ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Что это он такое сказал, Дуг? Я не расслышал. Видишь ли, я стал немного глуховат на правое ухо. Простудился, наверно.— Он хочет позвонить адвокату, — объяснил Селби.— Что-что? — Лицо Брэндона сморщилось, словно он отчаянно силился расслышать говорившего.— Я хочу позвонить своему адвокату! — закричал Нидхэм. — Я требую, чтобы мне позволили это сделать.— А, все равно без толку, — заключил Брэндон безнадежно. — Не могу расслышать ни единого вашего слова. Проходите, проходите.Арестованный в наручниках поднялся на крыльцо. В дверях появился ночной тюремщик.— Здравствуйте, шериф. Кто это у вас? — поинтересовался он.Волна теплого, застоявшегося и пропитанного запахом тюремного дезинфектанта воздуха ударила им в ноздри. Зарешеченная дверь лязгнула позади них, словно закрылась навеки.— Задержанного мы пока не регистрируем, — сказал Брэндон, — Он взят во время облавы, и с ним еще не все ясно.— Я требую, чтобы мне дали возможность позвонить моему адвокату, — повторил Нидхэм.— Зачем вам нужен адвокат? — спросил Брэндон. — Вы же не арестованы.— Не арестован?— Нет.— Тогда выпустите меня отсюда!— Вы не можете выйти отсюда, пока не будет по всем правилам оформлено разрешение на освобождение.— Что же это за замкнутый круг получается? — в негодовании спросил Нидхэм.Брэндон взглянул на часы.— Знаешь, Дуг, пора бы нам сварить кофе и немного согреться, — сказал он. — А вы, Нидхэм, пока присядьте. Разрешение скоро будет оформлено.— Вы хотите сказать, что не собираетесь держать меня здесь?— А на каком основании?— Ну, это я и сам хотел бы узнать. Я требую, чтобы меня освободили.— Конечно, конечно. Вас освободят, — сказал Брэндон. — Единственное, что для этого требуется, это оформить разрешение.— Когда вы собираетесь его оформить?— Для этого придется проделать кое-какую бумажную работу. Так, обычная волокита. Поэтому не слишком горячитесь и не выдвигайте так много требований. От этого может повыситься давление.Они оставили Нидхэма в кабинете в обществе тюремщика, а сами удалились в небольшую комнатку под лестницей, где на газовой плитке уже булькал кофейник.— У нас есть еще пять или десять минут, — произнес Брэндон.Селби кивнул. Горячий кофе придал ему новых сил.— Боже, как я устал, — сказал он. — А ты, Сильвия?— Во всяком случае, от нескольких часов сна я бы не отказалась, — ответила она. — Кофе отличный… Может быть, Дуг, ты нам все-таки расскажешь свою версию?— Она основывается на том, что эти люди должны быть замешаны в исчезновении хостессы.— Почему ты так решил?— А ты сама подумай: Рекс Брэндон приехал в «Пальмовую хижину» и обвинил Мэдж в том, что она звонила мне, чтобы сообщить об убийстве. Хендли и Нидхэм слышали его слова. Но если предположить, что как раз по поводу этих людей она и хотела меня предупредить, то получается…— Теперь я уже сожалею, что двинулся напролом, — виновато произнес шериф. — Тогда мне все виделось гораздо проще.— Ладно, Бог с ним, — сказал Селби. — Короче, ты приехал туда и заявил, что это она звонила предупредить меня об убийстве. В доме в то время находились только двое картежников, Триггс и хостесса. Больше никого. Триггс, очевидно, знал о звонке, так как, скорее всего, сам отвозил ее в город. Возможно, он был не в курсе, кому она звонила и зачем, но он видел, как она заходила в дежурную аптеку, чтобы воспользоваться телефоном-автоматом. Таким образом, твое заявление не явилось для него большой неожиданностью. Тот факт, что она не решилась звонить из дома, а отправилась для этого в город, может означать две вещи. Во-первых, то, что она хотела, чтобы звонок остался для нас анонимным, а во-вторых, то, что она, возможно, боялась, что ее будут подслушивать. Поскольку Триггса ей опасаться было нечего, это нас снова наводит на мысль, что она хотела предупредить меня тайком от Хендли и Нидхэма. А ты пришел, и им все стало известно. Тебе она, конечно, все отрицала, но шулеры не стали бы ее даже слушать. Поэтому она разыграла истерику, убежала к себе в комнату и заперлась, а некоторое время спустя тихонько выскользнула через окно.— И что, по-твоему, произошло потом? — спросила Сильвия.По цементному полу коридора застучали шаги.— Звонят из Лос-Анджелеса, спрашивают мистера Селби, — сообщил появившийся на пороге тюремщик.Селби взглянул на часы, опустил чашечку с недопитым кофе на стол и, сказав «пойдем», заспешил по направлению к кабинету.Нидхэм сидел возле стола в угрюмом молчании. Селби снял трубку.— Алло, Селби слушает.Голос на другом конце линии зазвучал в комнате неожиданно громко. Слова говорившего были отчетливо слышны по всему кабинету.— Это Рокуэй, дежурный помощник шерифа Лос-Анджелеса, — произнес мужской голос. — Мы непрерывно обрабатывали Хендли с тех самых пор, как вы уехали, и он раскололся.— Он не показался мне человеком, который станет откровенничать, — недоверчиво заметил Селби. — Я думал, что он будет запираться до последнего и что лучше попытать счастья со вторым. Что он сказал? — Селби бросил на Нидхэма быстрый взгляд, которого тот, похоже, ждал. Его лицо скривилось в презрительной усмешке.Селби прикрыл ладонью трубку и оживленно сообщил шерифу:— Хендли сознался.Нидхэм издал саркастический смешок.— Попробуйте-ка лучше что-нибудь новенькое, — произнес он. — Меня на таких штучках не проведешь. Трюк-то с бородой.Селби вновь заговорил в телефонную трубку:— Алло, Рокуэй? Сообщите, пожалуйста, подробности.— Сперва у нас сложилось о Хендли такое же мнение, как и у вас, — заговорил Рокуэй. — Он показался нам крепким орешком. Но, видимо, он немного пораскинул мозгами и решил, что ему нет никакого смысла отдуваться за Нидхэма. История такова: молодой Стэплтон как-то сел за руль, приняв гораздо больше, чем следовало. Дело было в Сан-Диего. По дороге он на полном ходу налетел на молодую женщину и сшиб ее. Он страшно перепугался и, недолго думая, удрал. Женщина вскоре скончалась. Ее отцом оказался тот самый бродяга, которого вы нашли мертвым в мотеле.Очевидно, дочь рассказала ему перед смертью достаточно, чтобы он смог выяснить, в какой части страны зарегистрирована машина. Кроме того, она дала ему ее описание. Это была довольно приметная спортивная модель, и он не сомневался, что узнает ее сразу, как только увидит. Он принялся бродить в окрестностях Мэдисон-Сити, но безрезультатно. Наконец, вчера вечером ему повезло — он заметил эту машину в гараже закусочной «Пальмовая хижина». Он посмотрел имя владельца в регистрационных документах и начал обследовать корпус машины в поисках следов столкновения. Он не знал, что Стэплтон успел с тех пор перепродать машину, и его смутило то, что теперь на ней был новый номерной знак.— Да, да, все сходится, — взволнованно подтвердил Селби. — Что же произошло дальше?— В тот вечер Хендли и Нидхэм собрались приехать в «Пальмовую хижину» из Лос-Анджелеса. Триггс предупредил их, что у него на примете есть парочка простаков, которых было бы неплохо обчистить. Приехав первым, Нидхэм заметил, что возле машины Каттингса крутится какой-то подозрительный тип. Сперва он решил, что бродяга собрался угнать машину, и поймал его за шиворот. Чтобы оправдаться; Уоткинсу пришлось рассказать Нидхэму, кто он такой и что ему нужно. Он назвал свою фамилию и заявил, что отыскал машину, которая сбила его дочь. Он был очень взволнован. Он сказал, что собирается известить полицию и что-то там еще насчет доказательств.Далее некоторые моменты могут оказаться не совсем точными, потому что Хендли явно пытается себя выгородить. Вот что, по его словам, произошло потом. У них с Нидхэмом имелась целая куча долговых расписок Джорджа. Они понимали, что, если молодой Стэплтон загремит в тюрьму по обвинению в наезде, старик плотно перекроет ему финансовый краник, и все эти долговые обязательства так и останутся ворохом бумаги. Им во что бы то ни стало нужно было сделать так, чтобы Джордж сохранил возможность вытягивать деньги из своего папаши. Иначе плакали их двадцать тысяч. Кроме того, у них было соглашение, что Джордж дает долговые расписки под гарантию той части наследства, которая достанется ему после смерти отца, поэтому у Хендли и Нидхэма имелись далеко идущие планы в отношении состояния Стэплтона-старшего. Очевидно, им было известно, откуда у Каттингса взялась его новая машина, потому что они играли с Джорджем уже месяц или полтора и знали, что раньше она принадлежала ему.Согласно распределению ролей, Нидхэм был должен работать под простака. Он всегда появлялся первым, а Хендли показывался лишь минут через тридцать — сорок, словно шел по его следу. Не зная, что делать, и решив дождаться приезда Хендли, Нидхэм связал Уоткинса и оставил его лежать в гараже. Затем он вошел в «Пальмовую хижину» и принялся делать вид, что убивает время. Наконец появился Хендли. Нидхэм быстро ввел его в курс дела, и они вместе отправились в гараж потолковать с Уоткинсом. Войдя в гараж, они обнаружили, что он весь полон автомобильных выхлопов и Уоткинс мертв. Дело в том, что Уоткинс собирался отогнать машину в полицию и к тому моменту, когда его поймал Нидхэм, даже успел завести мотор. Оставляя его связанным в гараже, Нидхэм мотор не выключил. Короче, ситуация резко осложнилась. Они решили, что самое лучшее будет позвать Стэплтона и все ему рассказать. Так они и поступили.Неожиданно Стэплтону пришла в голову прекрасная идея. Двое его приятелей, Каттингс и Глизон, в тот день сняли в мотеле «Кистоун» коттедж, однако ночевать там не собирались. Они ехали на воскресную прогулку и оказались в городе проездом. Бывшие с ними девушки к тому времени уже отправились спать в свой, отдельный коттедж. Сами же ребята решили кутить до утра и выспаться позднее, на яхте.Стэплтон знал их коттедж. Это было единственное известное ему место, куда можно было подкинуть труп и тем самым уничтожить всякую связь происшествия с завсегдатаями «Пальмовой хижины». Они выключили мотор машины, вытащили труп из гаража и погрузили его в автомобиль Стэплтона, на котором отвезли к коттеджу. И тут Нидхэма осенило! Смерть от угарного газа — всегда смерть от угарного газа, независимо от того, откуда этот угарный газ взялся. А почему бы не инсценировать все так, будто этот тип пробрался в коттедж с намерением кого-то убить и, дожидаясь в засаде, задохнулся из-за неисправной печки? Они зажгли печку, вытащили из кармана покойника карандаш и написали на листке бумаги записку, содержание которой туманно намекало на то, что Уоткинс задумал какую-то месть, собираясь расправиться со своей жертвой с помощью пистолета. У Нидхэма был пистолет. Они стерли с него отпечатки пальцев и вложили в руку мертвеца. Потом засунули труп за шкаф — и дело сделано. Но тут они допустили ошибку. Все они сильно перенервничали, и им нестерпимо хотелось глотнуть чего-нибудь крепкого. В машине у молодого Стэплтона в отделении для перчаток лежала бутылка виски, которую он умыкнул с празднования дня рождения своего отца. Имелись у него и стаканчики. Они налили себе по полной, выпили, но, уходя, забыли прихватить с собой бутылку и три стакана.Хендли говорит, что не желает быть козлом отпущения. Он не верит, что Нидхэм случайно оставил связанного Уоткинса в гараже с работающей машиной на те самые двадцать или тридцать минут, которые были необходимы, чтобы навсегда убрать этого правдолюбца с их пути. Он говорит, что, надеясь на наше снисхождение, готов дать на суде показания против Нидхэма и Стэплтона, и тогда им уж точно не отвертеться. В прошлом у него есть кое-какие грехи перед полицией, и он согласен посидеть в тюрьме, но хочет попросить вас устроить так, чтобы срок, объявленный ему за былые дела, и срок за соучастие в убийстве шли одновременно. Он требует обещания, что наказание не будет слишком суровым. Тогда он согласится…— Он все врет! — заорал Нидхэм, попытавшись вскочить на ноги и вырывая запястья из наручников. — Этот Хендли — грязный, вонючий лжец! Дать против меня показания! Хрена лысого — не выйдет! Это он втянул меня во все. Я не хотел. Он заставил меня…Селби осторожно опустил трубку на рычаг. Карандаш Сильвии Мартин проворно засновал по бумаге, делая стенографические пометки.— Хендли сам во всем виноват! — не унимался Нидхэм. — Он приехал на полчаса позже меня и поймал того типа возле машины Каттингса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...