ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Блэйк подошел к отверстию в стене, потрогал потайную дверцу и закрыл ее.— Довольно умно придумано, — заметил он. — Куда ведет это отверстие? В подвал?Ему никто не ответил. В дальней части коридора хлопнула дверь. Послышались торопливые шаги. В комнате появился еще один мужчина.— Эй, вы, что это все значит? — произнес он. — Здесь частный дом! Вы не имеете права…— Ну, ну, ну, — перебил его Блэйк. — Уж не наш ли это старый приятель Чикагский Дик, ныне скрывающийся под именем Карло Хендли? Как поживает тот вексель, который ты украл в Сан-Франциско? Как себя чувствует твой приятель, с которым вы вместе подделывали чеки? А как насчет убийства, которое на тебе висит в Иллинойсе?— О, похоже, я не зря хотел тогда спорить, что в полиции на вас заведена карточка, — произнес Селби, улыбнувшись смуглому шулеру.Хендли глядел на прокурора с нескрываемой ненавистью. Позади него в дверном проеме показалась фигура Морли Нидхэма.— Присоединяйтесь, присоединяйтесь к нам, — с усмешкой сказал ему шериф Брэндон.Нидхэм узнал людей из Мэдисон-Сити.— А-а, оказывается, всеми этими приключениями мы обязаны нашим деревенским друзьям, — произнес он.Блэйк быстро ощупал обоих шулеров в поисках оружия.— Где телефон? — спросил он.— Прямо по коридору, в кабинете. А что?— Просто хочу заглянуть туда из вежливости, — сказал Блэйк, направляясь в указанную сторону.За столом в кабинете сидел толстый человек с багровыми щеками и отвислой нижней губой, который, стараясь делать вид, что происходящее в доме его не касается, швырял бумаги в горевший в камине огонь.— Кончайте это занятие, — шутливым тоном произнес Блэйк.Человек жалобно вздохнул.— Послушайте, может, все как-нибудь удастся уладить? — спросил он.— С чего вы, взяли? — ответил Блэйк.— Им нужен только Нидхэм и я, — сказал подошедший Хендли. — На нас накапал Триггс. Остальные угодили в мешок по случайности.Лицо толстяка возбужденно задвигалось.— Черт побери вас обоих с вашими аферами, — проговорил он. — Я же предупреждал вас, что в маленькие города лучше не соваться. Там далеко не все сходит с рук так просто, как здесь. Так нет же, вляпались все-таки… — он обернулся к Блэйку. — Эти люди работали у меня. Я не знаю, что они натворили за пределами города. Это не мое дело. Может, мы сумеем договориться?— Вы знали, что Хендли разыскивается полицией? — спросил Блэйк.— Нет, мне вообще о нем мало что известно.— Тогда собирайтесь. Мы поедем в участок. Там вы узнаете больше.Хендли быстро повернулся к Нидхэму.— Это блеф, — сказал он низким, сдавленным голосом. — Не вздумай раскрывать рот…Рука Блэйка ухватила его за воротник. По мере того как хватка сжималась, воротник превращался в бесформенный тряпичный комок. Блэйк слегка двинул плечом, и Хендли, пятясь, с силой впечатался в стену.— Хватит консультаций, — произнес он.Затем помощник шерифа с невозмутимым видом подошел к телефону и уверенной рукой набрал номер.— Мы накрыли лавочку, — доложил он в трубку. — Удалось задержать несколько птичек. Так что присылайте фургон.Он повесил трубку, улыбнулся и сказал:— А теперь будет лучше, если мы все немного помолчим. Глава 19 Селби, теперь уже окончательно проснувшийся, сидел, нахмурив лоб, в кабинете шерифа и смотрел через стол на дежурного помощника. Рекс Брэндон, бодрый и, очевидно, не испытывающий никаких неприятных последствий многочасового бдения, раскуривал одну из своих самодельных сигарет. Лицо Сильвии Мартин выглядело осунувшимся и бледным. Ее глаза сделались большими и неестественно блестели. Однако карандаш, зажатый в ее руке, свидетельствовал, что она по-прежнему начеку и готова делать записи всего, что, по ее мнению, могло бы заинтересовать читателей «Кларион».— Итак, — сказал помощник, — мы имеем в своем распоряжении долговые расписки Джорджа Стэплтона на общую сумму около двадцати тысяч долларов, а также письменное свидетельство, что гарантией выплаты этих денег будет служить часть наследства, которое он со временем предполагает получить от своего отца.— Этим типам наверняка что-нибудь известно о Триггсе и о хостессе, — устало произнес Селби. — Они просто договорились молчать.— Что ж, попробуйте-ка заставить их в этом признаться, — сказал помощник. — Мы поместили их в разные комнаты и приставили к каждому по вооруженному охраннику.Селби задумчиво уставился на кончик сигареты шерифа Брэндона, наблюдая, как от нее поднимается и тает колышащаяся струйка дыма.— Я почти уверен, что знаю, как все произошло, а вот как раздобыть доказательства — понятия не имею, — проговорил он.— Если вы считаете, что похищение хостессы на их совести, то я готов пойти на крайние меры, — сообщил помощник. — Мы, конечно, не имеем права их избивать, но устроить им хорошую встряску — вполне в наших силах.— Сомневаюсь, что это к чему-нибудь приведет, — возразил Селби. — А что, если попробовать сказать Нидхэму, что Хендли сознался?— Такие трюки нынче уже не проходят, — ответил помощник. — Для своего времени уловка была отменная, но с тех пор ее слишком много эксплуатировали.Простачка на ней еще можно провести, а вот таких тертых ребят, как эти, — ни за что.— Что-то они мне не показались такими уж тертыми, — заметил Брэндон. — Скорее, так себе.— Обрабатывать нужно Нидхэма, — сказал помощник. — У второго скорлупа потверже, он тип ушлый. Такого голыми руками не возьмешь, или я ничего не понимаю в своем деле. Кстати, у нас на него заведена карточка, и она подтверждает это. За ним водится три или четыре темных дельца, и на этот раз ему уже так просто не выкрутиться. Что касается Нидхэма, то он, похоже, раньше с полицией не встречался. Возможно, потом нам удастся что-нибудь на него раскопать, но в данный момент мы никакими уликами против него не располагаем.Так что, ребята, если в вашем графстве он что-нибудь натворил, — он ваш. Можете забирать. Напишите расписку и поступайте с ним, как знаете. Меня это уже не касается. Главное — заберите его в свое графство.Глаза Селби лукаво сузились.— О’кей, мы это сделаем, — сказал он. — Между прочим, у меня тут возникла одна забавная мысль. У нас там в тюремном кабинете есть телефон с необычной трубкой. Когда кто-то звонит, разговор слышен по всей комнате. Так вот, мы посадим Нидхэма там и начнем обрабатывать. Ровно в двадцать минут восьмого вы мне позвоните. Нидхэм будет находиться поблизости от аппарата. Вы должны будете произнести в трубку в точности то, что я вас попрошу. Вы сможете это сделать?— Конечно, если вы это напишете, — ответил помощник шерифа.— Где можно воспользоваться пишущей машинкой? Помощник указал на приемную.— Дуг, ты очень устал, — произнесла Сильвия Мартин. — Давай я помогу тебе.Селби помотал головой.— Нет, это одна из тех вещей, которую я должен сделать сам. Мне нужно все продумать, отшлифовать. К тому же, если не возражаешь, я не хотел бы, чтобы кому-нибудь, кроме меня, было известно содержание записки.— Хорошо. Если от меня потребуется какая-либо помощь, то позови.Селби кивнул, заправил лист бумаги в машинку и принялся стучать по клавишам. Минут тридцать он работал, судорожно что-то печатая, временами останавливаясь, чтобы, нахмурившись, уставиться в пространство, и затем снова принимаясь за дело. Закончив, он вынул лист из машинки, вложил его в конверт, заклеил и протянул дежурному помощнику.— Вскройте непосредственно перед звонком, — сказал он. — А когда станете читать, постарайтесь, чтобы звучало убедительно.— Я проставлю на конверте время, чтобы сделать все точно, как вы просили, — ответил помощник. — Чем мы еще можем вам помочь?— Спасибо. Остальное мы сами. Вы продолжайте обрабатывать Хендли.— О, уж насчет этого-то не беспокойтесь, — заверил помощник. — Сейчас пара моих ребят его интенсивно допрашивает. О сне ему придется на некоторое время забыть. Правда, пока что он выглядит посвежее, чем мы. Главная беда любого допроса заключается в том, что чем больше допрашиваешь преступника, тем больше он утверждается во мнении, что следствие блуждает в потемках. Это придает им храбрости.— Если мои предположения верны, — сказал Селби, — Хендли будет сильно уповать на то, что Нидхэм сумеет выкрутиться.Помощник кивнул.— Учтите, что приблизительно через час сюда постучится подставной поручитель, — предупредил он, — так что, если Нидхэм вам действительно нужен, лучше его увезти прямо сейчас.— Что ж, тогда не будем тянуть резину, — предложил Брэндон.Они прошли в комнату, расположенную в дальнем конце коридора. Брэндон толкнул дверь. Нидхэм, нервничающий и довольно испуганный, сидел на стуле. В лицо ему был направлен яркий свет настольной лампы. Двое допрашивающих сидели немного поодаль, в тени.— Меня выпускают под залог? — спросил Нидхэм, когда Брэндон открыл дверь. Затем, прищурив глаза от слепящего света и различив силуэт шерифа, изобразил на лице разочарование.— Нет, вас не выпускают под залог. Ни сейчас, ни потом, — ответил Брэндон.— Это только вы так считаете, — возразил Нидхэм. — Помнится, вчера вы все рвались заключать пари. Так вот, сейчас самое время поспорить. Ставлю десять против одного, что в ближайшие тридцать минут здесь появится поручитель и меня выпустят.— Напрасный труд, — ответил Брэндон. — Вы поедете с нами в Мэдисон-Сити. Там не будет никаких поручителей.— А что за мной водится в Мэдисон-Сити? Вы не можете мне предъявить ничего, кроме смехотворного обвинения в том, что я принимал участие в карточной игре на деньги, — уверенно произнес Нидхэм.— Угу, — согласно кивнул Селби. — Но дело в том, что мы арестовываем вас по обвинению в убийстве. Как теперь насчет освобождения под залог? Протяните вперед руки.На лице Нидхэма появилось выражение крайнего ужаса.— Вы хотите сфабриковать обвинение, да? — закричал он. — Вы не имеете права…Шериф Брэндон ловко защелкнул на его запястьях наручники.— Как бы не так! — сказал он. — Чего-чего, а прав у нас хватает. Пойдемте, Нидхэм.Картежник вдруг как-то странно вытянулся, его губы сделались совсем тоненькими.— Что ж, я понял, к чему идет дело, — произнес он. — Вы хотите вывезти меня в свое графство и держать там в тюрьме, надеясь, что поручители не будут знать, где искать меня. Не думайте, будто это у вас получится. Хендли им все скажет. Такой трюк рассчитан на простачков, но если вам, деревенщине, так уж захотелось его испробовать — прошу!— Вот и отлично, — сказал Селби. — Пойдемте.Они проследовали на стоянку, где их дожидалась машина Брэндона. Селби помог Сильвии Мартин забраться на переднее сиденье, а сам сел с арестованным сзади. Всю дорогу до Мэдисон-Сити Нидхэм хранил полнейшее молчание.Поняв, что расспрашивать его бесполезно, Селби, воспользовавшись выдавшейся свободной минуткой, тихонько задремал. Перед этим он предложил Брэндону сменить его за рулем, но шериф только рассмеялся.— Черта с два, — ответил он. — Я великолепно продержусь еще сорок восемь часов. Вся беда, Дуг, в том, что ты пока молодой. Не закалился еще. Ты как студень, который не успел как следует застыть. Так что придется еще лет тридцать подождать. — И шериф улыбнулся во весь рот.— Рекс, ты начитался поваренных книг, — сонно констатировала Сильвия.— Нет, просто сегодня ночью мне чуть не отодрали уши, когда я устроил рейд на холодильник.Селби казалось, что они едут сквозь холодную ночь годы. К счастью, столбик термометра не упал настолько низко, чтобы пришлось прикрывать посадки дымом костров. Но прокурор замерз, тело его ныло, а умственное напряжение последнего дня было таким сильным, что, казалось, болели мозги. И все же он чувствовал, что нашел верное решение. Его решение должно было быть верным. Иного просто не существовало. Он понимал, что, если его версия окажется ошибочной, враждебная пресса сделает из него посмешище; Чарльз де Витт Стэплтон поведет жестокую и беспощадную войну. Ему придется проститься с креслом прокурора. В душе он был игроком. И сейчас ему предстояло поставить свою карьеру на неизвестную карту.Наконец машина остановилась возле тюрьмы. Брэндон открыл дверцу. Арестованный вышел, насмешливо оглядел здание и произнес:— Готов поспорить, что вы не продержите меня здесь и получаса. Я требую, чтобы мне позволили позвонить моему адвокату.— Кто ваш адвокат? — спросил Селби.— Сэм Роупер. Брэндон усмехнулся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...