ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И все же, подумал он, есть в ней что-то загадочное. Ее движения выглядели поразительно отточенными. К своему стыду, он имел возможность убедиться, что и на теннисном корте ее мозг управлял телом с не меньшей эффективностью. Однако в разговоре она редко давала скорый ответ. Как правило, сперва следовал короткий оценивающий взгляд темных глаз, затем секундная пауза, словно она спорила с собой, какую линию — защиты или нападения — избрать, и, наконец, ответ. Обычно обескураживающий.Она была на пять лет старше своего брата, стройная, хорошо сложенная, с фигурой, которая казалась просто созданной для того, чтобы демонстрировать модную одежду в самом выгодном свете.— Итак? — проговорила она, бросив на него один из своих коротких взглядов. — Ты будешь благодетелен и поведаешь мне свои мысли бесплатно или же потребуется сперва дать монетку?— Вчера я услышал, как одна женщина сказала по твоему поводу забавную фразу, — произнес Селби.— Ага! Вот он, вернейший способ заинтриговать и обратить в смиренную просительницу неприступнейшую из женщин. Умоляю, Дуг, ну что же она сказала?— Она сказала, — ответил Селби, — что независимо от того, какое на Инее Стэплтон платье, у смотрящего на нее никогда не возникает мысли, что она в это платье одета. Он непременно отметит, что она в это платье облачена.Инее рассмеялась, тщетно пытаясь скрыть удовольствие.— Хорошо, что никто не видел меня сегодня утром в саду, когда я в рабочем комбинезоне осматривала последствия заморозков… Боже, как холодно было этой ночью!Он кивнул. Ловким поворотом руля выровняв пошедшую юзом машину, она вписала ее в вираж и с разгона бросила на крутой подъем на Мердон-авеню.— Так, значит, ты думал обо мне? — спросила она.— Да. Я хотел поговорить с тобой насчет твоего брата. Она скользнула по нему взглядом и снова неотрывно уставилась на дорогу. Ее губы сжались.— Я слушаю, — бесцветным голосом произнесла она.— Меня беспокоит, не слишком ли усердно Джордж стремится пускать людям пыль в глаза?Они молча проехали около половины квартала. Наконец полушутя сказала:— Дуг, я просто в отчаянии! Пока ты не занялся политикой, мы виделись. Ты часто заходил ко мне, мы вместе играли в теннис, гуляли и катались на лошадях. А потом ты кинул перчатку на политическую арену, превратился в молодого агрессивного прокурора и стал шарахаться от меня как от чумы. И теперь, когда наконец я вновь увидела тебя и мое сердце запрыгало от радости, потому что ты сказал, что искал меня, выясняется, что тебе всего лишь нужно было проконсультироваться относительно моего брата… Выходит, желание видеть меня носило чисто профессиональный характер?— Понимаешь, Инее, у меня… просто не получается работать спустя рукава, — улыбнувшись, виновато ответил Селби.Свернув на Колман-стрит, она притормозила перед зданием муниципалитета.— Что ж, господин окружной прокурор, очевидно, поездка окончена. Вы прибыли к месту назначения.— Но ты так и не ответила на мой вопрос, — возразил Селби. — Не знаю, избегаешь ли ты ответа нарочно или же просто пытаешься меня пристыдить!— Как будто это возможно!— И все же, Инее, мне хотелось бы услышать твое мнение. Не слишком ли активно в последнее время Джордж принялся сорить деньгами? — спокойно повторил Селби.Она заглянула в его глаза, по обыкновению, словно решая, какой дать ответ, секунду помедлила и сказала:— Возможно, Дуг, Я просто не знаю. Завтра возвращается отец. Я хочу предложить ему подыскать Джорджу работу на сахарном заводе, чтобы парень мог хоть чем-то заняться.— А сам Джордж насчет этого в курсе?— Нет. И не говори ему.— Конечно. Для меня это вопрос профессиональной этики, — заверил Селби.Уставившись прямо перед собой, то нажимая, то сбрасывая ногой педаль газа, она пыталась заставить мотор исполнить какую-то мелодию.— Интересно, — медленно произнесла она, — а не стоит ли отцу заодно подыскать работу и для меня?— Зачем? Разве это ты пустилась в загул? — пошутил он.Но ее глаза остались серьезными. Теперь в них появилась легкая печаль.— Я заметила, что у тебя, похоже, есть время только на работающих девушек, — задумчиво произнесла она.На лице Селби отразилось недоумение.— По крайней мере, — продолжала она, — видимо, поэтому ты у нас больше не бываешь.— Это все из-за работы, Инее, — попытался оправдаться он. — Она поглощает все мое свободное время.— А что ты делаешь субботними вечерами и по воскресеньям?— Сказать по правде, большей частью сижу в своем офисе.— Пару дней назад я видела Сильвию Мартин, — переменила она внезапно тему разговора. — Очевидно, как репортер «Кларион» она делает успехи?— И какие! — воскликнул Селби с неожиданной гордостью. — Девочка просто чудо! Трудолюбивая и, главное, с головой на плечах.Лишь только когда молчание Инее Стэплтон стало гнетущим, Селби сообразил, что ему, пожалуй, не следовало проявлять столько восторга.— У меня есть подозрение, — сказал он, переводя разговор в более нейтральное русло, — что Джордж пристрастился к азартным играм и это должно обходиться ему в немалую сумму.— Откуда мне знать, — произнесла она безразлично. — Джордж не посвящает меня в свои личные дела. Будь я на пять лет Младше, а не старше его, ситуация, возможно, была бы иной. Мальчишкам нравится защищать своих маленьких сестричек, но с возрастом они начинают смотреть на старших сестер как на что-то, вечно мешающее, вечно ограничивающее их права, независимость, жажду приключений. А почему ты сам не хочешь поговорить с Джорджем, если это тебя так беспокоит?— Он ранимый и вспыльчивый, — медленно ответил Селби. — Если я открыто сделаю ему предупреждение, то, боюсь, это только испортит дело. Понимаешь, он может захотеть продемонстрировать мне, что не нуждается ни в чьих советах.Она перестала поигрывать педалью.— Но ведь ты мог бы заглянуть к нам домой, повидать меня и, между делом, перекинуться с Джорджем парой фраз. В конце концов, такой поступок не был бы совсем уж неожиданным. Ты ведь заходил ко мне прежде. Погоди-ка, когда же это было в последний раз? — Она прикрыла глаза и принялась считать по пальцам.— Сдаюсь! Лежачего не бьют! — засмеялся Селби. — Мы можем возобновить игру в теннис, когда немного потеплеет.— Так ли это понимать, — спросила она, — что я приглашена на теннисный матч, который состоится где-нибудь поздней весной или ранним летом, текущего года?— В ближайшую субботу. У меня будет свободна вся вторая половина дня.Инее спрятала от него выражение своих глаз, отвернув лицо к стеклу и принявшись внимательно изучать затянутое дымом небо.— Что ж, — ответила она, — в такую холодину, пожалуй, мне не удастся надеть шорты, и это несколько снизит темп моей игры… Однако я готова поспорить, Селби, что ты настолько засиделся за своими бумагами, что проиграешь мне минимум два сета из трех. Ставлю поездку в Лос-Анджелес, обед, театральное шоу и ужин в ночном клубе.— Эй, так нечестно! — возразил он. — Потому что даже если я выиграю, то все равно не смогу получить того, что мне причитается. В противном случае я буду чувствовать себя как платный партнер на танцульках.При этих словах она вновь повернула к нему лицо, непроницаемое, словно маска.— Ладно, трусишка, возвращайся в свой пыльный офис к своим пухлым судебным книгам… Да не забудь о завтрашней встрече. Скажем, часа в два тебя устроит?— Договорились, — согласился Селби. — Конечно, если только за это время где-нибудь не случится убийства, — добавил он со смешком.— Так я и знала, что без оговорок не обойдется, — тихо произнесла она и, желая сохранить за собой последнее слово, включила скорость, так что прокурору осталось лишь захлопнуть дверцу и, стоя на тротуаре, смотреть, как, слегка подав вытянутый кремовый корпус машины назад, она развернула ее и, словно горячую лошадь, внезапно ошпаренную резким ударом кнута, помчала прочь. Глава 4 К полудню солнце стало немного пригревать. В восемь часов правительственная метеорологическая служба сообщила, что пришедшая с побережья область низкого давления положила конец заморозкам. Не снимавшие по трое суток одежды фермеры повалились в постели и заснули сном до предела измотавшихся людей.Ближе к полуночи небо затянулось облаками. Около двух часов прокурор проснулся от стука дождевых капель. Он поднялся и, невольно отметив, что стало немного теплее, прикрыл окно, чтобы водяные брызги не летели на коврик. Холодный дождь лил потоками, очищая пропитанный дымом воздух и неся облегчение десяткам обеспокоенных хозяев ранчо.В четыре часа утра Селби разбудил настойчивый, долгий телефонный звонок. С трудом разлепив глаза и стащив с аппарата трубку, он услышал голос шерифа Брэндона:— Дуг, в мотеле «Кистоун» неприятности. Думаю, тебе стоит сесть в машину и приехать туда. Я встречу.— Черт с ними, — отозвался Селби. — Пусть этим занимается городская полиция. Опять, наверное, какая-нибудь семейная ссора…— В одном из коттеджей найден труп мужчины, — пояснил Брэндон. — Похоже, он поджидал там кого-то с пистолетом…— Жди меня через пятнадцать минут, — произнес Селби и плюхнул трубку на рычаг.Он проворно оделся, схватил пальто и шляпу и побежал к гаражу, где стояла его машина.Через минуту он уже мчался сквозь проливной дождь. Мэдисон-Сити был практически пустынен. На Мейн-стрит пара ночных кафе обслуживала проголодавшихся автомобилистов. Уличные фонари тускло светили в витрины магазинов. Остальное освещение, по решению совета городских попечителей, в целях экономии было выключено. На тротуарах в бледных кругах фонарного света плясали поднимавшиеся под ударами стремительных дождевых капель фонтанчики брызг.Прижав машину к правой стороне улицы, чтобы не трястись по трамвайным рельсам, Селби прибавил газу. «Дворники» монотонно скользили взад-вперед по ветровому стеклу. Свет фар непрерывно упирался в густую стену дождя. На Пайн-авеню, не снижая скорости, Селби проскочил мимо знака «СТОП» и уже через три минуты оказался за пределами города. В ста метрах от дороги из дождевой пелены показалась выполненная в виде арки вывеска мотеля «Кистоун». Возле крайнего коттеджа была запаркована машина городского полицейского управления. Машина шерифа Брэндона стояла по другую сторону здания. До Селби донесся шум голосов. Время от времени в освещенном проеме окна мелькала чья-то тень.Селби остановил машину позади машины городской полиции.— Это здесь, Дуг, — распахнув дверцу, сказал подошедший шериф.Селби поднялся в дом. Обстановка сводилась к двум двуспальным кроватям, туалетному столику и трем стульям. Отто Ларкин, массивный, уже обросший брюшком шеф городской полиции, произнес:— Хэлло, Селби, — и сразу же вновь повернулся к двум испуганным девушкам, сидевшим рядышком на одной из кроватей. Постели на обеих кроватях были разобраны.— Пожалуй, теперь, когда Селби здесь, пусть он сам во всем этом разбирается, — окинув девушек сосредоточенным взглядом, сказал Брэндон.— Эти птички знают ответы, — агрессивно произнес полицейский. — Только нельзя давать им водить себя за нос.— Кстати, Ларкин, вам должно быть известно, что мотель «Кистоун» находится за пределами города, — добавил шериф.Ларкин обернулся и разъяренно уставился на Брэндона.— Ладно, — сказал он, — если вы желаете играть по правилам, то попробуйте-ка в будущем допроситься от меня хоть какой-нибудь помощи! Когда прокурором был Роупер, мы всегда работали вместе. Я надеялся сработаться и с вами, но раз вы…— Не надо лезть в бутылку, Ларкин, — спокойно произнес Брэндон. — Я лишь сказал, что во всем должен разобраться Селби.— А в чем тут, собственно, разбираться? — спросил прокурор.Брэндон кивнул в сторону девушек. Селби присмотрелся к ним внимательнее. Одна была блондинкой. Ее покрасневшие глаза явно свидетельствовали о том, что девушка недавно плакала. Когда Селби взглянул на нее, губы ее задрожали, а пальцы принялись судорожно теребить носовой платочек. У другой девушки были каштановые волосы и карие глаза. По ней ничуть не было заметно, что совсем недавно ей довелось пережить сильное нервное потрясение. Она сидела неподвижно, фиксируя глазами каждое движение находившихся в комнате мужчин.Указав на светловолосую девушку, Брэндон сказал: — Это Одри Престон, Дуг. Ее подругу зовут Монетт Ламберт. А теперь, девушки, я хочу, чтобы вы рассказали окружному прокурору в точности все то, что успели рассказать нам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...