ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этот раз он несколько раз со свистом вдохнул.— И кто этот другой мужчина?— Пока такого нет. И до сегодняшней ночи я думала, что и не будет. Но ты показал мне ту часть моего существа, о существовании которой я не догадывалась. И я тебе за это весьма благодарна.— Но… разве меня недостаточно?Она подняла голову. Он с трудом проговорил эти слова, будто они застревали у него в горле.— Ты для меня — все. И поэтому я не должна прикипать к тебе сердцем. Я решу, что люблю тебя, и тогда… ну, сам понимаешь, что будет тогда. — И она невесело рассмеялась.Синклер повернул голову так, чтобы смотреть ей прямо в глаза.— Это такая ужасная участь?Вот оно, случилось! Она попала в собственную ловушку!— Нет, вовсе нет. Но я не должна тебя любить.— Не должна меня любить? — эхом откликнулся он. — Из-за этого? — Он поднял свою изувеченную руку.— О нет. — Она потянулась к его руке и поднесла ее к губам для поцелуя. — Это часть тебя и поэтому совершенно не важно, какая у тебя рука или что-то другое.— Но тогда почему?— Я не буду твоей любовницей. — Джапоника отвернулась. — Хотела бы я, чтобы ты больше не спрашивал меня об этом. — Она прижалась к нему теснее. — У нас есть эта ночь. Поцелуй меня еще раз и покажи, как ты можешь сделать меня счастливой.Она ждала, что он поцелует ее и забудет об их разговоре, но Синклер внезапно сделался очень серьезным. Он коснулся ее щеки и убрал с лица упавшую прядь.— У тебя есть власть взять мое сердце и вынуть его из груди. Я молю тебя быть доброй ко мне, бахия. Часть третья …Какой коварный дьявол, эта ваша Любовь . Батлер Глава 19 До Рождества оставалась неделя, самое горячее время для «Фортнама и Мейсона». Слуги в ливреях, повара и кухарки и даже достопочтенные граждане с корзинами в руках толкались и пихали друг друга, дожидаясь, пока подойдет их очередь выбрать товары из потрясающего разнообразия снеди, что предлагали им лучшие поставщики продовольствия и прочих товаров первой необходимости в столице. Лавка на Пиккадилли пользовалась известностью.Ричард Фортнам позаботился о том, чтобы его «кузина» из-за недостатка времени или по рассеянности не обошла его учреждение стороной. Ричард помнил один неловкий момент, когда он случайно услышал, как горничная обратилась к Джапонике «миледи». Наведя кое-какие справки, Фортнам выяснил, что его родственница обладает титулом виконтессы, и тут же слегка изменил к ней отношение на более почтительное. Для него было большой честью обслуживать аристократов. Теперь он мог гордиться высоким патронажем и, что еще более почетно, родством с аристократией. Ричард Фортнам счел за честь лично провести Джапонику по всему своему заведению, и для этого ответственного дела снарядил еще и двух помощников.Сопровождаемая почетным эскортом, леди Эббот прошлась по всем кладовым заведения и выбрала несколько нарядных коробок с имбирными бисквитами и шотландскими песочными коржиками. Рождество семейство Шрусбери должно было встретить во всеоружии. Любуясь яствами, вдыхая праздничные ароматы, Джапоника вдруг почувствовала острую тоску по дому. Не уставая хвалить родственника за невиданное разнообразие снеди, она призналась, что его магазин ближе всех подошел по изобилию к восточным базарам ее родины. Запах пряностей щекотал ноздри, будоражил воспоминания о солнечном Бушире, раскинувшемся под лазурным небом у лазурной гавани. Вот она оказалась возле бочек с оливками, привезенными с Ближнего Востока. В других бочках хранились орехи всех видов и сортов: от водяных до миндальных, в скорлупе и без скорлупы. Чуть дальше были припасы сушеных фруктов из солнечных стран, еще дальше бобовые всех цветов и на любой вкус, от серо-зеленого до коричнево-красного. Тут же в мешках хранилось зерно: необмолоченный овес и пшеница.Но больше всего Джапонике понравилось там, где продавали свежие фрукты. Груши из теплиц, сизые сливы и краснобокие яблоки. Смородина, красная и белая, крупная и яркая, напоминала рассыпавшиеся бусы с нарядного ожерелья. Полки ломились от горшочков с медом из разных мест: из Корнуолла, Дорсета, Ньюмаркета и Шотландского высокогорья. На каждом горшке был ярлык с указанием места и названий цветов, с которых пчелы собирали этот мед. На других полках хранились консервированные фрукты, приготовленные с имбирем и прочими пряностями, а также лимонное, малиновое желе и варенье из розовых лепестков. Мармелад из испанских апельсинов соседствовал с банками маринованных зеленых грецких орехов, огурцов и инжира, сваренного в роме. За другим прилавком предлагали разнообразно приготовленную горчицу и хрен.Из чая она выбрала китайский улунг и кимон. Ей так и хотелось попробовать ароматный английский чеддер и стилтон с голубыми прожилками, томящийся в глиняных чанах. Были и такие сыры, о которых она даже никогда не слышала: голубой уэнслидейл и красный чешир.У мясника Джапоника заказала дюжину сырокопченых Йоркских окороков и копченой дичи. В отделе расфасованных товаров продавались икра и копченая шотландская лососина, а также всевозможные паштеты и пироги с начинкой. Еще подальше в аквариуме плавали живые черепахи и рыбы, ждущие возможности украсить собой чей-то обед. Но Джапоника выбрала устриц и лососину, свежую и копченую. Все это вместе с тремя рождественскими пудингами было велено доставить непосредственно в Крез-Холл.В завершение она купила себе бумажный пакетик с жареными каштанами и, выйдя из магазина, присела на скамейке, чтобы немного отдохнуть и насладиться орехами.Совершенно случайно Джапоника узнала, что в отсутствие лорда Эббота к Рождеству в Крез-Холле никто не готовился.Пиона сходила на кухню спросить, будет ли па праздник смородиновое печенье, и вернулась заплаканной.— В октябре не было пудинга, мисс, — пожаловалась она, — и печенья с миндалем тоже не было. Что же это за Рождество без пудинга? Что же нам делать?Джапоника обнаружила, что аристократические дома мало чем отличаются от обычных в том, что касается самостоятельности прислуги. Если хозяева не возьмут на себя труд все подготовить, никому из слуг и в голову не придет пошевелиться.— Не мое это дело заказы делать, — ответила Джапонике кухарка.Но леди Эббот считала, что не отметить Рождество они не имеют права. Находясь в Лондоне, она сама может выбрать лучшие деликатесы. И даже если сестры Шрусбери этого еще не знали, у них появился лишний повод для праздника. И у сестер Шрусбери, и у нее.Проснувшись, Джапоника была приятно удивлена, нет, пожалуй, ошеломлена тем, что жены некоторых из господ, присутствовавших вместе с ней накануне вечером на приеме у персидского посла, отправили ей свои визитные карточки с указанием времени, когда отправительницу можно застать дома. Джапоника расстроилась было от того, что ни одна из пославших ей свою визитку фактически не пригласила ее в гости, но Бершем отнесся к новоиспеченной виконтессе с редкостным терпением и объяснил, что в Лондоне в высшем свете так принято. Он также сказал, что в течение ближайших нескольких дней Джапонике следует нанести визит тем, кто прислал ей свои визитки, и, если после этого ей будут нанесены ответные визиты, она может считать, что первый шаг на пути к тому, чтобы быть принятой в обществе, уже сделан.Бершем также пояснил, что, хотя девочки еще и не получили официального допуска в свет, обычай не запрещает им наносить визиты вместе с леди Эббот, как и находиться дома в то время, когда леди Эббот захочет посетить какая-нибудь светская дама.Джапоника с улыбкой жевала жареный каштан. Возможно, еще до наступления нового года девушки заведут необходимые знакомства и получат приглашения на балы и светские рауты. Быть может, в этом году их все же удастся протащить через прием в Сент-Джеймсском дворце. Ей даже пришло в голову, что она может задержаться в Лондоне хотя бы для того, чтобы обеспечить презентацию сестер Шрусбери при дворе.Довольная покупками, как и тем, что ей удастся обеспечить девиц не одними лишь съестными припасами, но и порадовать чем-то большим, Джапоника приписала к списку заказанного и те продукты, которые в качестве хозяйки поместья собиралась подарить жителям Крез-Холла. Продуктов должно было хватить на всех, в том числе и на тех жителей поместья, которые по традиции являлись в господский дом на рождественский ужин. Спасибо Бершему, который просветил ее на этот счет. Дворецкий сказал, что обычай свято соблюдался покойным виконтом, за исключением тех случаев, когда его не было дома на Рождество.Но теперь в Шрусбери был новый виконт. Будет ли он присутствовать в Крез-Холле на Рождество?Джапоника потеснее запахнула плащ под подбородком, больше не от холода, а чтобы скрыть нахлынувший румянец.Когда Девлин ушел из ее спальни в начале пятого утра, она и не помышляла о том, что будет заниматься праздничными закупками для Крез-Холла. Они хихикали и перешептывались, как школьники, когда она помогала ему собрать разбросанную одежду, а потом справиться с застежками на рубашке, жилете и бриджах. На самом деле ей пришлось игриво вытолкать его за дверь, упрекнув за то, что он слишком сильно ее возбуждает. Хотя, если бы они не боялись быть застигнутыми врасплох, едва ли бы они отказали себе в лишней порции удовольствия, ибо ни он, ни она не были удовлетворены той мерой наслаждения, которую к тому времени успели разделить. Вечером Синклер обещал отвести ее в оперу, чтобы Лондон мог на нее взглянуть хоть краешком глаза.После его ухода Джапоника сладко заснула и проснулась со счастливой мыслью о том, что будущее может оказаться не таким унылым, как ей виделось до сих пор. Она не ждала от него предложения руки и сердца, а положение официальной любовницы ее бы не устроило. Но даже в той далекой колониальной провинции, где она прожила всю жизнь, она слышала о том, что вдовы поддерживают тайные отношения с мужчинами. Быть может, он согласился бы на что-то меньшее, чем брачные узы, в основе которых лежит вульгарный коммерческий расчет. Но в первую очередь она должна была рассказать ему о Джейми.Принимая ванну, Джапоника думала о том, как начнет разговор о сыне… о его сыне. Она не смогла бы сообщить ему об этом, если бы не открыла другую часть правды. Он теперь знал, что в ее жизни был еще мужчина, помимо виконта, Хинд-Див. Разве так уж трудно перескочить от Хинд-Дива к тому, кто был Хинд-Дивом, к разоблачению тайны, к тому, что Хинд-Див — это он и есть? Возможно, он сам все вспомнит. А может, и нет.К тому времени, как она оделась и принялась за горячий шоколад, та простая конструкция, которую она возвела у себя в уме, начала терять свою притягательность. Для того чтобы Синклер поверил в то, что является отцом Джейми, он должен признать тот факт, что Хинд-Див — это он.Если память его ничего не предложит, откуда она возьмет подтверждение своей правоты? Как он отреагирует, если до сих пор она всеми способами отрицала их прежнее знакомство? Не решит ли, что из него делают дурака?Допивая шоколад, Джапоника уже полнилась сомнениями. Даже если он ей поверит, ему может понадобиться время, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Что тогда? Он захочет увидеть ребенка. И следовательно, она должна вызвать Агги и Джейми в Лондон!Почему она об этом не подумала раньше? Она могла бы поселить их в Лондоне в скромном домике под вымышленными именами, где-нибудь неподалеку, чтобы посещать их каждый день, а Шрусбери ни о чем не узнали бы.Чтобы не дать себе передумать, Джапоника нацарапала записку для Агги и вложила чек на сумму, достаточную для проезда.Если в итоге Девлин не признает ребенка своим, с ней по крайней мере будет ее сын. А если признает, то сможет познакомиться с Джейми. То, что было между ними, никого, кроме них, не касалось. Как только хотя бы одна из сестер Шрусбери будет выдана замуж, Джапонику совершенно перестанет интересовать то, что думает о ней лондонское общество.В последний момент Джапоника решила сделать еще одну покупку — саше с мускусом, которое она вместе со своей визиткой решила отправить мирзе. Персидский обычай требовал выражения благодарности за гостеприимство, хотя Джапоника сделала бы это по собственному побуждению. Общество мирзы побудило Девлина открыть себя, обнаружить свое истинное лицо под загадочной маской.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...