ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- И что сделали?
- Вы говорили по телефону.
- Одну минутку, одну минутку, - возразил Дру. - Это некомпетентно, невещественно и не имеет отношения к делу. Это умозаключение свидетеля.
- Это не умозаключение свидетеля, - ответил Мейсон. - Было бы умозаключением, если бы я спросил ее, с кем я разговаривал, но она показывает только тот факт, что я говорил по телефону. Я действительно говорил по телефону, и только это она показывает.
- Продолжайте, - обратился судья к Делле Стрит, - возражение отклоняется. Не пересказывайте нам, что говорил мистер Мейсон, с кем он говорил, рассказывайте только то, что происходило.
- Да, Ваша честь. Затем мистер Мейсон повесил трубку и... Имею ли я право показать, что он мне говорил?
Судья Эрвуд покачал головой:
- Если обвинение будет возражать, то нет.
- Мы возражаем, - сказал Дру. - Это действительно показания с чужих слов, а свидетель должен говорить только о фактах, имеющих отношение к делу.
- Я думаю, что это имеет самое прямое отношение к делу, - заявил Мейсон. - Мы как раз сейчас подходим к части, которую я считаю очень важной.
- Хорошо, - сказал Эрвуд. - И что же произошло, мисс Стрит.
- После того как мистер Мейсон поговорил по телефону, я взяла трубку и продолжала через равные промежутки времени нажимать кнопку вызова.
- И что случилось?
- Мистер Борден ответил на вызов.
- Минуточку, минуточку, - заволновался Дру. - Мы требуем вычеркнуть это из протокола как умозаключение свидетеля. Это бездоказательно.
Судья обратился к Делле Стрит, лицо его выражало явную заинтересованность:
- Вы утверждаете, что ответил мистер Борден?
- Да, сэр.
- Вы знали его при жизни?
- Нет, Ваша честь.
- В таком случае откуда вам стало известно, что это мистер Борден?
- Он так сказал.
- Другими словами, голос в телефонной трубке заявил, что вы разговариваете с мистером Борденом?
- Да, Ваша честь.
Эрвуд покачал головой.
- Возражение обвинения принято. Это действительно умозаключение свидетеля. Однако свидетель имеет право как можно точнее пересказать беседу, состоявшуюся по телефону.
- При всем нашем уважении к суду, - вскочил Дру, - и, несмотря на то, что вопрос задан Вашей честью, мы вынуждены заявить возражение, поскольку нельзя доказать, что у телефона был Меридит Борден.
Судья снова покачал головой:
- Адвокат уже обосновал данный вопрос, установив, что телефон у ворот был связан прямо с домом. Теперь мисс Стрит показывает, что нажала кнопку вызова на телефоне и говорила с кем-то. Она имеет право рассказать о беседе. То, что ее собеседником являлся Меридит Борден, должно быть подтверждено либо прямыми, либо косвенными доказательствами. В данном случае суд утверждает, что косвенные доказательства выглядят вполне убедительно. Согласно показаниям обвинения мистер Борден был в доме один. Согласно показаниям данной свидетельницы какой-то мужчина ответил по телефону. То, что мужчина сказал, будто он является мистером Борденом, вовсе не означает, что так и было в действительности, это уже установлено, но я разрешаю свидетельнице дать показания по поводу этого разговора.
Делла Стрит продолжала:
- Мужской голос спросил, кто звонит. Я сказала, что мы просто прохожие и хотели бы поговорить с мистером Борденом. Мужчина ответил, что он - мистер Борден и просил бы его не беспокоить, но я заявила, что дело не терпит отлагательства, так как молодая женщина попала в автомобильную катастрофу и, скорее всего, находится где-то на его территории. Мужчина подтвердил, что действительно кто-то трогал ворота, нажал на кнопку охранной сигнализации и тем самым открыл клетки со сторожевыми собаками. Он пообещал выключить прожектора и отозвать собак и сказал, чтобы мы не волновались, так как собаки не нанесут вреда: они выдрессированы таким образом, что заставляют человека стоять неподвижно до прихода хозяина. Потом голос спросил, кто я такая, но я отказалась назвать свое имя, сказав, что просто проходила мимо.
- Что было дальше? - спросил Мейсон.
- Я повесила трубку и сказала вам... Нет-нет, - Делла улыбкой попросила прощения у обвинения, - я знаю, что не имею права говорить об этом.
- В какое время это было? - спросил Мейсон.
- Разговор по телефону происходил минут в десять-пятнадцать двенадцатого.
- Что мы сделали потом?
- Потом мы отвезли мистера Анслея назад, в ночной клуб "Золотая сова", где он пересел в свою машину.
- До какого времени мы были с Анслеем?
- До одиннадцати тридцати, может быть, одиннадцати тридцати пяти.
- Следовательно, основываясь только на том, что знаете сами, вы можете указать местопребывание обвиняемого по делу в любой отрезок времени от двух-трех минут одиннадцатого до одиннадцати тридцати вечера понедельника?
- Да.
Мейсон обратился к Дру:
- Можете допрашивать.
- У нас нет вопросов к этому свидетелю, - с широкой улыбкой заявил Дру.
- Вы не будете допрашивать? - удивился Эрвуд.
Дру покачал головой.
- Суд должен указать вам, мистер Дру, что, если вы не ставите под сомнение показания этого свидетеля, следовательно, есть достаточные основания полагать, что мисс Стрит действительно разговаривала с мистером Борденом.
- Мы это понимаем. Ваша честь, - ответил Дру. - Но наши опровержения будут строиться не на допросе этого свидетеля.
- Как вам угодно.
- Тогда все, - произнес Мейсон. - Мы выиграли, Ваша честь.
Судья взглянул на Гамильтона Бергера и Сэма Дру. Они были заняты оживленной беседой.
- Такое впечатление, мистер обвинитель, - сказал Эрвуд, - что в настоящий момент ситуация довольно резко изменилась. По показаниям незаинтересованного свидетеля, в чьей честности суд совершенно не сомневается, какой-то мужчина находился в доме Бордена в несколько минут двенадцатого. Этот человек ответил на звонок телефона, но согласно показаниям свидетеля обвинения единственным человеком, который находился в это время в доме Бордена, был сам Меридит Борден.
- С разрешения суда, - Бергер снисходительно улыбнулся, - нам хотелось бы вызвать свидетеля, чьи показания могут несколько прояснить ситуацию.
- Ну что ж, вызывайте.
- Мы просим на свидетельское место Франка Ферни.
- Вы уже приносили присягу, - обратился к нему Бергер, - поэтому сразу начнем с допроса. Вы слышали показания мисс Стрит, которая только что была здесь?
- Да, сэр.
- Вы знаете что-либо о беседе, про которую она рассказывала?
- Да, сэр.
- Что именно?
- То, что эту беседу вел я.
В улыбке Гамильтона Бергера был нескрываемый триумф.
- То есть вы являетесь тем человеком, который назвался Меридитом Борденом?
- Да, сэр.
Гамильтон Бергер с преувеличенной любезностью поклонился Перри Мейсону.
- Можете допрашивать, - сказал он и сел.
Мейсон встал так, чтобы оказаться лицом к лицу со свидетелем.
- Вы сказали нам, - начал он, - что ушли из дома Бордена в шесть часов, рассчитывая вернуться только утром. Вы хотели пойти обедать со своей девушкой?
- Правильно, но я вернулся и ночевал в доме.
- В какое время вы вернулись?
- Приблизительно без десяти одиннадцать.
- И каким образом вы доехали?
Свидетель усмехнулся, усмехнулись также Гамильтон Бергер и Сэм Дру.
- Я приехал на автомобиле, - ответил Ферни.
- Один? - резко спросил Мейсон.
- Нет, сэр.
- Кто был с вами?
- Женщина.
- Что за женщина?
- Доктор Маргарет Коллисон.
- Какой доктор?
- Ветеринар.
- Каким образом вы вошли на территорию?
- Мы подъехали к закрытому заднему входу. Доктор Коллисон поставила свою машину, а я вывел на поводке из машины собаку, открыл калитку, отвел собаку на место и посадил ее в клетку. Когда я сажал ее, было примерно без десяти, ну, возможно, без пяти минут одиннадцать. Потом я спросил доктора Коллисон, не зайдет ли она выпить чего-нибудь, и она ответила, что с удовольствием, тем более что ей хотелось повидать мистера Бордена и поговорить с ним о собаке.
- И что вы сделали?
- Я проводил ее к задней двери дома, открыл замок своим ключом, и мы вошли.
- Что потом?
- Я прошел в кабинет мистера Бордена, но его там не было. Я предположил, что... Хотя, наверное, я не имею права говорить о своих предположениях.
- Продолжайте, - разрешил Мейсон. - Раз обвинение не возражает, я тем более не собираюсь этого делать. Мне нужно точно знать, что произошло.
- Значит, я предположил, что он работает в студии - то ли снимает, то ли проявляет, - и посоветовал доктору Коллисон подождать: может, он спустится вниз. Только я приготовил два коктейля, как вдруг завыла сирена, включились прожектора и автоматически открылись дверцы собачьих клеток. Я услышал, как собаки с лаем помчались к стене, и затем уже по лаю догадался, что тот, кто поднял весь этот переполох, сумел перебраться через стену. Я вернулся, посоветовал доктору Коллисон выпить, а потом уже решил посмотреть, что же там произошло, почему включилась сигнализация. Затем я вышел на улицу и свистом отозвал собак. Когда я был на улице, зазвонил телефон. Я быстро вернулся и увидел, что доктор Коллисон уже взяла трубку. Она объяснила, что какой-то мужчина спрашивал мистера Бордена, и она ответила, что мистер Борден приказал его не беспокоить.
- Дальше?
- Спустя некоторое время телефон снова стал звонить.
- И что тогда произошло?
- Я взял трубку, так как подумал, что, наверное, это полиция интересуется причиной включения охранной сигнализации.
- А кто звонил?
- Звонила молодая женщина. Я узнал голос, когда услышал мисс Стрит. Она очень точно передала содержание нашей беседы по телефону. Я действительно назвался Меридитом Борденом, сказал, что собаки не принесут никому вреда, что я выключу прожектора и посажу собак в клетки. На самом деле собаки уже сидели на своих местах.
Мейсон задумчиво рассматривал свидетеля. Напротив адвоката, за столом обвинения, Гамильтон Бергер и Сэм Дру выразительно усмехались, чувствуя, как в процессе перекрестного допроса победа обвинения становится все более ощутимой. Под предлогом экономии времени они заставили Ферни в первый раз сказать только самое основное, отказавшись от дальнейших вопросов, этим они буквально вынудили Мейсона на перекрестном допросе опровергать самого себя.
- То, что вы назвались по телефону Меридитом Борденом, являлось для вас обычным делом?
- Конечно, - ответил свидетель. - В тех случаях, когда мистер Борден приказывал его не беспокоить, а кто-нибудь настаивал на том, что хочет говорить именно с ним, я назывался Борденом и говорил, что очень занят и прошу меня не беспокоить.
- И часто вы это делали?
- Не часто, по делал.
- Можете вы описать доктора Коллисон? - спросил Мейсон.
- Она женщина-ветеринар, которая отлично лечит собак.
- Сколько ей лет?
- Я не очень-то умею определять возраст женщин, но она сравнительно молода.
- Конкретнее.
- Я думаю, ей года тридцать два - тридцать три.
- Она полная?
- Нет, очень хорошо сложена.
- И уж, конечно, вы развлекались с ней в вашей спальне? - несколько скептически спросил Мейсон.
- Это ложь! - сердито выкрикнул Ферни.
Бергер уже вскочил и возмущенно замахал руками:
- Ваша честь. Ваша честь, это совершенно неуместный, выходящий за всякие рамки перекрестного допроса выпад! Это оскорбление достойной женщины! Это...
Судья Эрвуд ударил молотком о стол.
- Да, мистер Мейсон, - подтвердил он. - В данных обстоятельствах это совершенно неуместно.
Мейсон взглянул на судью с выражением полной невинности.
- Почему, Ваша честь? - спросил он. - Ведь это единственный вывод, который можно сделать из показаний данного свидетеля. Раньше он говорил, что аппарат находится в его спальне, в цокольном этаже, а второй - в кабинете Бордена, и когда телефон звонил, свидетель отвечал, а Борден слушал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...