ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В этой лагуне серые киты могут лежать несколько дней подряд, пока пресная вода и солнце не погубят паразитов и нахлебников, облепивших их голову и тело. Вода и воздух холодные. Киты не перегреваются на солнце, как у нас в тропиках. Здесь и дельфины могут лежать часами в мелкой воде у берега, но остерегайтесь остаться хотя бы полчаса на песке у берега в тропиках: вас хватит солнечный удар, и тогда никто вам не поможет!
- А у меня на родине можно лежать у берега не полчаса, а часа два, пока бокам не станет очень жарко или пока не потревожат люди, - тихонько просвистел Гук, обращаясь к Эч.
Всё стадо дельфинов, разбившись на небольшие группки, спокойно двигалось от берега прямо в открытое море. К вечеру гористый берег скрылся за верхушками невысоких волн. Позади остались снежные берега Ледяной Земли - Чукотки, серые великаны киты, терпеливо ждущие избавления от паразитов в пресной лагуне, остались позади Одо-Бены и стада Ле-Уков.
Вечером старейшины попросили молодежь рассказать, что они запомнили из путешествия к Ледяной Земле. Запомнили они, конечно, всё, что видели, и слышали, и чувствовали. После их восторженных воспоминаний заговорил Чу-Гец:
- Всё это каждый должен сохранить в памяти навсегда. Если это не пригодится вам самим, то пригодится вашим потомкам, которые должны так же хорошо знать океан, как мы с вами. И ещё запомните главное: здесь, на севере, жизнь сурова для нас, но для живущих здесь она так же хороша, как для нас жизнь в тропиках. Здесь мелко, и основная масса живых существ ютится около дна: и Одо-Бены, и Рахиа-Нектесы питаются у дна. Даже наши родственники Ле-Уки - белухи - питаются в основном донными рыбами. Они хорошо знают, что временами здесь бывает много рыб, приходящих на нерест, и используют это время для своих желудков. Если бы нам пришлось здесь жить долго, то и мы стали бы придонными собирателями. Потому-то мы и считаем себя хозяевами моря, что знаем все пищевые цепи и не допускаем их разрушения нигде в океане.
КТО ТАКИЕ РЕ-ТИНЫ?
Кончал совет, как всегда, Сэпп:
- Теперь мы должны встретить в нескольких днях пути отсюда Ре-Тин. Найти их очень важно. Их осталось мало, очень мало. Несколько поколений назад их истребили люди в окрестностях того острова, где они всегда жили. Нашим предкам удалось, как говорят наши легенды, уговорить оставшихся Ре-Тин уплыть из этого страшного места в другие, укромные места, куда ещё не добирались люди, и там они живут до сих пор. А почему мы так заботимся о Ре-Тинах, вы узнаете, когда мы найдем их.
- Скажи, Сэпп, зачем люди истребили Ре-Тин и почему дельфины им не помешали это сделать? - не выдержал Гук.
- У людей, вероятно, очень тяжелая жизнь, особенно на севере. Они только и делают, что добывают себе пищу - ловят рыб, бьют Одо-Бенов - моржей, даже ухитряются убивать Рахиа-Нектесов. Но Одо-Бены осторожны, Рахиа-Нектесы могут уплывать далеко в море, рыбу люди ловить не умеют, они её больше пугают. А Ре-Тины оказались незащищенными. Мы пытались поговорить с людьми, но они не понимают разумного языка. Может быть, если бы они больше жили в море, как в тропиках, мы бы и договорились с ними, но тут не получилось.
- И самое главное, - продолжал Сэпп, - запомни: дельфины многого не могут делать тогда, когда сталкиваются с существами, приходящими в море с суши. Вспомни наши предания. Миллионы поколений мы были хозяевами моря, и мы хорошо управлялись, если оно такое богатое жизнью сейчас. Но несколько сотен тысяч лун назад у берегов морей появились люди, и с тех пор многое начало меняться. Что будет дальше, неизвестно. Но не забудь, что наш главный закон - дружба не за вознаграждение…
Через несколько дней стадо дельфинов оказалось далеко к югу от берегов Ледяной Земли - Чукотки. Далеко на горизонте угадывался высокий гористый берег. Море кругом было усеяно подводными холмами, которые не достигали поверхности воды совсем немного, иногда на две-три длины, иногда даже чуть обнажались при сильной волне. Между этими холмами, склоны и вершины которых поросли густыми зарослями водорослей, бурых, красных, зеленоватых, дно понижалось до 15-25 длин. Море было более живое, чем на севере. Больше было рыб. По дну ползали огромные крабы. Гук никогда раньше не видал таких огромных крабов.
Когда дельфины проплывали здесь вчера, они встретили много усатых китов, где-то дальше в море, наверное, охотились на кальмаров кашалоты - их следы хорошо сохранились в воде, - и в море несколько раз дельфины пересекали вонючие следы от больших грохочущих коробок двуногих. Но сюда, к этим холмам, не заплывали киты и не подходили корабли. Китам здесь делать нечего, негде развернуться, да и добычи нет приличной, а кораблям подходить сюда опасно, того и гляди, напорешься днищем на крутой каменистый холм.
Сэпп и другие опытные дельфины, бывавшие уже в этих местах, рассыпались широкой цепью, надеясь по запаху найти следы Ре-Тин. Они должны были жить где-то здесь, как объяснили старейшие. И в самом деле, вскоре дельфины напали на следы, которые привели всё стадо за полосу подводных холмов ближе к берегу, к подбережью крошечного каменистого островка. Здесь и жила одна из немногих семей Ре-Тин - громадных морских коров, питавшихся водорослями. Только теперь Гук понял, почему дельфины так заботились о судьбе Ре-Тин. В океане обычно все пищевые цепи кончаются крупными животными-хищниками, которые поедают рыб или кальмаров. А Ре-Тины, поедая водоросли, не нарушают сложных пищевых цепей организмов, используют практически безграничные запасы энергии, скрытой в водорослях, которая без них бесполезно пропадала бы. Ре-Тины раза в три-четыре были длиннее Гука, с широкими хвостами, как у китов, совсем без задних ног. Но зато передние ласты у них были очень подвижные и длинные, и ими эти капустницы, как прозвали их дельфины, очень даже ловко загребали длинные пластины водорослей в рот. Каждый плавник кончался небольшим копытцем, которым Ре-Тина ловко сковыривала особенно крепко приросшие к камням водоросли. Мощные, массивные нижние челюсти всё время двигались, пережёвывая водоросли. Но ни на них, ни на верхних челюстях Гук так и не рассмотрел зубов, хотя, кажется, он залез своим рылом прямо в рот одной добродушной корове. Вместо зубов были небольшие бугристые роговые пластинки, которые действовали как тёрки, когда корова жевала водоросли.
Плавать Ре-Тины не любили и проводили большую часть дня на каменистых отмелях, поросших водорослями. Иногда, когда доступные участки были достаточно объедены, они перебирались на другие отмели или к другим мелким островкам, которых здесь было несколько. Водоросли быстро отрастали снова, и уже через несколько лун снова можно было возвращаться на старые места.
Сейчас здесь жило несколько семей морских коров, которым хватало тех водорослей, что росли на окрестных отмелях. Помочь морским коровам перебраться на другое богатое подводное пастбище, которое, как знали дельфины, находилось в нескольких сотнях километров от этого уединенного уголка моря, что и собирались сделать дельфины, пока не потребовалось, и стадо покинуло этот единственный в океане заповедник, за раскрытие тайны которого люди дали бы многое. Может быть, когда-нибудь придёт время, и дельфины расскажут об этом заповеднике людям? Может быть, они даже когда-нибудь попросят людей пошире расселить этих замечательных животных? Этого мы пока не знаем, как не знаем и точного места, где находится этот заповедник. Где-то у Корякского побережья Берингова моря…
После встречи с морскими коровами стадо дельфинов продолжало двигаться на юг, вдоль побережья, то приближаясь, то отдаляясь от берегов. Берега здесь стали заметно живописнее, чем на Ледяной Земле. Высокие горы, которые издалека видны в море, были покрыты по-прежнему ледяными шапками, но пониже тут и там виднелись заросли низкорослого кедрового стланика, а по долинам речек, по склонам и руслам ручьёв поднимались невысокие деревца. Да и издали низменные места берега выглядели теперь зелёными, а не серыми, как тундры Чукотки.
Именно у этих берегов произошла встреча стада дельфинов с Эн-Хидрами. Как и обычно, задолго до встречи с неизвестным животным дельфины почувствовали в воде присутствие следов. Старейшины знали, что это следы от Поедателя ежей - Эн-Хидры. По следам быстро нашли и саму Эн-Хидру - изящного калана, или морскую выдру. Как и обычно, она лежала у поверхности моря на спине и что-то крутила небольшими ловкими передними лапами, держа их у груди над водой. Занятая своим делом, она не заметила стаи дельфинов, а когда услышала их, бежать было уже поздно. Эн-Хидра так разволновалась и перепугалась, почувствовав себя окруженной большими и ловкими дельфинами, что застыла на месте совершенно неподвижно, готовая броситься, казалось, на первого же дельфина, приблизившегося к ней.
- Не бойся! Не бойся! Я дельфин Крач из рода Чакки! - немедленно попытался успокоить нервную выдру Крач.
Эн-Хидра перестала дрожать, но ещё долго не спускала настороженного взгляда с крутившихся поблизости дельфинов.
Одним из правил поведения дельфинов было приходить на помощь попавшим в тяжёлое положение существам. Но было и другое правило, запрещавшее попусту тревожить морских обитателей. Почувствовав, что они могут нарушить второе правило, дельфины отплыли на некоторое расстояние от Эн-Хидры и стали исследовать место, в котором они оказались. Глубина - небольшая, не больше двадцати длин, дно каменистое, водорослей на дне мало, но много морских ежей. Среди ежей преобладают небольшие чёрные, с тупыми иглами. Рыбы не особенно много. Поблизости из воды поднимаются небольшие скалы. Вот, пожалуй, и всё, что принесли дельфинам разведочные проплывы. Тем временем Эн-Хидра настолько успокоилась, что принялась за своё прерванное занятие. Тут уж настало время Гуку и молодым дельфинам, никогда раньше не видавшим этого зверя, понаблюдать за его повадками.
Стряхнув с груди какие-то крошки и твёрдые кусочки, калан ловко повернулся на брюхо и бесшумно, не подняв ни волны, стал опускаться ко дну. Сильное и подвижное его тело кончалось довольно длинным - с голову Гука - и широким хвостом, который зверь использовал как руль. Небольшая голова с огромными, смотрящими вперед глазами напоминала тюленью, но только была более широкой и плоской. Между пальцами ног были натянуты широкие и прочные перепонки, особенно толстые на задних лапах, которые и служили главным органом движения в воде. Длинные усы смешно топорщились в разные стороны.
Проплыв некоторое время у дна, Эн-Хидра схватила небольшого ежа и… сунула его под мышку. Большая складка кожи, соединяющая передние лапы и спину, немного оттопырилась. Туда же отправился ещё один небольшой морской ёж, пара крупных раковин, которые она с ловкостью отодрала от большого камня. «Но камень-то, камень зачем ты схватила?» - с удивлением подумал Гук, увидев, как Эн-Хидра подобрала со дна увесистый кусок камня и со всем собранным отправилась к поверхности.
- Сейчас посмотрим, как он будет грызть этот камень! - с восторгом прошептала Эч, уверенная, как и Гук, что камень калан схватил по ошибке. Но ошибся не калан, а они сами.
- Смотри, он камнем бьёт по раковине! - возбужденно засвистел один из молодых дельфинов. - Он разбил её створки камнем! Он съел моллюска!
Да, Гук это тоже хорошо рассмотрел: несколько сильных ударов, нанесённых камнем, зажатым в одной лапе, по раковине, которую он придерживал другой лапой, - и створки раковины разбиты вдребезги. Ещё секунда - и остатки пустых створок полетели в сторону. Теперь настал черёд морских ежей. Камень был убран под свободную подмышку, и в ход пущены зубы. С видимым удовольствием калан выедал остатки ежа из круглого панциря, облизнулся длинным красным языком (этот язык тоже удивил Гука - ни у кого из его знакомых морских обитателей не было такого длинного, подвижного и красного языка) и выбросил пустой панцирь, ещё две минуты назад бывший морским ежом. Так же он расправился со вторым иглокожим. «Выкинь камень, чудак!» - хотел было посоветовать Гук калану, но вовремя сдержался. Тот как раз вытащил камень из-под мышки, повертел его в лапах, осмотрел со всех сторон и… сунул снова под мышку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...