ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Такого не произойдет, — спокойно ответила Люсинда. — Я не до такой степени наивна, чтобы не понимать, как важно вовремя обращаться за разъяснением.— Ну, ладно. — Томас направился к двери. Девушка проводила его сердитым взглядом. — Я сегодня не вернусь, — бросил он на ходу.Люсинда начала работать с документами, методично обзванивая управляющих и назначая встречи. Однако мыслями то и дело возвращалась к Райсу. Ее раздражало, что он обращается с ней как с ребенком, причем весьма избалованным ребенком, который, конечно, справляется с делом, но не более того. Когда босс говорил с ней, в его голосе чувствовалась некоторая отчужденность, а когда ему приходила в голову идея поделиться с секретарем наблюдениями над ее характером, она чувствовала глубокое равнодушие. Да, для Томаса — она наглядное пособие неприемлемого образа жизни. Если бы о подобном узнал отец, то, несомненно, сильно позабавился бы.Девушка работала, забыв про обед, и только когда в приемной распахнулась дверь, поняла, что уже пятый час.— Привет!Одно короткое слово — и Люсинда уже поняла, что ей не нравится девушка, стоявшая перед ней.— Чем могу помочь?— Вы не могли бы передать боссу документы на подпись? Его, наверное, нет?— Да. Как сообщить, кто их принес?— Меня зовут Мэри. Я из бухгалтерии. Странно. Потому что, как показалось Люсинде, этой особе больше бы подходил косметический отдел универмага: жгуче-черные крашеные волосы и лицо с густым слоем румян и пудры придавали ей сходство с куклой. Девушка выглядела привлекательно, но как-то слишком стандартно. Судя по всему, она никуда не спешила.— Вообще-то, — Мэри придвинула стул и, к большому неудовольствию Люсинды, села напротив, — нам любопытно, кто вы такая. Не успел Томас уволить последнюю секретаршу, как тут же появились вы. Как вам удалось заполучить вакантное место?— Обычным путем, — солгала девушка.— Да мы просто умираем от зависти, — сообщила Мэри. — Я бы отдала что угодно, чтобы здесь работать. Но я плохо печатаю. — Она взяла пресс-папье, повертела в руках. Люсинда недоумевала по поводу странного поворота разговора.— Я думаю, у вас хорошая должность, — вежливо сказала Люсинда, и посетительница громко расхохоталась.— О, просто захватывающая! — Она со стуком поставила пресс-папье на стол и поднялась. — Ну, я пошла. Просто думала посмотреть, какой тут конкурс.— Конкурс?— Ну да. — Мэри широко открыла глаза, но выглядеть простодушной ей не удалось. — Полагала, вы из категории умниц, которые нравятся Томасу. Но вижу — нет. Однако, между нами говоря, разве он совсем не реагирует на красивую девочку?— И вы хотели бы оказаться в первых рядах?— Вы меня поняли правильно. — Мэри невесело улыбнулась. — Я бы все отдала, чтобы переспать с ним.— Правда?— А вы разве не желаете?— Нет, — холодно парировала Люсинда. — Извините, у меня много дел.— Конечно. — Уже в дверях Мэри остановилась. — Босс будет завтра? — Секретарь кивнула. — Передайте ему, что я заберу бумаги утром.Она ушла, оставив очень неприятное впечатление.Вот вам, пожалуйста, и служебные интриги, подумала Синди. О них, впрочем, она не имела никакого представления.К концу рабочего дня неожиданно появился Брюс. Как она обрадовалась ему! Милый, простодушный Нелсон даже не предполагал, что на свете существуют разного рода интриги и проблемы.— У тебя усталый вид, — сказал он, ведя Люсинду к изящному красному «ягуару», который он припарковал в самом центре площадки. — Усталый, но великолепный. Предлагаю пойти в ресторан, а потом в ночной бар. Ты не передумала, надеюсь? Будем танцевать до утра и пить, по крайней мере, до полуночи.Люсинда рассмеялась. Он неисправим. И с ним легко. Они поехали в ресторан — французский, расположенный в районе театров. Всю дорогу Брюс развлекал ее какой-то чепухой, правда, очень забавной. Он никогда не любил в разговоре затянувшиеся паузы, умел вести светские беседы, а это девушке сейчас и требовалось.Полумрак в ресторане создавал романтическое настроение. Знакомый метрдотель сразу провел их к уютному маленькому столику в углу, откуда прекрасно обозревался зал. Тапер наигрывал на рояле чарующие блюзы.За ужином Люсинда больше молчала и слушала Брюса. Как и остальные ее приятели, он почти не бывал дома, с радостью предаваясь безобидным, обычно дорогим развлечениям. Но всем им чего-то недоставало. Настоящая жизнь проходила мимо, не задевая праздную молодежь.Затем Синди вдруг вспомнила Томаса Райса и рассердилась на себя. Вряд ли он является образцом заботливости — таким он, во всяком случае, ей не показался, но в боссе проглядывали прочные основательные черты характера, чего недоставало мужчинам, которых девушка встречала до сих пор.Брюс что-то говорил, Люсинда кивала и улыбалась, рассеянно осматривая зал, и вдруг увидела… сначала его и потом ее. Их взгляды встретились, и девушка с ужасом поняла, что Томас со своей спутницей направляются к их столику. Не сводя глаз с высокой фигуры в темном костюме, она нервно прошептала:— Ой… идет мой босс.И тут Нелсон, у которого всегда наготове имелась шутка, часто бестактная, сказал, широко улыбаясь:— Так вы и есть тот самый эксплуататор, о котором я так много слышал в последнее время? — Он встал и, не обращая внимания на холодный изучающий взгляд Томаса, громко предложил: — Присоединяйтесь к нам!Наверное, у мистера Райса уже заказан столик, ужаснулась про себя Люсинда.Его спутница с милой улыбкой оглядывала зал.— С удовольствием, — откликнулась она, и Люсинда впервые взглянула на нее внимательно.Неужели это Реджина Таббс? Высокая, жесткая женщина, какой ее мыслила себе Люсинда по описанию Брюса? Которая добилась всего сама и сделала великолепную карьеру?Перед Синди стояла миниатюрная белокурая женщина с короткой стрижкой. Лицо серьезное, умное.— Вы, наверное, после спектакля? — спросил Нелсон, когда она и Томас сели за столик. Райс кивнул. Казалось, он явно забавлялся, что спутник мисс Блэр выглядел именно таким, каким он себе представлял.— Кстати, меня зовут Брюс Нелсон. — Приятель Люсинды излучал дружелюбие. — Бездельник, очень веселый, с золотым сердцем.Женщина рассмеялась и весело воскликнула:— Как необычно! А я — Реджина Таббс. — Она взглянула на Люсинду. — Рада с вами познакомиться. Надеюсь, вы сработаетесь с Томасом. Мне кажется, он меняет своих секретарей как перчатки. — Она взглянула на Райса с нежностью, и Люсинда испытала какое-то странное чувство, которое не взялась бы объяснить.— Я так и поняла, — вежливо сказала она, глядя на босса.— Мисс Блэр находится сейчас в эйфории, — холодно сообщил он. — Она самоутверждается.Брюса это позабавило. Он широко улыбнулся, отпил из бокала виски и сказал:— Что-то новенькое. Раньше тебе никому ничего не приходилось доказывать. Правда, Люси?Если бы он специально задался целью подтвердить догадки Райса на ее счет, лучше бы у него не получилось. Томас внимательно посмотрел на Люсинду, и она вдруг начала защищаться:— Я и не собираюсь ничего доказывать. Просто считаю, если меня взяли на работу, я должна выполнять ее добросовестно.— Отлично! — смеясь, воскликнула Реджина. — Только не позволяйте ему эксплуатировать себя! Он любит загружать секретарей. А иначе почему, вы думаете, они регулярно исчезают?— Ну-ну, — проговорил Томас, вскинув на невесту светлые глаза. — В твоем описании я выгляжу ужасным чудовищем.Подошел официант, чтобы принять заказ, но Брюс неожиданно сказал:— Выпишите счет. Наши друзья решили пойти с нами в ночной клуб. Да? — Он посмотрел на Реджину и тихо добавил: — Обидно, когда роскошный наряд теряется в плохо освещенном ресторане. Вы согласны?Мисс Таббс, казалось, очень понравился такой поворот событий, но Томас резко оборвал:— Полагаю, не стоит.— Честно говоря, я бы с удовольствием пошла домой, — промолвила Люсинда встревоженно, но Брюс отмахнулся от них обоих, не представляя, как можно отклонить такое шикарное приглашение.— Глупости, Люси, зачем из-за работы отказываться от маленьких радостей?— Там, наверное, весело, — предположила Реджина, поворачиваясь к Райсу, и тот снисходительно посмотрел на нее.Если они и не влюблены друг в друга, их связывала незримая прочная нить настоящих чувств. Люсинда заметила, как нежно они переглядывались. Она быстро допила джин с тоником, и у нее слегка закружилась голова.Брюс встал, протянув руку Реджине.— Вы не возражаете, если я поведу вашу очаровательную невесту, старина? — небрежно обратился он к Райсу.Томас, кажется, начал испытывать раздражение и, поравнявшись с Люсиндой, резко сказал:— Вы не могли бы попридержать вашего любовника?— Он мне не любовник! — сердито прошипела она.Томас пожал плечами.Реджина, шедшая перед ними, от души смеялась, слушая Нелсона. Он умел быть восхитительным рассказчиком, остроумным, непосредственным, и Синди неоднократно наблюдала, какое впечатление производит на собеседниц его обаяние.— Вряд ли я виновата в том, что Брюс увел вашу невесту, — добавила Люсинда.— Ну, Реджина — большая девочка, — небрежно отозвался Томас, — и достаточно умна, чтобы не поддаться масляному очарованию вашего приятеля.Компания вышла из ресторана, и, пока Брюс подгонял машину, мисс Таббс, улыбаясь, уговаривала Райса:— Мы никогда не посещаем ночные клубы. А в них наверняка интересно!А Люсинда подумала, что с удовольствием отправилась бы домой и легла спать, и, когда машина высадила их у клуба, она была настроена довольно мрачно.Брюса здесь хорошо знали, а потому встретили гостей весьма радушно. Люсинда с тоской оглядывала знакомый интерьер. Нравилось ли ей посещать такие места? С громкой музыкой, прекрасно одетыми дамами и господами, возбужденными атмосферой, постоянно ищущими в толпе знакомых?— Мне очень неловко, что так получилось, — тихо сказала она Реджине. Та повернулась к ней, улыбаясь чуть насмешливо.— Почему? Мне приятна перемена обстановки. Я обычно так занята, что порой трудно расслабиться.Томас направился к бару, принимая как должное, что перед ним все расступаются. Реджина же доверительно взяла Люсинду под руку.— Вы, видимо, часто здесь бываете? — поинтересовалась она.— Очень, — небрежно ответила девушка. — В отличие от вас моя голова не забита серьезными делами, так что мне не составляет труда расслабиться.— Я не хотела вас обижать, — искренне сказала Реджина, и Люсинда покраснела.— Нет, конечно, просто…— Томас постоянно напоминает вам о вашем положении в обществе? Он говорил, ваш отец очень богат.— А что еще он поведал вам? — Синди представила, как они детально обсуждают ее жизнь, и внутренне содрогнулась.— Томас — сложный человек, — заметила Реджина, — но, думаю, со временем вы к нему привыкнете. Если выдержите, конечно. Хотя сейчас он, наверное, испытывает некоторый шок, — добавила задумчиво мисс Таббс. — Из — за того, что вы общаетесь с такими, как Брюс.— Между прочим, — загорячилась Люсинда, — Брюс…— …Мужчина, подобных которому я никогда не встречала, — расхохоталась Реджина, заканчивая фразу, и девушка поняла, что испытывает к ней по-настоящему теплое чувство.Нелсон увел мисс Таббс танцевать. Синди неохотно вернулась к столу, за которым сидел Томас. Она видела, какое впечатление он производит на женщин, но сам Райс или не замечал этого, или просто не обращал внимания.— Теперь я понимаю, почему отца беспокоит ваш образ жизни, — заметил он.В оглушительном шуме его низкий голос прозвучал волнующе интимно. Девушка подняла на него глаза, в груди у нее что-то тревожно замерло, но она, подавляя смущение, сухо ответила:— Я никогда не собиралась вести его постоянно.— Значит, последние несколько месяцев вас просто втягивали в разгульные компании против вашей воли? — насмешливо спросил Райс.— Как вы можете судить? Вы же меня совсем не знаете.— Полагаю, достаточно. — Томас со снисходительной усмешкой оглядел зал, и девушка почувствовала, что закипает от возмущения.— А вашей невесте здесь, кажется, нравится, — заметила она резко.— Новое всегда привлекает. На короткое время.— Похоже, вам ни разу не приходилось веселиться?— Вы действительно так думаете? — Райс перевел взгляд на Люсинду, и зал медленно закружился вокруг нее.— А разве не так?— Перед тем, как начать работать, я проводил время не только за книгами, — ответил босс.— Ив какой-то момент решили, что вам не нужно расслабляться?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...