидных палтусов и просто разных палтусов. Гук скоро уже превосходно различал много разных рыб по их внешнему виду, по запаху, по манере передвигаться с места на место, наконец, по звукам.
Через несколько минут всё стадо дельфинов уже знало о скопище плоских рыб на дне моря. Один за другим дельфины ринулись вниз, чтобы рассмотреть этих диковинных рыб и попробовать их при случае на вкус. Гук и Эч отплыли подальше в сторону и, нырнув, тоже принялись рассматривать придонных жителей подробнее. Длинные спинные и брюшные плавники соединяли сравнительно маленькую голову с большим зубастым ртом и короткий прямой хвостовой плавник. Мелкая, почти незаметная чешуя, совсем маленькие грудные плавнички. Но самое забавное и неожиданное - это глаза, расположенные рядышком на одной стороне тела. Ну, одному глазу здесь быть и полагается по всем правилам строения тела рыбы, но второй глаз! Он должен сидеть вовсе не здесь, а на той стороне, которая обращена в сторону грунта. А он, этот глаз, как будто переполз и примостился на краешке плоской головы с чужой стороны.
- Смотри, Эч, как опасно долго лежать на боку! - весело протрещал Гук. - Станешь такая же кривобокая, с двумя глазами на одном боку, как у этих палтусов!
- Нет, я лучше сделаюсь невидимкой, как вот этот хитрец! - И Эч ткнула носом прямо в дно.
От прикосновения Эч слетели песчинки и мелкие камушки, и Гук отчётливо разглядел контуры тела большой камбалы, неподвижно затаившейся на дне.
- Как ты увидела эту притворщицу? Я её еле-еле рассмотрел под твоим носом!
- А ты смотри внимательнее кругом. Эти рыбы шлепаются на дно и движениями хвоста набрасывают на себя всякий мелкий песок и камни. Да к тому же они, кажется, меняют свой цвет, приноравливаясь ко дну, - объяснила Эч. - Таких камбал, только поменьше размером, много и в тёплых водах Великого океана. Когда я была маленькой, мы любили наперегонки разыскивать их.
- Маленьких камбал я тоже хорошо знаю: их много водится в Чёрном море. Но я никогда не подозревал, что они могут быть такие огромные. Помнишь того громадного палтуса, вдвое длиннее меня? Интересно, как много тут этих камбал и палтусов! Может быть, они собрались сюда со всего моря?
- Я не знаю этого, Гук. Но я много раз слышала, что наши старики называют это море «мелким морем с плоскими рыбами». Поплывём дальше на север и посмотрим, кто живёт на дне моря там, - отозвалась Эч.
Берегов не было видно ни через день, ни через два, ни через три. Дно было ровное, глубина около 80-100 длин. На дне во множестве жили камбалы и палтусы. Пищи для дельфинов было достаточно. Главное, подплыть поосторожнее к камбале и схватить её, пока она не вздумала убежать, поняв, что обнаружена. Впрочем, хватать приходилось только самых маленьких, большие просто не влезали в рот, уж очень они были длинные и широкие.
Как и на всяком новом месте, вода была наполнена незнакомыми запахами. Так пахнет большой палтус, а это - очень похоже на него, только послабее - камбала. Откуда-то доносится слабый запах больших китов. Неужели здесь живут постоянно какие-нибудь дельфины?
- Послушай, Сэпп! Какими это дельфинами изредка пахнет кругом? - наконец не выдержал любопытный Гук.
- Огромными и белыми. Мы их скоро должны встретить. Каждый из них в две длины, у них тупые морды, нет спинного плавника, и, самое главное, они совершенно белые, совсем как снег, который падает здесь так часто.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...