ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она попыталась улыбкой успокоить его.— Ничего страшного, папа. Просто… ну, только… О-о-о, — схватив чашку, она отпила кофе, который показался ей отвратительным, и почувствовала, что мужчины смотрят на нее. — В общем, я хочу сказать, папа…В отчаянии Люсинда взглянула на Райса, и тот спокойно произнес:— Ваша дочь ушла с работы.— Что?! — выдохнул Блэр.— Папа! — Девушка как бы очутилась в открытом море без спасательного круга. — Я… Да, я уволилась.— Почему? — недоуменно вскинул брови отец.— Ах, почему? — Дочь бессмысленно тянула время. — Даже не знаю, как тебе объяснить, — продолжала Синди, видимо, надеясь, что Бог поможет, — я знаю, ты очень огорчишься, даже будешь шокирован… — стараясь не встречаться взглядом с отцом, она решительно заявила: — Я вела себя довольно глупо…— Я так не считаю, — негромко проговорил Томас и положил руку на диван за ее спиной.Отец не выглядел ни шокированным, ни огорченным. Его явно сбили с толку.— Папа, я беременна, — выпалила дочь.В наступившей тишине Люсинда украдкой посмотрела на отца. Он сидел с открытым ртом, что в другой ситуации выглядело бы очень смешно.— Но прежде чем вы окажетесь в шоке, — заговорил спокойно Райс, как будто не видел в происходящем ничего особенного, — хочу сказать, что мы собираемся пожениться. — И, наклонившись, легко прикоснулся губами к щеке невесты. Та залилась краской.— Я еще не… — начала она.Однако Томас не дал ей договорить.— Да, мы пока не назначили день, но бракосочетание не за горами. Правда, дорогая? — Он повернулся к Люсинде так, что она почувствовала теплое дыхание.Отец медленно приходил в себя. Наконец вымолвил с недоумением:— Люси? Беременна? Выходит замуж? Да что, черт побери, здесь происходит!Синди что-то залепетала в свое оправдание, но прежде, чем ей удалось вымолвить нечто вразумительное, она услышала сдержанный голос Райса:— Мы и сами немного удивлены неожиданным поворотом событий. Но мы очень рады. Правда, дорогая?„Уловив предупреждение, Люсинда поняла, что события развиваются с сумасшедшей скоростью и выходят из-под контроля.— Так, — только и нашелся мистер Блэр. — Я даже не знаю, что вам ответить. — Он выглядел ошеломленным. — Конечно, я очень удивлен. Очень неожиданно, не правда ли?— Такие события иногда непредсказуемы. Ты согласна, Люси? — медленно проговорил Томас. Девушка посмотрела на него с изумлением.— Знаешь, когда я увидел впервые твою мать, мы сразу поняли, что созданы друг для друга. Наверное, вы тоже? — спросил Блэр.— Вы не ошиблись, — улыбнулся Томас, и Люсинда почувствовала, что у нее кружится голова.— Ну, что ж, — сказал отец. — Люси, дорогая, видимо, уже немного поздно рассказывать про пчелок и птичек. Как гласит известная пословица, поздно закрывать ворота после того, как лошадь убежала. — Дочь видела, что он приходит в себя, и с ужасом осознавала: Томас прав — именно о таком зяте мечтал отец.Однако Райс поставил девушку в неловкое положение: как же теперь сообщить отцу, что она не намерена выходить замуж?..Отец непринужденно беседовал с Райсом, а у Синди гудела голова. Как только отец вышел, она повернулась к Томасу и сухо произнесла:— Большое спасибо.Подойдя к высоким дверям, ведущим в галерею, она стала смотреть на безукоризненно подстриженную лужайку перед домом. Два раза в неделю сюда приходил садовник, который ухаживал за деревьями и кустарниками. Отец рассказывал, что после свадьбы он сам любил копаться на участке, но после смерти матери разлюбил это занятие. Люсинде же никогда не приходилось выравнивать газоны, — Между прочим, я не утверждала, что хочу выйти за тебя замуж! — крикнула девушка. В ее глазах появились слезы.— Почему? — Томас стоял, опираясь на каминную полку. Его губы были угрюмо сжаты. — Объясни почему?— Ты не любишь меня, — сказала Синди с горечью. — Мы не любим друг друга! — Люсинда ощущала, как у нее внутри все сжимается от горя, но она продолжала смотреть Райсу в глаза. — Никто не обязан жениться ради ребенка.Томас медленно подошел к девушке, его лицо выражало нескрываемое отвращение.— По-твоему, малыш должен страдать из — за нашей ошибки? — Его голос звучал жестко.— Нет. — Синди, чувствуя, что ее загоняют в угол, кипела от негодования. Выходит, она готова совершить безнравственный поступок… — Наши отношения закончатся тем, что ты возненавидишь меня за вынужденный брак, — продолжала она стоять на своем.— Не пытайся анализировать мои поступки, — резко сказал Томас и схватил Люсинду за плечи. Казалось, он намеревался сломить ее сопротивление, но девушка не собиралась подчиняться.Что же получается? — думала она в отчаянии. Выйти за Райса замуж, вместе с ним растить ребенка и до конца жизни скрывать свою любовь?— Мы совершим ошибку, — прошептала Синди, — у нас нет ничего общего.— Сейчас поздно каяться. — Голос Томаса звучал мягче, а руки сжимали плечи не так сильно. — Зато у тебя с Брюсом характеры сходные. Уж не разочарована ли ты тем, что у вас ничего не вышло?— Брюс? — Девушка чуть не рассмеялась. — Я не такая дура!Томас нахмурился.— Продолжать выяснять отношения бессмысленно, — коротко сказал он. — Если, конечно, ты не собираешься рассказать отцу, что решила жить одна.— Ты не должен торопить меня, — упрямилась Люсинда.— Так вот почему ты огорчаешься? — холодно поинтересовался Райс. — Значит, я тебя поторопил?— А кому понравится быть загнанным в угол?— Увы, в жизни не всегда приходится делать то, что нравится, — произнес Томас жестко.У Синди хлынули слезы, она беспомощно пожала плечами.— Послушай, — сказал Райс, усаживая девушку на диван рядом с собой, — не пытайся постоянно искать в моих словах скрытый смысл. — Он нежно промокнул мокрые глаза носовым платком.— Не могу, — голос Синди дрожал. Она забрала платок и стала сама вытирать заплаканное лицо. — Я знаю, как ты ко мне относишься, все время критикуешь. Понимаю, что нельзя выбирать только то, что нравится, и делать вид, что проблем не существует. Да, у меня пока еще мало опыта в решении многих жизненных вопросов, и тем не менее я не представляю себе нашу совместную жизнь.— Понятно, — произнес Райс бесцветным голосом. Потом спросил: — Люси, а почему ты спала со мной?— Потому что… — она замолчала, пытаясь найти слова, которые не выдали бы ее чувств, — ты привлекательный мужчина.— Однако, если мысль о браке тебе действительно невыносима, я не буду тебя принуждать.— Вот и хорошо, — сказала Люсинда, убеждая себя, что стало легче. Но на самом деле было далеко не так.— Однако попытайся представить, как ты станешь существовать одна. Воспитывать ребенка, даже получая от отца необходимые средства, очень нелегко.— Я знаю, — ответила она с вызовом.— Рассматривай брак как деловое соглашение, — сказал Томас без всякого выражения. — Что произошло, то произошло, теперь следует учитывать интересы будущего ребенка.— Как ты умудряешься оставаться спокойным в такую минуту? — не выдержала Люсинда.— Потому что я не нахожу пользы в истериках, — резко ответил Райс. — Я — отец и не собираюсь уходить от ответственности.Синди слушала его, но думала о другом: как воспитывать ребенка одной. Значит, по словам Томаса, брак — деловой контракт? Да, заблуждаться насчет его чувств не приходится, он прав — такой шаг делается не ради нее.— Хорошо. — Измученная Люсинда признала свое поражение. — Я согласна выйти за тебя замуж.— Тогда я займусь подготовкой к свадьбе. — В голосе Томаса не слышалось ни радости, ни облегчения.— И пожалуйста, без излишней торжественности. Папа наверняка постарается организовать грандиозный прием, но я не хочу. Получится сплошной фарс. Мы просто зарегистрируем брак. И все. Даже белое платье не надену.— Тебя никто и не просит. Мне безразлично, наряжайся хоть в ярко-красное.— Ну и прекрасно! — произнесла девушка таким тоном, словно одержала победу.Томас поднялся.— Отвезти тебя домой? Она покачала головой.— Нет, доберусь сама.Райс помедлил, потом пожал плечами, сказав, что позвонит ей в понедельник.— Пойду попрощаюсь с мистером Блэром. Полагаю, свадьба состоится к концу следующей недели. — Люсинда ахнула. — Потом ты переедешь ко мне, — продолжал он. — За сколько времени необходимо предупредить хозяина квартиры?— За полмесяца. — Синди почувствовала, что события опять закрутились слишком быстро. — А зачем торопиться? — слабо запротестовала она.— Иначе ты будешь постоянно менять решения, и в конце концов все останется на своих местах.— Не обращайся со мной как с несовершеннолетней идиоткой! — взорвалась Люсинда, и Томас рассмеялся.— А ты такая и есть. Пыталась стать взрослой рядом с мужчиной, к которому тебя потянуло. А ребенку трудно понять, что существуют причина и следствие.И бросив на девушку странный взгляд, Райс ушел.Синди легла на диван и с облегчением вздохнула. Ей хотелось плакать. Но зачем? И она старалась ни о чем не думать, а главное — отогнать мысль, которая вызывала невыносимую боль: с Томасом Райсом она создаст семью, вырастит ребенка; он даст все, кроме одного, чего она страстно желала, — любви. Глава восьмая У Люсинды не оставалось времени для раздумий, правильно она поступает, выходя замуж, или нет. Вечером в понедельник пришел Томас и объявил, что они отправляются ужинать.— Зачем? — спросила девушка.Райс в прекрасно сшитом строгом костюме выглядел неотразимо.— Чтобы поесть, разумеется, — сухо заметил он. — Зачем же еще ходят в ресторан? А заодно кое-что обсудим…И вот они в уютном французском ресторанчике.— Ты виделась с отцом? — спросил Томас, потягивая белое вино. Перед Люсиндой стоял осточертевший апельсиновый сок. Она кивнула.— Да, мы много говорили о предстоящей свадьбе. — Она пристально рассматривала бокал. — Я провела у отца вчера целый вечер. Он, конечно, не в восторге от нашего плана с обычной регистрацией, но почти не возражал и вообще был очень мил.— Он любит тебя, — с нежностью произнес Томас. — Ты довела себя до нервного срыва, пытаясь представить его реакцию. А ведь когда любят, многое прощают.О любви, в широком смысле, говорить Синди не хотелось. Зачем напоминать о том, что не сбудется?Она поспешно отвела глаза от пронизывающего взгляда Томаса и сказала:— И все же я не уверена, что мы не совершаем ошибку.Официант принес рыбные блюда с большим количеством соуса. Она задумчиво рассматривала овощи, красиво уложенные на тарелке, почти не думая о Томасе.— Давай-ка поешь, — предложил Райс, наблюдая, как Люсинда без энтузиазма ковыряет вилкой. Она метнула на него сердитый взгляд. Райс тихонько рассмеялся.— Надеюсь, ты не собираешься командовать мной, когда мы поженимся? — пробормотала Синди, и Томас снова засмеялся.— Для этого нужно быть очень смелым человеком.— Как тебя понимать?— У тебя жало змеи, — усмехнулся Райс.— Не уверена, что слова эти выглядят комплиментом, — нахмурилась Люсинда, но на Томаса не рассердилась, хотя и следовало бы. Может, потому, что он говорил ласково?И неожиданно девушка почувствовала себя счастливой.— Я закончил приготовления к свадьбе, — заметил Томас как бы между прочим, когда она отставила тарелку. — Бракосочетание состоится послезавтра.— Послезавтра? — охнула Люсинда. Райс прищурился.— Никаких возражений. Можешь пригласить друзей. По мне, чем меньше, тем лучше. Теперь поговорим о медовом месяце.— Медовом месяце? — У нее от ужаса расширились глаза..Он предназначается для влюбленных, думала девушка с отчаянием, а не для тех, кто женится из-за неудачного стечения обстоятельств.— Обойдемся, — поспешно проговорила Синди. — Разве нельзя закончить с формальностями побыстрее и продолжать жить нормально?— Ты хочешь сказать, что не произошло ничего особенного? — Ее удивил гнев, который отчетливо слышался в голосе Райса. — Полагаю, мечтаешь забыть о небольшом приключении? Еще бы! Не очень приятно сознавать, что ты оказалась в постели с мужчиной по исключительно физиологическим причинам. И столь естественное обстоятельство привело к неожиданным событиям. И тем не менее свадебное путешествие состоится. А иначе, что подумает твой отец? Мистер Блэр придерживается традиций. Он, вероятно, и без того потрясен твоим поведением.— Итак, во время медового месяца мы продолжим маскарад, изображая счастливую пару.— Перестань спорить! — взорвался Томас. — Тебе не мешает немного отдохнуть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...