ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Одри Престон умоляюще взглянула на Монетт Ламберт, и та, подняв глаза к лицу Селби, негромко заговорила:— Суть заключается в том, мистер Селби, что мы практически ничего не знаем. Мы приехали сюда с двумя молодыми людьми, Томом Каттингсом и Бобом Глизоном. Завтра мы должны были поехать с ними кататься на яхте недалеко от Лос-Анджелеса. Мы сказали ребятам, что хотим ночевать отдельно, и они согласились, предоставив в наше распоряжение этот коттедж, а сами устроились в соседнем.У них здесь были друзья, Джордж Стэплтон и Росс Блэйн. Мальчики позвонили им. Самого разговора мы, правда, не слышали, но вскоре мы все четверо отправились в «Пальмовую хижину», в полумиле отсюда, чтобы торжественно отпраздновать встречу. Вечеринка затянулась до первого часа ночи. За день мы довольно устали, и нам, естественно, не хотелось выглядеть на следующее утро помятыми и невыспавшимися по сравнению с другими женщинами, которые будут на парусной прогулке. Поэтому мы попросили, чтобы мальчики отвезли нас обратно в мотель. Попрощавшись, они пошли в свой домик, а мы в свой. Мы буквально валились с ног и, быстренько покончив с вечерними процедурами, легли спать. Час назад или чуть раньше я проснулась и заметила, что из окна коттеджа, в котором остановились ребята, пробивается свет. Я испугалась, что, быть может, одному из них стало плохо. Шел дождь. Я надела туфли, накинула поверх пижамы пальто и, добежав до их крыльца, постучала в дверь. Ответа не последовало. Тогда я решила заглянуть в окно. Там между рамой и шторкой была небольшая щель, и это позволило мне посмотреть внутрь. Я увидела, что обе кровати стоят заправленные, а из-за шкафа возле двери торчат чьи-то ноги. Я побежала назад и разбудила Одри. Потом мы оделись и поспешили к конторе. Там снаружи есть телефонная будка. Из нее мы и позвонили в полицию. Вот, собственно, все, что мы можем рассказать.— А где ваши молодые люди сейчас? — спросил Ларкин.— Мы не знаем.— Вы уверены, что распрощались с ними вскоре после полуночи? — недоверчиво спросил Ларкин.— Да.— И как же происходила сцена прощания? — поинтересовался шеф полиции. — Вы помахали друг другу платочками или же?..— А как по-вашему, девушка прощается на ночь с молодым человеком, с которым она вместе на загородной прогулке? — взглянув ему прямо в глаза, перебила Монетт Ламберт. — Мы поцеловались.— Ага, вот мы кое к чему подбираемся! — сказал Ларкин. — Вы немного понежничали, так ведь?— Я не знаю, что под этим подразумеваете вы, но того, что под этим подразумеваю я, мы, во всяком случае, не делали, — ответила Монетт Ламберт твердым, решительным тоном, в котором сквозило явное отвращение. — Мы поцеловали ребят, вошли в дом и легли спать.— В две двуспальные кровати, разумеется, — ухмыльнулся Ларкин.— Да, в две двуспальные кровати.— Ларкин, если не возражаете, я хотел бы сам продолжить допрос, — вмешался Селби.Издав недовольный возглас, Ларкин отвернулся.— Ребята не говорили, что собираются снова куда-то пойти? — спросил прокурор.Девушка обвела Селби недоверчивым взглядом.— Нет, они ничего нам не сказали, — ответила она уже более спокойно. — Предполагалось, конечно, что они тоже отправятся спать. Не знаю… Одри, быть может, ты что-нибудь такое слышала?Ее подруга энергично помотала головой из стороны в сторону, поднесла к глазам платочек и тихо всхлипнула. Рекс Брэндон сказал:— Нам удалось проникнуть в тот коттедж, Дуг. Я как раз был на вызове в восточной части города. Потому-то и получилось так, что, звоня тебе, я уже находился в пути. Я примчался сразу же. Тот бродяга, которого мы с тобой вчера видели у дороги, лежал мертвый на полу комнаты. Очевидно, первоначально он там кого-то поджидал, сидя за дверью. При нем были пистолет и записка, которую он собирался приколоть на труп. Записка в общем-то дурацкая…— Что послужило причиной смерти? — перебив, спросил Селби.— Печка, — ответил Брэндон. — Он заперся в комнате и, чтобы не замерзнуть, пока ждет, включил газовую печку. Она кочегарила на полную. Дешевая такая жестяная штуковина, даже без регулятора. Когда мы открыли дверь, на нас дохнуло, как из духовки. Мы проветрили комнату и оставили все, как есть, до прихода эксперта. Я звонил ему. Он должен быть здесь через несколько минут.— Я хочу пойти взглянуть на труп, — сказал Селби. — Девушки, могу я быть уверен, что вы никуда отсюда не денетесь?— Конечно, а почему нет? — спросила Монетт Ламберт.— Но ведь вам ничто не мешает уйти, — заметил Селби.— Куда?— О, куда угодно.— Как?— Давайте не будем продолжать эту дискуссию, — усмехнувшись, сказал Селби. — Я полагаюсь на вашу честность.— Птички наверняка знают больше, чем говорят, — вставил Отто Ларкин. — Лично я думаю, что парни никогда даже не подходили к тому коттеджу. Он был взят просто для отвода глаз. Готов поспорить, что, пока девочки ходили звонить в полицию, ребята смылись.— Что ж, это ваша личная версия, — спокойно произнес Селби. — Я же придерживаюсь правила, не имея доказательств, никогда не обвинять девушек в том, что впоследствии может их выставить в неблагоприятном свете. Кстати, Ларкин, вам хорошо бы пойти с нами.— Поступайте, как знаете, Селби. Я не обижаюсь. — Полицейский с трудом сдерживал гнев. — Похоже, мы с вами просто по-разному смотрим на вещи. Что ж, у меня свой опыт… Впрочем, наверное, даже излишний, потому-то я и склонен смотреть на людей с недоверием. Но, как бы там ни было, мне не нравится сказка, которую рассказывают эти птички. Неважная в целом получается картинка. Говорю вам, парни сорвались отсюда не больше часа назад и отправились куда-нибудь устраивать себе алиби. Когда вы их найдете, они поклянутся, что с самой полуночи, не вставая, играли в карты, или наплетут что-либо из этой же серии. Вероятнее всего, они отыщутся в «Пальмовой хижине».— Спасибо за совет, — поблагодарил Селби.— Ладно, — произнес Ларкин. — В конечном счете, тут не моя территория. Так что поеду-ка я. Желаю удачи.Он распахнул дверь, поднял воротник плаща и выбежал в дождь.— Девушки, вы остаетесь здесь? — спросил Селби.— Да.— Хорошо. Тогда пойдем, Рекс, — сказал прокурор и ступил на вымоченный дождем гравий.Они добрались до соседнего домика. Холодные капли больно хлестали по лицу. Брэндон вытащил из кармана ключ и вставил его в замочную скважину.— Это ключ от коттеджа? — спросил Селби.— Нет, отмычка.— А что известно насчет хозяина мотеля? Кто он?— Джимми Грейс, — ответил Брэндон. — Он сейчас в отъезде. Наверное, все коттеджи сданы, и Джимми решил, что ему не грех прогуляться в Лос-Анджелес. В конторе тоже никого. Ну вот, готово. Проходи, Дуг. Я ничего не трогал. Это для эксперта. Правда, чтобы добраться до тела, шкаф пришлось немного сдвинуть, но, увидев, что человек мертв, я оставил все, как есть. Конечно, если не считать того, что выключил печку и распахнул окна.Коттедж в точности повторял тот, который они только что покинули. В комнате стояли две двуспальные кровати и шкаф. Одна из дверей вела в ванную, другая в маленькую кухоньку с железной раковиной, трехконфорочной газовой плитой и деревянными полками.По всей вероятности, первоначально мужчина стоял в углу, спрятавшись за шкаф, но потом постепенно сполз в нелепую сидячую позу. Его правая рука покоилась на вороненом револьвере тридцать восьмого калибра. В левой руке он держал длинную булавку, какие используются женщинами для прикалывания букетиков к корсажу. В полуметре от него, на полу, лежал листок бумаги.— Я решил не поднимать записку, — сказал Брэндон. — Встав с другой стороны, ты сможешь прочесть ее.Селби склонился над нелинованным листком белой бумаги, на котором печатными буквами карандашом было старательно выведено:«Я убил этого человека, потому что он заслужил свою смерть… Оставляю пистолет рядом с телом, чтобы мир знал, что я выполнил возложенную на меня миссию. Если меня поймают, я не буду сопротивляться аресту, равно как и лгать относительно того, что я совершил. Но суд не сможет меня покарать, ибо никогда не сможет понять, почему я убил этого человека. Знай он причину, мне не пришлось бы брать правосудие в свои руки, моя жертва не видела меня ни разу в жизни. И все же, прежде чем умереть, она узнает, за что принимает смерть. Я орудие возмездия. Мне отмщение, и аз воздам… Потому как я избран стать посланцем Божьим. Я убил, но не взял греха».— Видишь, в верхней части листка есть булавочная дырочка, — указал Брэндон. — Очевидно, он держал его в левой руке, собираясь приколоть на труп.— Выходит, что его предполагаемой жертвой был один из этих юнцов: либо Каттингс, либо Глизон?— Похоже на то.Селби медленно прошелся по комнате.— В доме никаких следов насилия, Рекс? — спросил он.— Я, во всяком случае, не заметил, — ответил Брэндон. — Обрати внимание на цвет его губ. Он задохнулся угарным газом. Сам видишь, что за хлам эта печка. Ее и вполсилы-то включать опасно, а она жарила на всю катушку, так, что из-под крышки даже выбивалось пламя.— А откуда здесь бутылка и стаканы? — спросил Селби, кивнув на литровую бутылку из-под виски и три стакана.— Когда мы вошли, все это стояло на шкафу. Похоже, прежде чем уйти, ребята немного выпили. — Селби понюхал стаканы. — Я хочу отдать их на дактилоскопическую экспертизу, — продолжал Брэндон. — А вдруг на них окажется что интересное? Специалист должен с минуты на минуту показаться здесь. Он приедет вместе с судмедэкспертом.— Стаканов из-под виски три, Рекс, — нахмурившись, произнес Селби. — Если бы ребята, прежде чем куда-то отправиться, захотели выпить, им понадобилось бы только два стакана.— Но ведь есть еще девушки, — предположил Брэндон.— Тогда их было бы четыре.— Что ж, — сказал шериф, — выходит, не остается иного объяснения, кроме того, что ребята вошли и опрокинули по стаканчику с человеком, который намеревался одного из них убить.Внезапно Селби наклонился и принялся внимательно рассматривать ботинки мертвеца.— В котором часу начался дождь, Рекс?— Около двух.— Ботинки на трупе сухие. Следовательно, до того момента, как тело обнаружили, этот человек пробыл здесь по меньшей мере часа полтора.— А ведь верно! — согласился шериф.— Да, вне всякого сомнения, это наш вчерашний бродяга. Не помнишь, как, ответил он, его звали? Что-то на У?..— Эмил Уоткинс, — подсказал Брэндон. — Жаль, что я тогда не прихватил его с собой и не устроил ему хорошенькой встряски… Но ведь вчера днем у него не было с собой этого пистолета. Голову даю на отсечение!— Ты уже проверил содержимое его карманов?— Нет. Обычно эксперты не любят, когда подобными вещами занимаются без них. В принципе, Дуг, мы можем вообще откреститься от этого дела. Сам посуди: Уоткинс поджидал кого-то, чтобы убить. Поджидал, поджидал, да и умер. Так что мы тут, вроде бы, ни при чем. Но о происшествии растрезвонят газеты. Уоткинс был чем-то вроде маньяка, и репортеры, естественно, не преминут пуститься в гадания, кого же он все-таки намеревался отправить на тот свет.— Это верно. — Селби кивнул. — Тот, на кого он покушался, для нас теперь гораздо важнее, чем он сам. Давай-ка прикинем, какие у него могли быть мотивы.— На мой взгляд, раз Уоткинс мертв, это уже не имеет никакого значения, — сказал Брэндон.— Ошибаешься, Рекс. — Селби указал на стаканы из-под виски. — Это имеет значение, потому что именно об этом газеты захотят узнать в первую очередь. Лучше уж мы сами до всего докопаемся и расскажем им, чем если они расскажут об этом нам. Прежде всего, я не совсем уверен, что дело обстоит так просто, как кажется. Тот вариант, что убийца пил со своими будущими жертвами или со своей будущей жертвой и кем-либо еще, исключается. Следовательно, логично предположить, что существовал заговор. Допустим, в него входили трое, и один из них — этот бродяга. На него возлагалось само убийство. Очевидно, задачей остальных двоих было заманить жертву в дом. И если так, то это значит, что в настоящий момент двое потенциальных убийц еще разгуливают на свободе.— Я понял, Дуг, — сказал Брэндон. — Что ты собираешься предпринять?— Значит, так. Пускай твой помощник обследует здесь все в поисках отпечатков. Гарри Перкинс, эксперт, скоро подъедет. С девушками, думаю, разберемся позже. Вот Отто Ларкин — дело другое. Он нам еще много крови попортит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...