ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Эрл Стенли Гарднер
Адвокат Перри Мейсон


Гарднер Эрл Стенли
Адвокат Перри Мейсон

Эрл Стенли ГАРДНЕР
АДВОКАТ ПЕРРИ МЕЙСОН
Роман
Перевод Т. Никулиной
ОГЛАВЛЕНИЕ:
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
Глава XIII
Глава XIV
Глава XV
Глава XVI
================================================================
Глава I
Джордж Анслей притормозил машину. Где-то здесь должен был находиться въезд на территорию Меридита Бордена. Капли холодного моросящего дождя светились в лучах фар и липли к ветровому стеклу, несмотря на то что "дворники" работали в полную силу. Внутри машины было тепло, но стекла из-за этого запотевали, и Анслею время от времени приходилось протирать их носовым платком.
Владение Меридита Бордена окружала высокая каменная стена, на верху которой угрожающе торчали куски вставленного в цемент стекла. Внезапно она резко свернула в глубь территории, и в свете фар показалась белая полоса асфальтированного въезда. Тяжелые железные ворота были открыты.
Анслей свернул и примерно с четверть мили ехал по извивающейся дорожке, пока по приблизился к величественному старомодному дому. Затем он выключил мотор и свет, но еще некоторое время сидел в машине. Ему трудно было заставить себя сделать то, что он собирался сделать, по другого выхода не было.
Он поднялся по каменным ступеням и нажал кнопку звонка, который отозвался нестройным звуком колокольчиков в глубине дома. Вскоре крыльцо ярко осветилось, и Анслей почувствовал, что кто-то внимательно рассматривает его из-за двери. Затем дверь открыл сам Меридит Борден.
- Анслей? - спросил он.
- Он самый, - сказал Анслей, отвечая на рукопожатие. - Мне ужасно неудобно беспокоить вас так поздно. Я бы и не стал ни за что, если бы это не было так важно, во всяком случае для меня.
- Вам незачем извиняться, абсолютно все и порядке, - успокаивал его Борден. - Входите. Сегодня вечером я один. Все слуги ушли. Входите же и расскажите, в чем дело.
В уютной комнате, представляющей собой что-то среднее между гостиной и кабинетом, хозяин усадил гостя в удобное кресло, а сам направился к переносному бару.
- Как насчет того, чтобы выпить?
- Спасибо, но откажусь, - согласился Анслей. - Виски с содовой, пожалуйста.
Борден наполнил стаканы, бросил в один из них лед и протянул его Анслею, а сам остался стоять перед баром, что позволяло ему смотреть на собеседника сверху вниз. Борден был высок, широкоплеч, подвижен, мужествен и высокомерен. Внешняя теплота его обращения не скрывала полностью презрения к собеседнику, оно проскальзывало во взгляде, выражении лица, а иногда и в манерах.
- Я потерпел поражение, - сказал Анслей.
- Это плохо, - ответил Борден без тени сочувствия. - Каким образом?
- Я заключил контракт на строительство новой школы.
- Низкая цена? - поинтересовался Борден.
- Цена нормальная.
- Неприятности с рабочими?
- Нет, с инспекторами.
- То есть?
- Они не принимают работу. Заставляют меня ломать и переделывать только что построенное, а как только я заканчиваю переделки, предъявляют новые претензии.
- В чем же дело? Разве вы не следуете документации?
- Конечно, я строю точно по документации, но дело не в документах. Дело в какой-то скрытой враждебности. Инспектора придираются к самым мельчайшим техническим деталям работы и идут на все, только чтобы замедлить ее.
Борден сочувственно почмокал, однако взгляд его оставался холодным и оценивающим.
- Я пытался протестовать, - продолжал Анслей. - Но один инспектор заявил мне: "Будь вы поумнее, вы бы посоветовались с Меридитом Борденом".
- Не могу сказать, что мне нравятся такие советы, - вставил Борден.
Анслей, не обратив никакого внимания на это замечание, продолжал:
- А один мой друг сказал мне: "Не будь кретином. Сходи и повидайся с Борденом". И вот... я пришел.
- Что же вы от меня хотите?
- Отзовите ваших псов.
- Это не мои псы.
- Вы знаете, что я имею в виду.
Наступило молчание.
- Сколько вы собираетесь получить за эту школу? - спросил Борден.
- Если меня оставят в покое и дадут возможность придерживаться документации в разумных пределах, то я получу прибыль в пятьдесят тысяч долларов.
- Да, плохо, что у вас такие неприятности. Вот что мы сделаем. Представьте мне всю документацию и описание тех пунктов, по которым были разногласия. Если я решу, что к вам отнеслись несправедливо, то пригрожу инспекторам ревизией их работы. Думаю, больше неприятностей у вас не будет. Конечно, мне понадобятся деньги...
- Конечно, - сухо произнес Анслей.
- Как только мы с вами начнем работать вместе, - продолжал Борден, никаких забот с инспекторами у вас не будет. Говорите всем, что это отличная конструкция, что она будет стоять прочно. Вот и все, что от вас требуется. Не стремитесь прокладывать арматуру очень тщательно. Используйте в ваших бетономешалках лишь такое количество бетона, при котором состав будет держаться, и не заботьтесь особенно о точном процентном содержании.
- Но я хочу вовсе по этого, - сказал Анслей. - Мне надо лишь, чтобы меня не дергали без нужды.
- Так и будет, - пообещал Борден. - Перешлите мне завтра две тысячи долларов, заплатите по пять тысяч из двух ближайших выплат и дайте пять процентов от окончательной суммы. А потом мы обдумаем и обговорим вашу следующую работу. Насколько мне известно, вы планируете заключить контракт на строительство подземного перехода на Телефон-авеню?
- Я, действительно, думал об этом. Но сейчас мне хотелось бы спокойно кончить это строительство и получить за него деньги.
- О'кей. Однако не заключайте контракт на строительство перехода, не повидавшись предварительно со мной. Думаю, что смогу помочь вам. Знающий консультант по производственным вопросам может принести много пользы в такой работе, как ваша.
- Именно так я это и понимаю, - с горечью сказал Анслей.
- Как жаль, что вы не повидались со мной прежде, чем взялись за строительство школы, - посетовал Борден. - Мы оба могли бы получить много больше. У вас не было консультанта но производственным вопросам, который представлял бы ваши интересы?
- Нет. Для чего мне мог понадобиться эксперт?
Борден пожал плечами. Жест был достаточно красноречив.
Анслей допил свой стакан.
- Инспектор нашел в стене два места, где, как он утверждает, неправильно проложена арматура. Разговор идет о какой-то четверти дюйма, но он требует, чтобы я точно следовал документации. Я не могу ломать всю стену, а вырезать кусок и потом ставить заплату запрещено инструкцией.
- Повидайте завтра этого инспектора, - посоветовал Борден, - и заставьте его сделать новые замеры. Я думаю, что арматура лежит совершенно правильно. Четверть дюйма - вполне допустимое отклонение. И перестаньте волноваться. Завтра все будет иначе.
Анслей поставил стакан и встал.
- Ну, думаю, мне пора.
- Я рад, что вы посетили меня, Анслей, - сказал Борден, - и позабочусь о вас, как смогу. Полагаю, что у вас больше не будет неприятностей с инспекторами. Они, как и все остальные, не любят, когда о них идет дурная слава, а ведь это, в основном, зависит от меня.
Борден засмеялся и пошел проводить Анслея до дверей.
- Я сам могу найти дорогу, - запротестовал Анслей.
- Нет-нет, я провожу вас. К сожалению, сегодня я один в доме.
Он проводил гостя и пожелал ему спокойной ночи.
Анслей точно знал: теперь мучения с инспекторами закончились, но зато начинаются другие мучения - внутреннего порядка. Ему говорили с самого начала, что если он хочет приступить к строительству, не войдя в контакт с Меридитом Борденом, то он беспросветно глуп. Анслей наивно думал, что можно обойтись без этого, если выполнять работу добросовестно и тщательно придерживаться документации. Однако он быстро понял, какую незначительную роль играет честность в той работе, которую он сейчас делал.
Машина Анслея хрустела по гравию автомобильной дорожки. В нем кипел гнев на самого себя и обида на обстоятельства, вынудившие его приехать к Бордену. Он знал, что едет слишком быстро, но знал и то, что, как бы далеко он ни уехал от этого загородного дома, ему не убежать от самого себя. В беседе с Борденом он потерял нечто важное, ту часть себя, которую не должен был терять. Он не устоял перед неумолимым давлением обстоятельств.
На последнем повороте дорожки Анслей повернул руль и притормозил как раз у железных ворот перед выездом на шоссе. В этот же момент он увидел на дороге свет фар от машины, которая сворачивала прямо на него. Очевидно, водитель хотел въехать в ворота и начал поворот до того, как заметил встречную машину. Гладкая поверхность дороги от дождя была маслянисто-скользкой.
На мгновение свет фар ударил Анслею в глаза, а затем встречную машину занесло. По инерции она проскочила ворота и задним крылом ударилась о бампер машины Анслея. Он изо всех сил нажал на тормоз и почувствовал еще один удар. Затем увидел, как машину понесло вперед и в сторону от дорожки, смутно разглядел качнувшиеся кусты, услышал треск, и наступила тишина.
Свою машину Анслей сумел остановить только у выезда из ворот. Не выключая мотор и фары, он выбрался из-за руля и, оставив переднюю дверцу открытой, побежал назад, к пролому в кустарнике.
В темноте упавшая машина казалась темной грудой. Мотор не работал, фары не горели. Анслею показалось издали, что машина лежит на боку. Подойти ближе мешали помятые ветки от кустов, сквозь которые она проломилась.
- Есть кто живой? - спросил Анслей.
Ответом ему была мертвая тишина.
Глаза Анслея постепенно привыкли к темноте, и он двинулся вперед, осторожно прокладывая себе путь сквозь мокрую листву. Острый сучок зацепил его за брюки. Анслей споткнулся, дернулся, услышал звук рвущейся материи и сразу же почувствовал резкую боль в ноге. Пытаясь защитить лицо, он вытянул вперед руки и тут же наткнулся на острый конец сломанной вотки. Неожиданно почва резко ушла у него из-под ног, и он упал. С большим трудом ему удалось встать на колени, а потом подняться на ноги. Теперь машина была перед ним. Она лежала на склоне на правом боку.
- Есть тут кто живой? - еще раз спросил Анслей.
Ответа не последовало. Ночная тишина нарушалась только булькающим звуком: из машины вытекал бензин, острый запах которого стоял в воздухе. Значит, зажечь спичку было нельзя.
С некоторым запозданием Анслей вспомнил, что у него в машине есть фонарик. Он побежал обратно, опять преодолел живую изгородь, открыл в машине отделение для перчаток и достал фонарик. Им давно не пользовались, батарейки почти сели, и было ясно, что надолго их не хватит, лампочка светилась очень тускло. Чтобы сэкономить энергию, Анслею пришлось выключить свет и снова в темноте пробираться сквозь сломанные кусты. Когда он дошел до машины, то увидел, что одна из дверец открыта. Он сунул внутрь руку и зажег фонарик. В кабине никого не было.
Анслей обошел машину спереди, держа фонарик перед собой. По траве скользило тусклое пятно света, однако его оказалось достаточно, чтобы осветить неподвижные женские ноги, а затем и всю молодую женщину, неловко лежащую на мокрой траве. Очевидно, ее выбросило из машины на землю и протащило вперед. Оттого, что женщина скользила по земле, юбка ее задралась и ноги были открыты до самых бедер. Анслей отметил, что они весьма красивы.
Он поднял фонарик и увидел, что одна рука женщины согнута и закрывает ее лицо. После этого фонарик погас окончательно. Анслей отбросил его, склонился над женщиной и в темноте стал нащупывать ее запястье. Пульс бился слабо, но ровно.
Анслей выпрямился и стал пробираться к гравийной дорожке, однако наткнулся на изгородь. Тогда он набрал в легкие воздуха и изо всех сил закричал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...