ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По телефону она из последних сил разговаривала с боссом, не показывая вида, как страстно ожидает нескольких минут общения с ним. Люсинда выдерживала беседы в суховато-бесстрастном тоне, полагая, что только таким образом сможет подготовиться к неизбежному концу.Однако, придя на следующий день в офис, девушка страшно нервничала. Положив накануне письмо на стол боссу, она рассчитывала, что он в одиночестве обдумает неожиданное известие. Стоять, как школьница, ожидая, пока Томас прочтет заявление, просто невыносимо. Домой Люсинда уходила с таким чувством, будто оставляет бомбу с часовым механизмом.Предстояла, видимо, нелицеприятная беседа с отцом. Но Синди надеялась убедить его, что поступает правильно, она найдет другую, даже более престижную должность. Ну а жизнь вернется в нормальную колею.Ничего, уговаривала она себя, я скоро перестану думать о Райсе.Повесив плащ, Синди подошла к столу. Она не сразу заметила, как босс появился из кабинета. Встретив холодный взгляд, Люсинда почувствовала, как тревожно забилось сердце. Она не видела Томаса месяц, и знакомое чувство зависимости, которое неизменно возникало в присутствии Райса, вернулось с болезненной остротой. Как можно забыть мужественное красивое лицо и высокую фигуру, рядом с которой остальные выглядят мелкими и незначительными?Весьма некстати Люсинда вспомнила вдруг последнюю встречу — самую восхитительную ночь, когда перед глупой детской радостью отступила на время враждебная реальность.Дурацкий оптимизм сейчас, конечно, неуместен, но Синди предпочла бы его надвигающемуся объяснению. От волнения у нее слегка кружилась голова.— Зайди ко мне. — Так и не улыбнувшись, босс возвратился в свой кабинет.Сделав три глубоких вдоха, чтобы успокоиться, Люсинда, закрыв за собой дверь, села напротив Райса, сложив руки на коленях.— Как прошла командировка? — Она первой не выдержала напряженной паузы, чувствуя, что покрывается нервной испариной.Уперев локти в стол, Томас сверлил девушку тяжелым взглядом.— Как это понимать? — Не обратив внимания на вопрос — чего, впрочем, и следовало ожидать, он приподнял конверт двумя пальцами, удерживая его так, словно бумага отравлена.— А… — запнулась Люсинда, — ты прочитал…— Нет, — ядовито ответил Томас. — Я позвал тебя, чтобы поиграть в вопросы и ответы. Да, черт побери, я прочитал. — Он поднялся так резко, что Синди вздрогнула. Подойдя к окну, босс уселся на подоконник и выжидательно посмотрел на нее.Бесчисленное число раз Люсинда прокручивала в голове эту сцену, но глядя на мрачную фигуру, поняла, что не помогли бы никакие репетиции.— Могу я узнать причину? — холодно осведомился Райс. Синди нервно облизнула губы.— А… — хмурясь, она отчаянно пыталась вспомнить приготовленную речь. — Я пришла к выводу, что меня не устраивает профиль работы, — наконец произнесла Люсинда фразу, которая не имела ничего общего со словами, которые она намеревалась высказать.— Неинтересно? — Босс не пытался скрыть иронию.— Наоборот. Очень интересно, — искренне ответила Люсинда.— Плохо оплачивается?— Нет, конечно. Не представляю, где бы я получала столь высокое жалованье.— В таком случае, почему же ты собираешься оставить интересную и хорошо оплачиваемую работу?Хороший вопрос, с тоской думала Синди, только где найти такой же хороший ответ?— Видимо, мне нужно что-то другое… — Единственное, что она смогла вымолвить.Босс раздраженно нахмурился.— Давай не будем играть в прятки. Почему ты не скажешь прямо, что единственной причиной является то, что мы вместе провели ночь.Повисло тяжелое молчание. У девушки запылали щеки.— Да нет… — забормотала она. Томас ударил рукой по столу.— Перестань!— Ну хорошо. — Она вскинула голову. — Да, ты прав. Я ухожу, потому что мы вместе провели ночь.Райс снова сел за стол.— И как же связаны интимные отношения с обязанностями секретаря? — Он внимательно взглянул на Люсинду.— Я не могу быть у тебя в подчинении и…— О, Люси, — нетерпеливо перебил ее Томас. — Неужели ты боишься, что теперь я буду приставать к тебе каждый раз, когда ты появишься в моем кабинете?— Нет! — в запальчивости воскликнула она.Как умело босс расставлял ловушки! Ему следовало стать юристом.— Тогда в чем же дело? — продолжал он допрос.Люсинде пришлось собрать всю волю, чтобы не начать заикаться под его пронизывающим взглядом.— Просто я поняла, что ты мне не нравишься. Когда я впервые пришла сюда, — ты сказал совершенно определенно, что я не отношусь к тому типу женщин, которые тебя привлекают. Полагаю, чувство взаимное. — Девушка надеялась, что Райс сразу поймет чудовищную ложь, шитую белыми нитками. Но выражение его лица не изменилось.— Понятно, — бесстрастно произнес он. — И все же как это связано с твоим уходом? Или я так отвратителен, что ты не можешь находиться рядом со мной?В словах звучала такая глубокая неприязнь, что у Синди не осталось сомнений — Томас считает ее избалованной, взбалмошной девчонкой, к тому же совершенно инфантильной, которая бросилась к нему на шею лишь затем, чтобы тут же трусливо убежать.Она молчала, не зная, как ответить. Райс ждал. Наконец не выдержав, девушка опустила глаза, слегка пожав плечами.— Послушай, — взрослый человек начал урезонивать непослушную малышку, — ты хороший секретарь, я потрачу уйму времени, пока найду тебе замену. Даю тебе честное слово, я не собираюсь воспользоваться сложившейся ситуацией. Да, один раз мы занимались любовью, но, поверь, я не считаю, что ты должна принадлежать мне, когда я захочу. — Томас наклонился к Люсинде: — Когда ты наконец откроешь глаза и начнешь воспринимать жизнь такой, какая она на самом деле? Мужчины и женщины бросаются в объятия по разным причинам. Иногда делают ошибки. И все остается на прежнем уровне.— Я знаю, — тихо вымолвила она.Итак, босс ошибся. Даже если бы он всадил ей в сердце нож по самую рукоятку, наверное, было бы не так страшно. Синди почувствовала такую сильную боль, что, боясь упасть, сделала глубокий вдох.— Тебе придется искать себе замену, — резюмировал Райс.Казалось, девушка должна была радоваться, что разговор наконец закончился, но она кусала губы, пытаясь сдержать слезы. Значит, вот как выглядят изящные игры без любви: равнодушие наступает очень быстро.— Конечно. — Люсинда кивнула, стараясь придумать подходящий ответ, чтобы взять себя в руки, но в голову не приходило ни одной мысли. — У тебя есть какие-нибудь пожелания к кандидаткам? — выдавила она.— Выбирай тех, — жестко произнес Томас, — кто отнесется к работе серьезно.— Извини… — запинаясь, начала Люсинда, но он резко оборвал ее.— Не надо. Если бы я предполагал, что ты закатишь такую истерику, я бы близко к тебе не подошел.— И тем не менее у тебя не нашлось сил отказаться, согласись. — Обида придала Синди мужества, и она смело взглянула в глаза Томаса.Он сощурился.— Ты о чем?— Реджина разорвала помолвку, и ты захотел переспать со мной, прекрасно зная, что я не откажу.— Так вот, оказывается, в чем дело. — Райс напоминал сжатую пружину. — В уязвленном самолюбии.Удар попал точно в цель: Люсинда вспыхнула и отвернулась. Он неприятно засмеялся.— Никакой женщине не нравится, если ее просто используют, — пробормотала девушка.— А мне показалось, ты получала удовольствие, — иронически произнес босс. — Или я неверно истолковал ситуацию?— Я — дура, — самокритично призналась она. — Если я — твоя ошибка, значит, ты — моя. Во всяком случае, именно так советую тебе воспринимать случившееся.А на что она рассчитывала после одной-единственной ночи? На любовь и замужество?Глупышка!— Я не маньяк, — сухо произнес босс. — Я хотел тебя, ты — меня. И все.— И ты считаешь, что мы можем продолжать работать вместе? — не унималась Люсинда.— Бессмысленно спорить. Я не собираюсь тебя уговаривать. Ты приняла решение, и переубеждать тебя нет смысла. Прежде всего, разбери бумаги, а когда найдешь нового секретаря, можешь считать себя свободной.— Спасибо, — ответила Синди и тут же подумала: за что его благодарить? За то, что Томас разрушил ее жизнь? Или за то, что один раз использовал ее? И тем не менее несправедливо обвинять Райса в том, на что она с готовностью пошла сама, не задавая никаких вопросов. Однако Райс, по ее мнению, все же виноват.Люсинда вышла из кабинета и тут же отправилась в туалет: ее тошнило. Вернувшись, она обнаружила на столе записку с указаниями босса и три письма, которые следовало отпечатать. Она отложила бумаги в сторону и, позвонив в бюро занятости, назначила на следующий день четыре встречи. Нужно работать, не оставляя времени на размышления, а тоску оставить на потом.Девушка испытала странное облегчение, когда нашла подходящие кандидатуры. Одна из них — женщина лет тридцати пяти — сидела несколько лет дома с детьми. Другая — такого же возраста — приехала с мужем из какого-то южного штата. Обе показались Люсинде толковыми и коммуникабельными. И когда в половине шестого вернулся Томас, она сообщила ему о претендентках.— Выбери ту, которая тебе понравится, — сказал он, направляясь в кабинет. Секретарша уставилась на него в изумлении.— А почему ты сам не намерен побеседовать? — спросила она.Оглянувшись, босс произнес с холодной усмешкой:— Доверяю твоей интуиции. Правда, в чем-то она подводит тебя, но в целом не обманывает. — И закрыл дверь.Синди ничего не оставалось, как позвонить в агентство, назвать кандидатуру и назначить собеседование. Затем она связалась с отделом кадров и продолжала работать, не поднимая головы, чтобы скорее выполнить дела, ибо у нее сложилось впечатление, что Райс старается от нее избавиться. Ему надоели ее детские сомнения и угрызения совести. Что ж, меня тоже все очень устраивает, убеждала себя Люсинда, с такой яростью нажимая на клавиши, как будто ударяла по голове Томаса.Уходя, босс едва заметно кивнул ей. Взглянув на часы, Синди обнаружила, что уже около семи. От голода у нее слегка кружилась голова.По дороге домой Люсинда зашла в магазинчик, в котором, к сожалению, кроме консервов и небольшого выбора овощей, ничего не оказалось. Проглотив наспех приготовленный ужин и наконец вытянувшись на кровати, она привела мысли в некоторый порядок и, уже засыпая, подумала, что наступают ее последние рабочие дни.Впервые Синди пришла в офис поздно. И сразу направилась в кабинет босса. Постучавшись и распахнув дверь, увидела, что тот говорит по телефону. Указав на стул, Томас продолжал отдавать какие-то распоряжения не терпящим возражений тоном. Она украдкой поглядывала на него, стараясь запечатлеть в памяти сильное тело, выразительный изгиб губ, холодные голубые глаза. Она ими по-прежнему восхищалась.— Слушаю, — сказал Райс, опуская трубку.— Я нашла замену. — Секретарша обошлась без предисловий. — Молодая женщина, семейная. Несколько лет не работала, воспитывала детей. Она хорошо справилась с текстом. Знакома с машинописью, делопроизводством. Думаю, без большого труда освоит нашу специфику.— Как ее зовут? — спросил босс.— Салли Маккен. Завтра приступает к работе. — Люсинда помедлила, затем подняла на него глаза. — Полагаю, к концу недели передам дела. Значит, в пятницу приду на службу последний раз.— Конечно, — спокойно отреагировал Томас.Синди поднялась, собираясь уходить, но не успела повернуть ручку двери, как босс оказался рядом. Прислонившись спиной к двери, он смотрел на девушку сверху вниз.— Возможно, я редко буду в офисе на этой неделе, — заговорил Райс низким голосом, — поэтому намерен поговорить с тобой сейчас, другого случая, возможно, не представится.Взгляни на меня, — скомандовал он, и Люсинда заставила себя поднять глаза. — Я не хочу, чтобы у тебя осталось впечатление, будто я провел с тобой ту ночь в поисках утешения от разбитой любви.— Не нужно ничего объяснять, — резко ответила Люсинда. В ее голосе звучали горечь и гнев.— Нет, нужно. Ты весьма эмоциональная особа, и любовная история может принять в твоем воображении угрожающие размеры и вообще выйти из-под контроля.— Спасибо за заботу, — произнесла девушка с подчеркнутой иронией.Назвав ее особой, идущей на поводу эмоций, босс не собирался обидеть Синди. Но ей стало еще обиднее.— В ту ночь произошло неожиданное. Не считай, что у меня была ностальгия по Ре джине.— Однако ты любил ее, — возразила Люсинда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...