ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

У кого-то здесь хватало смелости наигрывать шотландскую песню!Джапоника расценила сей факт как удачу. Несомненно, то был знак свыше: именно тут и должен был обитать загадочный Хинд-Дива. Он ничего бы не боялся.Джапоника поспешила к единственной узкой двери в высокой стене дома и потянула за веревку. Звука колокольчика она не услышала, зато услышала, что песня прекратилась, и сверху донесся крик:— Ты, кш! Убирайся! — Человек, одетый как слуга, говорил на очень плохом арабском. — Мы никого не принимаем, а нищим не подаем!— Я не нищенка! — крикнула в ответ Джапоника на своем родном языке и тут же усомнилась в том, разумно ли поступила.— Англичанка? — У спрашивающего был ярко выраженный шотландский акцент. — Сейчас спущусь, девочка, и не кричи ты здесь на английском!Не прошло и минуты, как в узкой двери открылось оконце. За окном оказалась решетка, так что лица говорящего она рассмотреть не могла.— Я ищу человека по имени Хинд-Дива, — шепнула Джапоника. — Вы, случаем, не он?— Не могу сказать, что я — это он, и не могу сказать, что он — это не я. Но лучше завтра приходите. Вечерний час не лучшее время, чтобы беспокоить Дива note 1 1
Див — дьявол

. — И окошко захлопнулось.Джапоника нетерпеливо забарабанила по двери.— У меня есть деньги. Окно открылось снова.— Сколько?— Впустите меня и сами увидите, — ответила она храбрым тоном. При этом чувствовала себя далеко не так уверенно.К ее удивлению, дверь распахнулась. Джапоника торопливо огляделась — маленькая улочка была совершенно безлюдна — и ступила за порог.В тот момент как она переступила порог, ее объял аромат жасмина и апельсинового цвета. Ни жары, ни пыли, ни уличной вони. Она сделала несколько шагов от двери и остановилась, пораженная. Неземная красота окружала ее.Ей говорили, что персидские жилища кажутся совершенно обособленными от улицы, от города, в котором расположены. Персидский дом — королевство в королевстве. Царство неземных ароматов и роскоши. Теперь она поняла, что имелось в виду. Белоснежные колонны и арки тускло сияли, наполовину потонув в тени цвета индиго. Таков был внутренний дворик. Довольно просторный. Шелковые портьеры насыщенного гранатового цвета с золотой бахромой колыхались от ветерка, неизвестно откуда взявшегося, ибо на улице его не было. Окаймленный роскошной зеленью апельсиновых и лимонных деревьев, освещенный таинственным светом из неведомого источника, в центре двора бил фонтан. Потоки воды переливались малиновым и лазурным, золотым и серебристым — цветами мозаичного цветочного панно, которым были выложены дно и парапеты фонтана.Когда дверь захлопнулась, Джапоника вздрогнула.— Я пришла, — проговорила девушка, обернувшись, но сконфуженно замолчала, ибо поняла, что обращается к пустоте.Ни у двери, ни в патио никого не было.Осознав, что она, зайдя в чужой дом, поступила опрометчиво, Джапоника рванулась к двери и дернула за засов. Увы, дверь не желала открываться.— Что за шутки! — воскликнула она по-арабски, но ответом ей было лишь собственное эхо. — Очень хорошо. — Джапоника выпрямилась и вышла на середину двора. Она не собиралась демонстрировать испуг, хотя сердце ее бешено колотилось. — Скажите Хинд-Диву, что я буду ждать его у фонтана.Несколько долгих минут она продолжала оставаться в одиночестве. При этом ее не покидало чувство, что за ней наблюдают.Джапоника решила, что Хинд-Див специально испытывает ее. Чтобы добиться уважения такого человека, надо вести себя с ним храбро и независимо. Нервозность могла ее выдать. Джапоника зачерпнула из фонтана воды, чтобы плеснуть в лицо. Там, в глубине, показались плавник и красно-золотой хвост экзотической рыбы. Она лениво нарезала круги вокруг бьющей струи, огибая стебли водяных лилий и лотоса.Спустя несколько мгновений звон невидимого колокольчика привлек взгляд девушки к нише в стене. Там на краю стояло огромное медное блюдо с барашком на вертеле, рассыпчатым рисом, баклажанами, помидорами, несколькими сортами маслин и олив. На отдельном блюде лежала большая круглая лепешка. И еще чашка с чаем. Гостеприимство хозяина было выше всяких похвал.Лишь после того как Джапоника отведала изысканных яств, ей пришло на ум, что пиршество могло быть ловушкой: еду могли отравить, а в чай подсыпать снотворное. Девушка сплюнула чай назад в чашку и поставила ее на блюдо.— …Вы всегда так недоверчивы, госпожа?Джапоника услышала густой приятный баритон, который мог принадлежать только самому Хинд-Диву, медленно обернулась, взглянула на говорившего, и… все, что происходило с ней потом, уже словно и не принадлежало этой реальности. Глава 2 Он стоял у противоположной стены, с головы до ног одетый в черное. Черты его лица она не могла разглядеть — к роскошному тюрбану, венчавшему его голову, был прикреплен ниспадающий глубокими складками отрез ткани, тюрбан отбрасывал густую тень на лицо, но глаза мужчины сверкали, словно принадлежали дикой кошке.Джапоника едва не вскрикнула. Она вспомнила случай, когда отец вез в Лондон каспийского тигра. Пока корабль готовился к отплытию, тигр жил у них в доме. Джапоника как завороженная могла часами наблюдать за хищником, с ленивой грацией прогуливавшимся по клетке, испытывая одновременно восхищение и страх. Вот и Хинд-Див пошел к ней с той же пугающей кошачьей грацией.Он остановился в двух шагах от гостьи и вдруг сорвал маску. У Джапоники перехватило дыхание. Лицо его, не одни лишь глаза, поражало сходством с мордой арабского гепарда.От внешних уголков глаз тянулись черные вытатуированные полосы: часть к вискам, часть к уголкам губ — туда, где начиналась черная клиновидная шелковистая бородка. Зря она посмеивалась над его именем. Тот, кто стоял перед ней, вполне мог быть воплощением дьявола — таким, каким представляют его люди Востока.Джапонике вдруг вспомнились строки из арабских сказок о могущественном волшебнике. Да, это был харизматический лидер с проницательным, даже пронизывающим взглядом желтых кошачьих глаз и странным, чарующим обаянием. В сказках при его появлении мыши запрыгивали на стулья. Глядя в его завораживающие глаза того же золотистого оттенка, что и благовония, что лежали на дне ее кармана, Джапоника поверила, что этот человек и в самом деле волшебник.— Мой слуга заявил, что вы готовы были взломать дверь. — Он с небрежной грацией откинул полу плаща и положил руку на украшенный драгоценными камнями эфес сабли непривычной закругленной формы, заткнутой за широкий шелковый кушак. Взгляд его неспешно скользил по ее лицу и фигуре, и при этом Джапоника чувствовала, как по ее спине пробежал холодок, не имевший никакого отношения к загадочному ветерку. — Вы либо очень храбрая, либо очень глупая.«Какая я дура», — сказала себе Джапоника. Явившись к нему, она презрела все нормы поведения, которым неукоснительно следовала всякая восточная женщина. И сейчас, пялясь на Дива во все глаза, она поступала непростительно дерзко с точки зрения перса. И все же… Как могла она отвести взгляд от такого величественного создания?Сердце грозило вырваться из грудной клетки. Джапоника смиренно наклонила голову и ответила на безупречно правильном персидском:— Прошу прощения, мой господин. Я исполнена благоговейного восхищения из-за того, что имею честь лицезреть самого Хинд-Дива.Он молчал так долго, что она, движимая любопытством, подняла глаза: не ушел ли хозяин дома? Нет, он все еще был здесь. Лицо его оставалось бесстрастно-спокойным. Ни любопытного прищура, ни удивленно приподнятой брови, ни улыбки поощрения. Он и не думал вызывать ее на разговор, заранее испытывая скуку от того, что может сообщить ему «глупая» визитерша.— И ради этих жалких междометий меня подняли с кровати! — воскликнул он и зашагал прочь, всем своим видом демонстрируя презрение к непрошеной гостье.— Нет, подождите!Джапоника бросилась за ним следом, но Хинд-Див успел скрыться за портьерой.В чем дело? Его в самом деле оскорбило ее приветствие, или он пришел в ярость от того, что она посмела усомниться в искренности его гостеприимства, отказавшись от трапезы? Впрочем, Джапоника знала, что большего оскорбления в этой части света, пожалуй, не сыскать.И тут ее кто-то схватил сзади за предплечье. Стремительно обернувшись, Джапоника оказалась лицом к лицу с Хинд-Дивом.— Дьявол! — воскликнула она по-арабски, всерьез испугавшись, ибо человек из плоти и крови не мог за столь короткий промежуток времени оказаться у нее за спиной.— А вы темпераментны! — был его ответ. Он улыбался, но одними губами — глаза его сохраняли прежнее хищное выражение. — Вы говорите по-английски! — Последнюю фразу он произнес, выдерживая правильные интонации и с тем произношением, которым владеют лишь лондонские аристократы.Джапоника все никак не могла оправиться от шока и потому хранила молчание.— Вы начинаете меня утомлять, — сказал он и отпустил ее руку. Он снова i ерешел на арабский. На этот раз Див не стал проделывать трюки с исчезновением, а просто прошел через двор и приблизился к шатру.Пока он стоял к ней спиной, Джапоника боролась с искушением вырвать руку и пуститься в бегство. Теперь, когда он наконец отпустил ее, Джапонику начало трясти. Его кошачий взгляд и кошачьи уловки пугали девушку. И все же если она убежит сейчас, то каковы у них с виконтом и няней шансы выбраться из Багдада? Нет, неудача недопустима. Но как она могла достойно противостоять тому, кто был, возможно, не из числа смертных? В области колдовства и чародейства у нее опыта не было. Все, что она могла противопоставить хозяину дома, это отчаянную решимость добиться своего, продиктованную страхом смерти от рук французов.Она сделала несколько шагов следом за Хинд-Дивом и крикнула ему в спину:— Нетерпение редко приносит добрые плоды, сагиб. Он не удостоил ее ответом. Только у входа в шатер на дальнем краю двора оглянулся и спросил:— А вы стоите моего терпения, амиях?Джапоника глубоко вздохнула. Ноздри защекотал аромат жасмина, усиливающийся к ночи. Див назвал ее так, как называют самых последних служанок. Ее страх испарился под напором горделивой ярости — в ней заговорил неукротимый дух Фортнамов. Див вошел в шатер, и Джапоника рванулась следом. Будь он человек или дьявол, так просто ему от нее не отделаться!Невидимые руки раздвинули перед ней портьеры, закрывающие вход. На этот раз она даже не удивилась. Этот шарлатан опять проделывает свои трюки. Во второй раз ему не удастся позабавиться. И все же мужчина, стоявший в центре комнаты, освещенной факелами, размещенными по углам, не мог не поражать воображение. Его облик был странен: он вызывал и восхищение, и отвращение одновременно, но если относительно его привлекательности мнения могли расходиться, то способность удивлять не вызывала сомнений.Бог знает, когда он успел переодеться, но сейчас черное строгое платье сменили вышитая свободная рубаха из золотистого шелка и шаровары. Тюрбана на нем не было. Черные шелковистые волосы ниспадали до плеч, но, несмотря на это, ничего женственного в его обличий не было. Он повернул голову, и Джапоника увидела его улыбку: уголки крупного чувственного рта были чуть повернуты кверху. Улыбка соблазняла и манила. Джапоника поняла, что стоит перед лицом очередного испытания.Он подошел к ней, и она, к удивлению своему, не испытала страха. Лишь чувствовала, что от него исходила мощь, сила, которой невозможно противостоять. Из-за экзотической раскраски истинные черты его лица разглядеть было трудно, и сама эта неопределенность делала Дива самым отталкивающим и в то же время самым влекущим человеком из тех, кого ей доводилось встречать… если только он был человеком.Он подошел к ней ближе, чем позволяли приличия, и, наклонясь, прошептал:— И когда, хочу я знать, ты собираешься поразить меня, бахия?На миг, потрясающий миг, Джапоника ощутила прикосновение его щеки к своему лицу. Сквозь тонкий шелк вуали она почувствовала, как его шершавая борода прикоснулась к ее переносице. Затем он отстранился. Хинд-Див улыбался, но улыбка его не помогла ей почувствовать себя более непринужденно.— Ты вкусно пахнешь, бахия.— Я сама придумала эти духи, — сказала Джапоника и тут же пожалела об этом.— Ах, значит, вот где секрет твоего волшебства. — Он протянул руку, кончиком пальца коснулся края вуали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Загрузка...

загрузка...