ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не успел он обогнуть красную скалу, как его нагнал лаборант Толя.
- Пётр Максимович! Пришёл катер, много народу, какая-то комиссия…
- А, давненько мы их ждём! Пошли встречать гостей…
По широкой тропе от причала к дощатым домикам лаборатории поднималась группа людей.
- Вот и хозяин здешних мест, профессор Волошин, знакомьтесь! - И академик Мешков, высокий, с седым ёжиком волос, дружески обнял Петра Максимовича. - Ты уж извини, что без предупреждения, но знаешь, то один, то другой заняты, а сегодня суббота, ну вот мы и решили нагрянуть к тебе…
Пётр Максимович поздоровался со всеми, представил сотрудников, которые оказались поблизости, и пригласил приехавших наверх, в свой дом.
- Подожди, под крышей ещё насидимся. Показывай-ка лучше своё хозяйство!
- Можно и так, - сказал Пётр Максимович, поворачиваясь к бухте. - Отсюда как раз всё хорошо видно. Видите большой вольер в центре? В нём живут десять афалин. Это основное стадо, пойманное два года назад, и приплод. Здесь изучаем групповое поведение дельфинов, ведём некоторые работы по дрессировке. Вольер поменьше и подальше от берега - дельфин Гюйс. Он совершенно ручной, приучен выходить в море и возвращаться по сигналу…
- А где же гений гидролокации, кажется, Петька?
- В береговом бассейне. Вон там, ниже и левее причала. - Пётр Максимович показал рукой.
- Вижу, вижу. Ну, прошлогодние результаты ваших работ мы знаем. А какие получены новые данные? Расскажи-ка коротко, а уж потом мы посмотрим и отчёты.
- С удовольствием! Всё это время мы занимались в основном исследованием особенностей ориентации. Мы разобрались в системах, производящих акустические сигналы и принимающих эхо, выяснили возможности локатора…
- Это Петька решал ваши задачки с геометрическими фигурами?
- В основном он, но также и другие дельфины.
- Пётр Максимович, - обратился другой член комиссии, гидродинамик Сухов, - как же можно в общем охарактеризовать возможности локатора дельфина?
- В общих чертах, Иван Семёнович, можно сказать, что с помощью локатора дельфин получает удивительно подробную акустическую картину окружающей обстановки. Размеры, форма, расположение в пространстве предметов, даже материал, из которого они практически сделаны, великолепно различаются дельфином. Так что практически киты «видят ушами».
- Вы полагаете, что у них создается настоящая акустическая картина?
- С одной стороны, так, а с другой - слово «видят» мы позаимствовали из собственного опыта. Полнота акустического восприятия у дельфина так велика, что мы её можем сравнивать лишь с нашим зрением.
- А как вы относитесь к предположениям о гелографической решётке на лобном выступе дельфина и к идее о фокальных пятнах? Можно ли говорить о настоящем звуковидении?
- Пока это только рабочие гипотезы, которые требуют специальных дополнительных опытов. С другой стороны, обнаружен крайне интересный эффект вращения локационного луча у дельфина. Вы видели эти статьи?
- Да, довольно интересно: дельфин может произвольно менять направление излучения и «смотреть» локатором то вперёд, то вбок без поворота головы.
- Ну, биологи кое-что явно сделали. Теперь слово за вами, акустиками. Игорь Петрович, - обратился Мешков к третьему из приехавших, высокому и грузному доктору Снегирёву, - когда вы нам расскажете, как дельфин обрабатывает свои щелчочки? Как и какую информацию оттуда надо извлекать, чтобы «видеть ушами»? Очень мне хочется на старости лет тоже «посмотреть ушами»!
- Вы же знаете, Александр Васильевич, что наши интересы совпадают! Работаем, пока… - словно продолжая какой-то спор, тотчас откликнулся Снегирёв.
- Ладно, ладно, придёт время, посмотрим, что наработали! Да, профессор, а что, действительно вам удалось найти у дельфинов неуловимые вкусовые лукавицы? Когда, покажите препараты? - с живым интересом обратился Мешков к Петру Максимовичу.
- Конечно, Александр Васильевич, хоть немедленно. Этим занимается Людмила Ивановна, она и покажет, и расскажет. Вкусовые сосочки оказались там, где и предполагалось, - в ямке на корне языка. Так что отныне дельфинам и китам «разрешается» дегустировать морскую воду, читать, запахи моря.
- Я рад за них, ну и за ваши успехи тоже. Осталась совсем малость: узнать, что же это за запахи. Но это уже работёнка для гидрохимиков. Надо подумать, кого из них к вам подключить… А теперь хватит печься на солнышке! Пошли по лабораториям! - И академик бодро зашагал в гору, к стоящим невдалеке двум дощатым домикам.
Не заходя в дом, все расположились под большим брезентовым навесом у длинного обеденного стола. Здесь гулял лёгкий ветерок и была защита от прямых солнечных лучей.
Теперь разговор повёл Снегирёв.
- Пётр Максимович, - Снегирёв протянул Волошину блокнот и ручку, - расскажите нам в двух словах об «эффекте маски».
- Пожалуйста. Как вы знаете, в воде далеко не увидишь - прозрачность не та, максимум десятки метров. Поэтому зрение у китов ближнее, но зато панорамное, с широким полем обзора. С другой стороны - у поверхности воды обычно очень светло, а чуть глубже сразу же значительно темнее. Вот и зрачок у них щелевой: он лучше регулирует яркость потока света в глубине и на поверхности. Глаза у дельфинов в темноте светятся за счёт зеркального слоя - это тоже приспособление к темноте, как у других ночных и сумеречных животных. - Да ещё, знаете ли, цвета разделяются ими только по яркости, а не по окраске.
- Так, а при чём тут «эффект маски»?
- По расчёту, на воздухе дельфин близорук, а на практике они точно ловят в воздухе рыбу и мячи. В чём тут дело? Мы обратили внимание на слой густой и прозрачной слизи, выделяемой специальными глазными железами. По своим оптическим свойствам эта слизь является как бы контактной линзой. В воде она не мешает зрению, а как только глаз оказывается на воздухе, этот слой начинает работать, как система, согласующая глаз с новой воздушной средой.
- Красивая гипотеза! Мы, ныряя в маске, помещаем перед глазами слой воздуха и тем приспосабливаем свои глаза к видению в воде, а киты на воздухе обходятся контактной линзой из слизи с такими же оптическими свойствами, как вода! Ну, а какие ещё есть новые идеи насчёт ориентации дельфинов?
- Надо бы поискать материал для контактных линз с оптическими свойствами, как у воздуха, и тогда аквалангистов, водолазов, а главное, гидронавтов можно было бы освободить от допотопной маски.
- Ну что же, Пётр Максимович, доклад ты нам практически сделал по всей форме. Немного отдышались, товарищи? - обратился академик к остальным членам комиссии. - Пойдём-ка посмотрим на самих дельфинов.
ДОМАШНИЕ ДЕЛЬФИНЫ
Спустившись к морю, по плавучему настилу все перешли к большому вольеру. Дельфины медленно плавали тремя группами, в прозрачной воде было отчетливо видно каждое их движение.
- Какие красавцы! - Мешков присел и опустил руку в воду.
Один из дельфинов возник из глубины и прикоснулся к ней носом, прежде чем академик успел отдернуть руку.
- Вот напугал, чертяка! Откуда ты взялся?
Дельфин медленно развернулся и остановился у самой поверхности. Его пасть раскрылась, набирая воду, потом челюсти сомкнулись, и упругая тонкая струя воды обрушилась на соломенную шляпу и белоснежный пиджак академика.
- Вот это встреча! Холодный душ для начала!
Все рассмеялись.
- Это ещё малая доза, с поправкой на ваш чин, а нас, - весело заметил Волошин, - иногда угощают вёдрами водички. Удар хвостом - и, если зазевался, окатят с ног до головы.
- Ну, раз так, я не в претензии; знакомиться так знакомиться! А эти друзья у тебя что, для цирка приготовлены? - Мешков показал на тройку дельфинов, лихо перебрасывающих мяч.
- Мы их не учили никаким трюкам, не до того. Дельфины сами придумывают себе развлечения, и надо сказать, что преуспели в этом. Пожалуй, действительно их всех можно показывать в цирке.
- Не увлекайтесь! Успех дрессировки дельфинов в океанариумах, кажется, мало чем отличается от известного для других видов! - заметил Снегирёв. - Правда, они все премудрости дрессировки постигают много быстрее…
- Батенька мой, - не выдержал Мешков, - а вы видели хоть раз их огромный мозг? Надо быть хорошим специалистом, чтобы с первого раза отличить, что это мозг животного. Огромный, весь в бороздах и извилинах! Чему ж тут удивляться, что
они быстро дрессируются!
- Александр Васильевич! Хотя эта работа и не входит в нашу программу, но я могу рассказать…
- А ну давайте рассказывайте! Сегодня вы прямо как именинник!
- Профессор Крупинский с нашими дельфинами поставил серию интересных экспериментов. Он выяснял уровень их рассудочной деятельности…
- Это очень интересно! - откликнулся Сухов. - Помнится, американец Бастиан пытался выяснить что-то в этом роде?
- Ну, не совсем так. Бастиан пытался выяснить, может ли один дельфин передать другому информацию о том, как надо себя вести, чтобы получить рыбёшку, - вставил Снегирёв.
- Совершенно верно. А в этих экспериментах дельфины должны были решить, куда прячет человек их любимую игрушку: в плоскую фигуру, окажем, треугольник или квадрат, или в объёмную - пирамиду, куб.
- Ну и как они справились с этой задачей?
- Представьте себе, блестяще! Экспериментатор получал от дельфина мяч, закрывался ширмой и прятал мяч в объёмную фигуру, потом ширма открывалась, и обе фигуры, плоская и объёмная, разъезжались по роликам в разные стороны. В подавляющем большинстве случаев дельфин плыл за объёмной, нажимал на рычаг, фигура опрокидывалась, и он получал мяч для игры.
- А что же, другие животные с этой задачкой не справляются, что ли? - скептически бросил Снегирёв.
- Только обезьяны с первого раза решают эти задачи, а собаки - нет! Их надо этому обучать.
- А ваши эксперименты с Гюйсом, разве они не говорят о большом своеобразии этих животных? - вступил в разговор Сухов. - Я знаю мало примеров, - продолжал он, - когда бы дрессированное животное, оказавшись на свободе, осталось таким послушным и управляемым, как Гюйс.
- А может, просто человек в других случаях не проявил достаточно терпения и изобретательности в приручении диких животных? - заспорил Снегирёв.
- Как бы не так! Полезных для него животных человек приручал, одомашнивал, а бесполезных добывал! Зачем их было приручать?
- Боюсь, что скоро добывать будет некого. Так что человек вполне заслужил, что всё живое спасается от него бегством, а попав в неволю, старается при первой возможности удрать снова на свободу. Но дельфины кажутся исключением из этого правила, - принял участие в разгоревшемся споре Мешков.
- Дельфины значительно отличаются от других млекопитающих своим отношением к человеку, - убеждённо начал Пётр Максимович. - Они сами стремятся к контактам с человеком. Многочисленные примеры из истории служат этому подтверждением, сталкиваемся с этим и мы в своей работе. Но, заметьте, это касается одного, изолированного от себе подобных дельфина. Меньше это применимо к двум дельфинам, содержащимся вместе, и то, если до этого они были порознь выдрессированы. А вот перед вами плавает стадо афалин. Они живут в неволе два года, совсем не боятся человека. Но мы не представляем для них особого интереса: у них хватает собственных дел и развлечений.
- Ну, а как быть тогда с американской программой «Человек и море»? Вы лучше меня знаете, что дельфин Тэффи выполнял сразу несколько обязанностей: почтальона, проводника, телохранителя.
- Ну знаете, теперь Тэффи никого не удивишь. После этого был Кейки, а наш Гюйс работает в море лучше их обоих! - парировал Пётр Максимович.
- Обратите внимание! Во всех случаях действительно один дельфин… - задумчиво заметил Мешков.
- Не так давно профессор Куроки предложил курс обучения дельфинов, рассчитанный на двенадцать лет… - продолжал Пётр Максимович.
- Срок немалый - курс средней школы.
- Он надеется за это время обучить несколько поколений дельфинов выполнять специальные команды человека, чтобы пасти стада рыб. Вы представляете: подводный пастух-дельфин? Это же замечательно!
- Когда-то человек первой приручил собаку, которая и сейчас порой бывает незаменима.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...