ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Это я заметила, — сказала Сильвия. — У меня просто мурашки бегают, так хочется узнать, что будет дальше.Руби серьезно посмотрела на нее.— Кролика-папу убили, когда она была еще маленьким крольчонком, и Крольчиха-мама росла совсем одна. А потом, когда она вышла замуж и у нее появились крольчата, ее муж убежал от нее, бросив ее одну с детишками, и теперь Крольчихе-маме приходится много работать, потому что им надо приносить еду.— А сколько у нее детишек? — спросила Сильвия.— Двое. Крольчонок Эдит и крольчонок Оскар. Они очень хорошенькие. Вот только Оскар эгоистичный. Он хочет получать всегда все самое лучшее. Когда Крольчиха-мама возвращается из леса домой, крольчонок Эдит всегда помогает ей разбирать корзинку. А Оскар прибегает и сразу начинает есть. Он ужасно жирный кролик. А Эдит не жирная.Селби посмотрел на свои часы.— Уже почти восемь. Еще немного, и мы узнаем, чем кончилась история со злым Койотом.Они просидели еще несколько минут, ощущая, как нарастает напряжение ожидания. Время от времени они обменивались несколькими фразами, главным образом краткими вопросами, на которые следовали односложные ответы. Когда Селби уже в четвертый раз взглянул на часы, миссис Локхарт произнесла:— Иногда звонок задерживается на пятнадцать и даже на двадцать минут. Линия не всегда бывает свободна. Но миссис Трент обычно заказывает разговор на восемь часов, и я всегда позволяю Руби дождаться звонка своей матери. После этого она отправляется в постель и быстро засыпает.— Сколько всего у вас здесь детей? — спросил Селби.— Сейчас семнадцать.— Я полагаю, у вас имеются довольно подробные записи их имен, мест и дат рождения, фамилий родителей и тому подобного.— Да, совершенно верно.— Не могли бы вы мне показать данные на эту юную леди?— Прошу прощения, но для этого мне придется ненадолго отлучиться, — сказала миссис Локхарт. — Записи хранятся в моем кабинете.Когда она удалилась из комнаты, Руби спросила у Селби:— Вы думаете, что злой Койот поймал Крольчиху-маму?— Понимаешь, — серьезно ответил Селби, — койоты очень свирепые и злые животные. Но мне все же кажется, что с Крольчихой-мамой все будет в порядке. А в какую норку она спряталась? Это была норка, вырытая каким-то зверьком, или же просто отверстие под камнем?— Эта норка была кем-то вырыта, но она оказалась очень узенькой, — проговорила Руби, глядя на него сосредоточенно распахнутыми глазами. — Забираясь в нее, Крольчиха-мама думала, что там можно будет хорошо спрятаться, но скоро поняла, что далеко ей не пролезть, и тут Койот начал копать землю.— Что ж, через несколько минут ты, вероятно, узнаешь, чем все закончилось, — сказал Селби. — Надеюсь, что…Он замолчал, так как в этот момент в комнату вернулась миссис Локхарт и протянула ему карточку.— Я вижу, что сведения о бабушке и дедушке здесь не указаны, — заметил прокурор. — Графа оставлена пустой. Означает ли это, что эти люди уже умерли?— Не обязательно, — ответила миссис Локхарт. — Иногда мы не тратим время на запись подобной информации. Это зависит от конкретных обстоятельств. Если есть вероятность, что ребенок окажется брошен на наше попечение, тогда мы выясняем подробности о его семье. В противном случае у нас нет такой необходимости.— Место рождения: Малден, штат Массачусетс, — прочел Селби. — Это очень далеко отсюда, Руби.— Очень, — согласилась девочка. — Чтобы туда добраться, нужно ехать на поезде несколько дней.Сильвия посмотрела на свои часики.— Скажите, мистер Селби, — обратилась миссис Локхарт, — ваше присутствие здесь может как-то быть связано с тем, что звонок не состоится?— Не знаю, — ответил Селби. — Надеюсь, что нет. Наступила очередная томительная пауза. Сидевшая на коленях прокурора Руби Трент пристроила головку ему на плечо. Она зевнула, потерла глазки и улыбнулась.— Мне очень хочется узнать про Койота, — сонно пролепетала она.— Быть может, пока твоя мама не звонит, тебе лучше прилечь? А потом мы тебя позовем, и ты поговоришь с ней, — ласково предложила миссис Локхарт.Руби отчаянно замотала головой.— Нет, я хочу ждать здесь. Селби начал ее укачивать.— Возможно, — сказал он, глядя через плечо ребенка на Сильвию, — настало время мне отправиться охотиться на Койота. Надо отогнать его от норки, где прячется Крольчиха-мама.Внезапно девочка разлепила сонные веки и внимательно посмотрела на него.— А ты сумеешь? — спросила она.— Думаю, да, — ответил Селби. — Во всяком случае, я очень постараюсь. Но для этого ты должна пообещать мне, что ляжешь в кроватку и будешь спать. Возможно, поэтому твоя мама и не звонит. Она просто не знает, что должно произойти. Койот загнал Крольчиху-маму в норку, и ей никак не удается оттуда выбраться. А твоя мама сидит и ждет, когда кто-нибудь придет и прогонит Койота.Неожиданно ребенок молча соскользнул с колен Селби, подошел к миссис Локхарт и сказал:— Хорошо, я обещаю.Миссис Локхарт взяла девочку на руки.— Пойдем, я отнесу тебя в постельку.— А мы, — сказал Селби, вставая, — начнем охотиться на Койота. Если миссис Трент позвонит в мое отсутствие, — обратился он к миссис Локхарт, — пожалуйста, объясните, что мне крайне необходимо с ней немедленно встретиться.— Хорошо, — ответила она. — Где вас можно будет найти?— Вы можете передать любую информацию через офис шерифа Брэндона в Мэдисон-Сити, — ответил Селби. — Спокойной ночи, Руби.— Спокойной ночи, — ответила девочка и серьезно добавила: — Только не забудьте прогнать Койота. Глава 14 Знаешь, Дуг, пока я слушала эту историю про Крольчиху-маму, меня не покидало какое-то странное чувство, — уже сидя в машине, сказала Сильвия Мартин. — Мне казалось, что приключения, которые Мэдж Трент рассказывала своей дочке в качестве многосерийной вечерней сказки, на самом деле были реальными, — особенно в той части, где говорилось о Крольчихе-маме, преследуемой злым Койотом.Селби мрачно кивнул.— У меня тоже было такое ощущение. Однако очевидно, что это невозможно. Последний эпизод был рассказан маленькой девочке в восемь часов вчера вечером. Тогда в жизни Мэдж еще не было ни бродяги, ни возможной инсценировки его смерти, ни разоблачающего телефонного звонка, ни обвинений шерифа Брэндона…— И все же меня мучают сомнения, Дуг, — перебила она. — Как насчет «кролика Оскара», который таскал еду из корзинки? Я просто уверена, что она имела в виду Оскара Триггса. По-моему, эти приключения — история собственной жизни Мэдж.— Возможно, ты и права, — согласился Селби.— И, естественно, что меня, как и тебя, заинтересовал вопрос относительно бабушки и дедушки ребенка, — продолжала она. Селби удивленно поднял брови. — О, только не надо делать вид, что ты не понимаешь, о чем я, Дуг Селби, — добавила она. — Я знаю, что у тебя на уме. Ты тоже догадался, что Руби Трент, возможно, и есть та самая внучка, которая упоминалась в письмах, найденных в кармане мертвого бродяги.— Что ж, если это действительно так, то Мэдж Трент — его пропавшая дочь, Марсия.— Дуг, мне кажется, что так оно и есть. Иначе просто быть не может… Мэдж Трент ведь не видела труп, верно?— Верно, — согласился Селби. — В то время я и не подозревал, что между «Пальмовой хижиной» и мертвым бродягой может существовать какая-либо иная связь, кроме как через двоих ребят.— Я хочу позвонить в газету. Могу я сказать, что ты сейчас работаешь над версией, будто пропавшая хостесса — дочь погибшего?— Лучше только намекни, — ответил Селби. — Впрочем, похоже, — что в данной ситуации огласка может только пойти на пользу.— Ты представляешь, какой получится грандиозный материал для первой полосы?.. Маленькая девочка ждет, когда мама расскажет, смогла ли Крольчиха убежать от злого Койота, а телефон все не звонит и не звонит…— Мне сейчас нужно связаться с офисом шерифа в Мэдисон-Сити, заодно и ты сможешь заказать разговор. Помнится, в миле отсюда есть большой отель. Там должны быть телефонные будки.Вскоре они остановились возле здания отеля. Пока Сильвия разговаривала с редакцией, Селби позвонил помощнику шерифа, несшему ночное дежурство в здании муниципалитета.— Есть свежие сведения об Эмиле Уоткинсе, — сообщил помощник. — Он оказался плотником. Его вещи остались у Боба Прэйла из профсоюза плотников Сан-Диего. Мы с ним созвонились, и он сказал, что Уоткинс действительно оставил ему на хранение кое-какие пожитки: ящик с инструментами и пару чемоданов. И еще Уоткинс попросил забирать и откладывать ему почту. Говорит, странный он был малый, этот Уоткинс. Упрямый, ограниченный, но честный. В спорах он стоял на своем — ничем не перешибешь. Так вот, пару месяцев назад он оставил у Прэйла эти чемоданы, и с тех пор тот его не видел.— Ладно, я сейчас перезвоню Прэйлу.— Нет необходимости. Он знает, что вы сейчас на взморье. Я предупредил, что вам, возможно, захочется взглянуть на содержимое чемоданов и вы разыщете его в Сан-Диего. На всякий случай я передал ему описание найденного нами трупа, и оно совпало. Так что, думаю, мы на верном пути.— Очень хорошо. Как там насчет Рекса? Благополучно отправился в Сан-Франциско?— Нет. Всплыли какие-то новые подробности, и он пустился их расследовать. Сказал, что отправится в Сан-Франциско завтра самолетом.Селби нахмурился..— Я хотел, чтобы он сел в поезд уже сегодня.— Если он возьмет билет на один из утренних рейсов, то попадет на место даже раньше, чем поездом, — ответил помощник. — Сейчас его нет поблизости. Я передам, что вы звонили.— Хорошо, — сказал Селби. — И еще одно: вам может позвонить миссис Локхарт и оставить координаты Мэдж Трент. Если это произойдет, срочно свяжитесь с офисом шерифа Лос-Анджелеса. Пусть ее немедленно задержат. Я еду в Сан-Диего. Глава 15 Холодный западный ветер стих. В безоблачном небе ясно светили звезды. Потревоженное недавним ненастьем море с шумом накатывало свои волны на каменистые пляжи, обдавая их высокими фонтанами брызг. Круглая, с небольшой щербинкой луна уже успела выбраться из-за гор, а Селби все мчал машину по извилистому шоссе, которое то принималось петлять по холмам, то вдруг спускалось к кромке неспокойного океана. Сильвия Мартин сидела рядом, прижавшись к плечу прокурора.— Дуг, тебе никогда не казалось странным, что после смерти о человеке можно узнать гораздо больше, чем когда он еще жив? — проговорила она.— Что ты имеешь в виду?— Люди живут с опущенными забралами. Их лиц невозможно разглядеть. Взять, к примеру, этого бродягу. Вы с шерифом его остановили, расспросили. И так ничего о нем не узнали. Для вас он остался обыкновенным бродягой. А теперь мы заглянули в его прошлое, стали исследовать мельчайшие детали, и он явился нам в своем человеческом облике. Мы узнали о нем то, о чем сам он ни за что бы не рассказал. Ведь чего стоят одни только письма, найденные нами в его кармане.Этот человек был строгим, добропорядочным отцом. Но он и его дочь любили друг друга каждый по-своему, и ей пришлось вычеркнуть себя из его жизни. У нее родилась девочка. Этот непримиримый плотник стал дедушкой, но он так ни разу и не увидел своей внучки. Возможно, со своими окаменевшими принципами ему было спокойнее, но из-за них он был вынужден отринуть любовь дочери. Он лишил себя счастья качать на руках свою внучку только потому, что считал грехом то, что его дочь считала естественным и нормальным. Она любила молодого человека, который не мог или не хотел на ней жениться. Но она надеялась, что когда-нибудь в будущем это все же произойдет… Интересно, переменились ли ее взгляды на жизнь… Возможно, она смирилась с суровой мудростью, заложенной в старых, избитых принципах… и поняла, сколько страданий принесла она своему отцу. Знаешь, Дуг, все это так просто и одновременно так сложно. Чужая боль проникает в душу и остается там словно заноза.Селби кивнул и продолжал вести машину в задумчивом молчании. Положив голову ему на плечо, Сильвия задремала. Луна поднялась еще выше, освещая колышущийся простор беспокойного океана и серебря водяную пыль, мерцавшую там, где на кромку берега с грохотом обрушивались темные валы волн. Белая водяная пена, с шипением обегавшая гладкие, отполированные выступы скал, указывала в темноте линию прибоя. Оставив на время мысли о мрачном назначении своей миссии, Селби наслаждался красотой приближавшейся ночи и теплом молодой женщины, так просто и доверчиво уснувшей у него на плече.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...